Slayers - Time Of Changes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Зеленая тень.


Зеленая тень.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Зеленая тень.
Кое-какие данные о вселенной Slayers (из вполне официальных источников, мои домыслы будут изложены отдельно):
Когда-то Повелительница Кошмаров (The Lord of the Nightmares), она же Эль-сама (L-sama), создала четыре мира. В каждом из этих миров имеется один бог и один Повелитель Тьмы.
Повелители Тьмы четырех миров:
Рубиноокий Шабранигдо (Ruby Eye Shabranigdo), Дуградигдо Темная Звезда, он же Даркстар (Dugradigdo Darkstar), Синева хаоса (Chaotic blue), Туман Смерти (Death Fog)
Насчет богов – я знаю только двух:
Бог-дракон Цефеид (Dradon God Cepheid) и Вольфеид.
Шабранигдо, соответственно, Темный Лорд мира, где обитают Лина и компания, а бог этого мира – Цефеид. Шабранигдо создал себе пять подручных, у Цефеида, если не ошибаюсь, их четыре.
Подручные Шабранигдо ( самые сильные мазоку этого мира):
Повелитель преисподней (Hellmaster, Мэй-о-сама) Фибриццо, Демонический Король драконов (Demon Dragon King, Марю-о-сама ) Гаав , Повелительница зверей (Beastmaster, Джуу-о-сама) Зелас Металлиум, Ха-о-сама Дайнаст Граушеллар (Dynast Grawshellar) и Кай-о-сама Глубоководный Дельфин (Deep Sea Dolphin). Насчет двух последних – ничего, кроме имен, сказать не могу, я даже не знаю, как звучат их титулы на английском.
Слугами Шабранигдо являются также и более мелкие мазоку – существа, питающиеся отрицательными эмоциями.
Подручные Цефеида:
Водный Король Драконов (Water Dragon King), Огненный Король Драконов - Валла Базаард (Fire Dragon King – Valla Bazaard), Дракон Земли и Дракон Воздуха (с этими двумя опять же не очень понятно, о них я знаю только понаслышке).
Также существуют рыцари Цефеида, его служители среди людей(?) (кстати, старшая сестра Лины – Луна Инверс – рыцарь Цефеида)
Теперь относительно магии.
Существуют три вида человеческой магии (черная, белая и шаманская) и магия золотых драконов (так называемая «божественная магия»).
Белая магия – это заклинания исцеления, изгнания духов, защитные барьеры и прочие полезные мелочи типа рыболовного заклинания. Ее часто используют священники и жрецы.
Черная магия - боевые заклинания, заклинания призыва, некромантия и проклятия.
Шаманская – боевые заклинания, левитация и т.д.
Заклинания черной магии черпают силу у Повелителей Тьмы и их подручных.
Шаманская магия использует силу стихий (огонь, вода, земля, воздух), а также энергию астрала.
На чем основаны заклинания белой магии, я не знаю.
Лина Инверс использует заклинания черной и шаманской магии, иногда заклинание исцеления.
Зелгадис – маг-шаман, может использовать заклинание исцеления.
Амелия – белая магичка, но также использует шаманскую магию (от Зела научилась)
Филия – золотые драконы используют особый вид магии, недоступный людям, который базируется на силе Королей Драконов /*но, разумеется, Гаав тут не при чем*/. Также они могут использовать некоторые человеческие заклинания.
Вальгаав – /* начинаю исправлять ошибки*/ честно говоря, я не совсем понимаю, какую магию он применял в "Try". То ли он получил силу Гаава после его смерти, то ли еще что. О специальной магии древних драконов мне ничего не известно.
Сильфиль – вообще-то тут она никаким боком, так как в фанфике ее не будет, но она – священница и может колдовать Dragon Slave.
Кселлос – он мазоку, и принципы действия его магии мне неизвестны.
Заклинания (мне кажется, стоит дать дословный перевод и описания некоторых заклинаний, а то вдруг кто не знает английского и не видел, как эти заклинания работают ^-^)
Elmekia Lance (да, тут с переводом совсем никак) – шаманская магия (астрал). Сгусток энергии (одна штука) белого или зеленоватого цвета, иногда поток энергии.
Flare Arrow (пламенная стрела) – заклинание шаманской магии (огонь, ясное дело).Выглядит как огненная стрела, которой стреляют из невидимого лука, иногда просто бросают, как дротик.
Flare Lance (пламенное копье) – шаманская магия (огонь), очень похоже на Flare Arrow, только, вроде, чуть помасштабнее.
Fireball (огненный шар) – шаманская магия (огонь). Огненный шар он и есть огненный шар. Думаю, все представляют.
Freeze Arrow (морозная стрела) - шаманская магия (вода). Ледяной вариант Flare Arrow.
Ra Tilt (я не уверена в переводе, но возможный вариант - «копье Ра»; Ра – бог солнца в египетской мифологии) – шаманская магия (самое мощное астральное заклинание), лучше всего работает против мазоку (так как у них астральное тело важнее физического).
Текст:
You, who floats in eternity and infinity; ( ты, сущий в вечности и бесконечности)
Origin of all hearts (источник всех душ)
Everlasting flame of blue; (вечное голубое пламя)
The power sleeping in my soul; (сила, спящая в моей душе)
Come, you all, from infinity, (придите, все вы, из бесконечности)
and make your judgement now ( и вершите свой суд)
Атака выглядит как поток света (?) и ветра (?), исходящий от ладоней мага.
Gaav Flare (пламя Гаава) – черная магия, призывает силу Демонического Короля Драконов Гаава. В связи с его смертью больше не работает. Должно выглядеть как поток огня, который маг направляет в цель.
Lightning (молния) – белая магия. Заклинатель создает светящийся шарик; размер и яркость освещения зависят от желания заклинателя. Также возможна вспышка очень яркого света, длящаяся всего пару секунд.
Ну, пока это все.
Заклинания будут описываться по мере их применения в фанфике.
Если кто-нибудь видит фактические ошибки или хочет что-то дополнить – пишите в отзывах или на мыло (ошибки я, скорее всего, исправлю; буду благодарна за дополнения - я всегда рада узнать что-то новое, да и всем остальным, наверное, будет интересно)
А теперь мои домыслы.
Во-первых, насчет магии Вальгаава - обойдется!!! Пусть побегает без магических способностей, а то это прямо читерство какое-то получается. Можно попробовать это объяснить так: вероятно, делами воскрешения и всем подобным заведует лично Повелительница Кошмаров, а она, как известно, крайне капризная особа, ну вот и оставила бедного Валя совсем без магии.
Кстати, насчет собственно воскрешения – оно, конечно, достаточно странно, но мне очень не хотелось вешать Филии на шею ребенка, а со взрослым Вальгаавом можно сотворить много интересного. И я, разумеется, представления не имею, должен он был возродиться просто драконом или сохранить свою мазоковскую половину, но как-то так уж вышло, что Вальгаав как дракон-мазоку для меня гораздо интересней /*или удобнее, это уж как посмотреть*/
Во-вторых, кое-что собственно о мире:
Насчет Кхемъялы – этот город, само собой, выдуман мной, и находится в юго-восточной части полуострова, не знаю уж, на территории какого королевства.
И, наконец, касательно магии – так как мне не хватало уже существующих заклинаний, я просто выдумала несколько. Так что если видите совсем незнакомые названия – не удивляйтесь.
Soul Lance (духовное копье) – шаманская магия (астрал). Заклинание, разрушающее магические преграды. Сила атаки зависит от способностей мага. При прочтении требует полной концентрации, поэтому в бою применяется редко. Как выглядит – см. в тексте.
Глава 1
Возрождение Вальгаава /*пафосно-то как, блин…*/
Время близилось к полудню. Солнце освещало небольшой домик, стоящий на вершине холма. Из домика слышались голоса. Похоже, там спорили двое:
- И не вздумай ее будить, мы что, сами не справимся?!
- Но, босс, мы не умеем готовить…
- А чего тут сложного, побросать все в котел, и на огонь.
- Ну… - у говорящего, похоже, кончились разумные аргументы (да и неразумные тоже)
Заглянув туда, мы бы увидели уродливого людоящера и одноглазого лиса, стоящих около лестницы на второй этаж, причем ящер загораживал лису дорогу наверх. «Ладно, потопали на кухню…» - лис смирился с тем, что придется провести пару часов у плиты.
В это время наверху лучи солнца, проникающие сквозь розовые занавески, сумели, наконец, прицелиться и осветить лицо спящей светловолосой девушки. Девушка сонно заворочалась и вдруг подскочила на кровати с воплем: «А-а-а! Я проспала!!!». При этом одеяло отлетело в сторону, явив миру розовую ночную рубашку, обшитую кружевами, длинные стройные ножки и… хвост с завязанным на конце розовым бантиком.
/*Вас еще не смущает избыток розового цвета? В этой комнате розовым (ну, в крайнем случае, белым) было абсолютно все, что возможно. В общем, кошмар мазоку наяву. А все потому, что обитала здесь жрица Короля Огненных Драконов, Филия. */
Филия соскочила с кровати, и, не открывая глаза, двинулась в сторону ванной. И, разумеется, запнулась об тумбочку, стоящую рядом (она, все-таки, не Кселлос – с закрытыми глазами шастать). Далее драконица двигалась по произвольной траектории под действием силы тяжести. До ванной она добралась через пару минут, немного помятая от столкновения со шкафом и дверью ванной.
/*Вы не думайте, Филия не пьет, просто спросонья, да с закрытыми глазами – координация движений никакая */
После тридцатисекундного созерцания себя любимой в зеркале она повторила чуть спокойнее: «Я проспала. Надеюсь, Гравес и Джиллас не натворили ничего ужасного, оставшись без завтрака». После этого мы покинем ее, ведь подглядывать за девушкой, даже если она дракон, неприлично.
Приведя себя в порядок, Филия спустилась вниз. С кухни ощутимо пахло горелым. А еще там ругались Джиллас и Гравес.
- Я же говорил, надо больше воды! И картошку, похоже, надо еще и чистить…
- Босс, вы сказали, покидать все в котел, и на огонь. Я так и сделал.
- Ладно, выбрось это и иди мыть котел. Только бы госпожа Филия не увидела, что мы натворили…
Филия заглянула на кухню. Ох, лучше бы она этого не делала…Во-первых, там было столько дыма, что противоположную стену не увидишь ( а до нее метра три), во-вторых, жутко воняло, да еще все кастрюли и котлы были раскиданы по полу ( подумаешь, шкаф обрушили ^-^). Драконица, обалдев, замерла в дверях. Тут ее заметил Джиллас, появившийся из дыма в обнимку с большим котлом.
- Госпожа Филия, мы не специально, мы все убе…
Лис наступил на валявшуюся на полу кастрюлю, и, потеряв равновесие, грохнулся на пол, выпустив из рук (пардон, из лап) котел. Котел пролетел через кухню по параболической траектории /*да здравствует физика, законы которой не отменяет даже мир Slayers*/ , и, к ужасу Филии, врезался в колыбельку с яйцом Вальгаава, опрокинув ее (колыбелька стояла на кухне, в самом теплом месте дома). Яйцо вылетело из колыбельки. Филия рванулась вперед, пытаясь подхватить его, хоть и понимала, что не успеет. Полупрозрачная сфера упала на пол и раскололась.
Филия пронзительно закричала. Если последний древний дракон погибнет так глупо…
Полыхнул оранжевый свет, Филию отшвырнуло к двери, Джиллас что-то вопил. Время будто остановилось; происходило что-то странное и пугающее, что-то, что золотая драконица не могла осознать.
Сияние погасло. На полу кухни, еще недавно чистом, среди разбросанных кастрюль лежал дракон-мазоку Вальгаав. Однако он не был ребенком, он был таким, как в тот день, когда Филия и остальные впервые столкнулись с ним. Вальгаав лежал на боку, скорчившись и обхватив себя руками; он был полностью обнажен, растрепанные бирюзовые волосы закрывали лицо.
Вместе с оранжевой вспышкой исчез и дым из кухни (с чего бы это?). Ошарашенная Филия прислонилась к дверному косяку, пытаясь хоть на чем-нибудь сфокусировать взгляд. Неожиданно она увидела Вальгаава. Что еще оставалось бедной драконице? Она покраснела и грохнулась в обморок.
Филия пришла в себя оттого, что кто-то тряс ее за плечи. Драконица осторожно приоткрыла глаза. Этим кем-то оказался Джиллас. Лис помог ей сесть; при этом с его морды не сходило извиняющееся выражение.
Пару секунд Филия не могла сообразить, что она делает на полу, почему рядом валяется покореженная кастрюля, а Джиллас бормочет извинения. Филия потрясла головой, пытаясь избавиться от шума в ушах /*да, черепушка у нее оказалась покрепче, чем та несчастная кастрюля…*/ и неожиданно вспомнила – Вальгаав. Собственно, вспомнила потому, что узрела сиё существо, сидящее на полу в паре метров от нее. Джиллас, похоже, не совсем лишился способности соображать, так как, пока Филия была без сознания, выдал ему какое-то полотенце, чтобы он прикрылся.
Единственная мысль, пребывающая в голове Филии в тот момент, была: «Ну и что мне теперь делать?». Впрочем, эту проблему она разрешила достаточно быстро, произнеся что-то вроде «с возвращением, Вальгаав», а потом обратилась к Джилласу и Гравесу: «Джиллас, найди ему какую-нибудь одежду, а я пока здесь приберусь. А ты, Гравес, чини шкаф. И нечего на меня так смотреть, сломали – исправляйте».
Филия занялась уборкой, практически забыв о Вальгааве и прочих текущих проблемах вроде «как теперь готовить обед» и «кого отправить на рынок». Наверное, ее должны были насторожить доносящиеся из глубины дома обрывки фраз:
- …ты что, думаешь, я надену ЭТО…?
- …но госпожа Филия…
- …я же сказал – ни за что…
- …вы же не будете ходить совсем без одежды…
Но через пару минут Филии пришлось лицезреть результаты этого диалога. Она как раз начала мыть пол, когда на кухню вошел Джиллас, а за ним и Вальгаав. В платье. Розовом. Думаю, навсегда останется тайной, как Джиллас сумел уговорить Вальгаава надеть одно из платьев Филии, да и как ему вообще удалось напялить платье на широкоплечего дракона-мазоку. Но факт остается фактом – перед Филией и Гравесом (который так увлеченно чинил шкаф, что ничего не заметил) предстал Вальгаав в розовом платье. Тут уже изрядно расшатанные нервы золотой драконицы не выдержали – она завизжала (уже в который раз за этот день…), выхватила палицу и, размахнувшись, попыталась ударить Вальгаава (или Джилласа, но плохо прицелилась). Причем именно попыталась – древний дракон просто рукой отвел удар и палица впечаталась в пол, проделав в нем изрядную дыру. Филия палицу из рук не выпустила и под действием инерции /*да здравствует физика!*/ повалилась вперед, растянувшись на полу перед Вальгаавом. Неизвестно, что еще могла бы натворить золотая драконица, у которой совершенно снесло крышу, но тут ей на голову кто-то (кто бы это мог быть?) выплеснул ведро мыльной воды. Филия малость пришла в себя и с воплем: «А пошли вы все…!» унеслась к себе в комнату. Вальгаав со вздохом поставил пустое ведро на пол и вышел во двор, с трудом подавив в себе желание придушить Джилласа.
Добравшись до своей комнаты, Филия окончательно успокоилась. Она переоделась и ополоснула волосы, а потом села у окна подсохнуть и обдумать неотложные дела. В списке неотложных дел значилось:
1. Отправить Джилласа на рынок за продуктами
2. Извлечь палицу из подвала
3. Проверить, починил ли Гравес посудный шкаф, и сказать ему заделать дыру в полу
4. Вымыть пол на кухне
5. Приготовить, наконец, завтрак (или, скорее, обед). Кстати, а есть ли из чего готовить?
Тут Филия посмотрела в окно и увидела сидящего под деревом Вальгаава в розовом платье.
6. Сказать Джилласу купить одежду для Вальгаава.
После этого Филия спустилась вниз и начала реализовывать список. Пока она управилась со всеми делами, наступил вечер (почти наступил). В результате обед плавно перетек в ужин, впрочем, это никого не смутило, ведь по вполне понятным причинам никто не смог позавтракать.
Филия вышла из дома. Заходящее солнце, пока еще довольно яркое, ослепило девушку. Филия машинально сделала шаг назад и столкнулась с кем-то, кто стоял в дверях у нее за спиной. Впрочем, она тут же шарахнулась в сторону, поняв, что это Вальгаав. Он прошел мимо Филии, будто не заметив ее (а ведь только что с ней столкнулся) и направился к калитке.
- Ты куда? – Филия произнесла это, не задумываясь, она была в растерянности, ведь, хотя Вальгаав и был когда-то врагом, сейчас она не ощущала в нем ни озлобленности, ни ненависти, только какую-то пугающую обреченность.
- Не знаю. Куда-нибудь, - Вальгаав обернулся, немного удивленный вопросом Филии. Он не испытывал к ней ненависти, но полагал, что она должна ненавидеть его.
/* Не умеет Филия ненавидеть, просто не умеет. Она слишком добрая и сострадательная для этого. Ее можно довести до нервного срыва, и она будет жутко злиться, но ненавидеть она не будет даже мазоку, сколько бы она об этом не вопила.*/
Филия стояла у двери, и ее волосы будто светились под лучами солнца.
- Ты вернешься домой? – Филия сама не понимала, зачем спрашивает.
- У меня нет дома.
- Тогда зачем ты уходишь? – Филия неожиданно почувствовала, что ей очень жаль Вальгаава, и она вовсе не хочет его прогонять.
- А разве я могу остаться?
- Если захочешь.
Филия ушла в дом, не дожидаясь ответа.
Древний дракон стоял около колодца. Он слишком устал, чтобы куда-то идти и что-то искать.
Глава 2.
Пророчество
Так уж получилось, что Вальгаав остался в доме Филии. Впрочем, большую часть времени он в одиночестве бродил где-нибудь. Возможно, он старался не нервировать своим присутствием Филию, возможно, сам не хотел никого видеть.
Вальгаав вставал на рассвете, еще раньше, чем золотая драконица, рубил дрова, ездил за водой к роднику, если была необходимость (у Филии в хозяйстве была лошадь), потом готовил завтрак (как выяснилось, дракон-мазоку неплохо умел готовить) и, захватив с собой немного еды, куда-то исчезал. Возвращался же он после заката, когда все уже спали. Никто не знал, где он бывает; Джиллас вначале пытался интересоваться, но, видя, что Вальгаав этим не слишком доволен, в конце концов, отстал.
Пожалуй, если во дворе твоего дома неожиданно что-то взрывается, это достаточный стимул для того, чтобы проснуться, быстро (именно быстро) одеться и побежать смотреть, что же произошло.
Однажды, ясным августовским утром, когда в голове Филии уже бродили шальные мысли о том, что пора бы вставать и что-нибудь делать, во дворе прогремел взрыв. Филия подскочила к окну, по ходу дела запнувшись о тумбочку. Посмотреть было на что: сарай превратился в груду горящих досок, Вальгаав (похоже, сильно обожженный) привалился спиной к дереву. Золотая драконица кое-как натянула платье и босиком бросилась во двор, бормоча себе под нос: «Так вот где Джиллас прячет свою пиротехнику».
Тут, пожалуй, следует пояснить, что за проблема была с «пиротехникой» Джилласа. Лис никак не хотел прекращать свои эксперименты (пока они жили в городе, это очень раздражало соседей), однако последствия были зачастую слишком разрушительными, поэтому Филия, в конце концов, запретила ему заниматься изобретательством. Однако единственное, что этот запрет изменил, это то, что Джиллас стал прятать «пиротехнику».
Филия выскочила на улицу. Догорающие обломки сарая ее абсолютно не заинтересовали. Золотая драконица подошла к Вальгааву; он был без сознания. /*Да, мощные у Джилласа ракеты, не Dragon Slave, конечно, но все-таки…*/
Осмотрев Вальгаава, Филия произнесла какую-то фразу на древнем языке. Хотя у древнего дракона было несколько серьезных ожогов, здесь было достаточно несложного исцеляющего заклинания. Раны начали затягиваться, и через пару минут единственное, что напоминало о том, что Вальгаав пострадал от огня, была его прожженная в нескольких местах рубаха.
Увидев, что дракон-мазоку приходит в себя, Филия отправилась на кухню готовить завтрак.
Где-то минут через десять в дверь кухни заглянул Вальгаав с вопросом: «Можно я здесь посижу?». В руках у него была рубашка, катушка ниток, и, видимо, иголка; древний дракон решил починить обгоревшую одежду. Филия молча кивнула.
Но, как выяснилось, шить Вальгаав почти не умел. Вскоре терпение Филии не выдержало; после того, как Вальгаав в очередной раз уколол палец, и, выразив свое возмущение по этому поводу, соединил в одной фразе злополучную иголку, мазоковскую бабушку, Эль-саму и Лину Инверс, Филия отобрала у него рубашку со словами: «Иди, с завтраком разберись, больше толку будет».
Золотая драконица критически осмотрела результаты работы Вальгаава. Собственно, его попытки что-то зашить ничего не изменили, да и трудно тут было что-нибудь сделать. Правый рукав сгорел почти до локтя, на груди красовалась большая дыра. Подумав, рукава Филия отрезала вовсе, использовав ткань на заплатку; вся починка у нее заняла чуть меньше часа. К тому времени Вальгаав закончил с едой и собрался заваривать чай.
Вообще, то, что готовил Вальгаав, чаем не являлось, это скорее был травяной отвар, не смотря ни на что очень вкусный. Травы он приносил из леса, когда возвращался поздно вечером, и ставил их в банку с водой до утра.
Вальгаав разбирал травы, что-то то ли бормоча, то ли напевая себе под нос. Филия, полуприкрыв глаза, наблюдала за ним; ей неожиданно пришло в голову, что это очень странное зрелище – древний дракон, пытавшийся уничтожить мир, заваривает чай. И она спросила:
Ты помнишь что-нибудь, что было до того, как…до…до Даркстара?
Такое не забывается, - древний дракон мрачно ухмыльнулся.
Тогда ты помнишь, как тебя убили…Кто убил…Тогда почему…? – Филия, растерявшись, замолчала.
Филия, я правда хотел уничтожить мир. Ты это понимаешь?! Уже после того, как Даркстар поглотил меня, я осознал, что совершаю ошибку…Но изменить ничего не мог. Я видел всех вас, понимал, что вы что-то мне говорите – но не слышал ничего. Я был заперт в своем теле и хотел умереть. И, наверное, умер…
Но сейчас ты жив… - Филия почти прошептала это.
Меня как будто разбили на части и собрали заново – но не полностью, - Вальгаав неожиданно швырнул травы, которые держал в руках, на пол. – Бред! Все это бред! В этом мире мне не место…
Вальгаав резко повернулся и вышел из кухни.
Филия сидела, не двигаясь, ошарашенная этой вспышкой.
/*Только древнего дракона с суицидальными наклонностями ей не хватало…Хотя, конечно, до суицида дело не дойдет; ну, психанул Вальгаав, так пойдет, доломает, что от сарая осталось, и успокоится. */
До Филии донесся грохот – похоже, Вальгаав крушил что-то на улице. Драконица вздохнула и пошла звать Джилласа и Гравеса завтракать.
Филия задумалась. С деньгами временные проблемы, а сарай починить надо. В результате Джиллас и Гравес были отправлены в лес, заготавливать стройматериалы. Сама драконица решила воспользоваться тем, что все /*все=Джиллас и Гравес, они всегда стремятся помочь, но только мешают*/ ушли и никто не путается под ногами и, наконец, устроить генеральную уборку. Нацепив фартук и подвязав волосы, Филия принялась за дело.
Примерно в то же время Вальгаав почувствовал, что проголодался (неудивительно, он ведь так и не позавтракал), и заглянул на кухню поискать что-нибудь съедобное. В котле, висящем над очагом, оставалось немного каши /*честно говоря, ума не приложу, что могла Филия приготовить на завтрак, поэтому пусть будет так*/. Вальгаав поленился подогреть ее и съел холодной. После минутного размышления древний дракон заключил, что ему также досталась почетная обязанность мыть котлы, чем он собственно и занялся.
Прошел еще час. Вальгаав посчитал, что если уж он сегодня никуда не ушел, следует заняться чем-нибудь полезным, и отправился собирать разлетевшиеся по довольно обширной территории обломки сарая. Закончив, он присел в тени под деревом. Солнце стояло в зените, от жары все вокруг замерло, и казалось, что светило так и останется неподвижно висеть прямо над головой. Легкий ветерок шевелил ветви дерева; один из листьев неожиданно сорвался с ветки и спланировал вниз, задев лицо Вальгаава. Древний дракон улыбнулся уголками губ. Все было так спокойно и мирно...Незаметно для себя Вальгаав задремал.
Разбудил его пронзительный крик, донесшийся откуда-то из домика. Дракон-мазоку мгновенно вскочил на ноги и бросился туда. Кричать могла только Филия.
Вальгаав вбежал в распахнутую дверь кухни и замер. Филия лежала на полу в луже воды, рядом валялось опрокинутое ведро и швабра; похоже, она собиралась мыть пол. Золотая драконица была без сознания.
Неожиданно Филия приподнялась и села. Ее глаза были широко раскрыты, но не выражали ничего. Она заговорила:
"Темная кровь не уходит в землю, и отроки безмолвия снова пришли в этот мир...Око хаоса вновь взглянет на белый город...Огненное дитя разрушит печать вечности и, забыв о слезах пустоты, посмеет призвать рожденную из плоти Повелителя Тьмы...Дитя льда встанет рядом с теми, кто уничтожил темную звезду, и прекратит страдания Той, Кому Не Дали Уйти...Иначе весь мир утонет в глазах зеленой тени..."
Последние слова золотая драконица практически выкрикнула, глаза ее закрылись, и она рухнула на пол.
Вальгаав стоял, ошарашенный, у двери. Он ничего не знал о даре прорицания, которым обладали некоторые жрецы Короля Огненных Драконов, и все, сказанное Филией, показалось ему просто бредом.
Что со мной? – Филия пошевелилась и попыталась сесть.
Не знаю. Я услышал, как ты закричала, и прибежал сюда, ты лежала на полу - Вальгаав не понимал, что произошло.
Вот и я не знаю. Ой, голова как болит…Я пойду к себе, отдохну. Ты не мог бы тут прибраться? – Филия встала и, немного шатаясь, пошла к лестнице.
Ага, приберусь, - Вальгаав все еще пребывал в состоянии крайнего удивления.
***
Далеко-далеко на севере, в подземельях под развалинами древнего храма, в маленькой комнате, в которой, несмотря на отсутствие ламп или факелов, было светло, на каменном столе, похожем на алтарь, лежала книга. Лежала она там уже тысячу лет, и за это время никто не появлялся в комнате. И лежала бы спокойно еще тысячу лет, если бы не занесло туда случайно одного мага-химеру, который, проигнорировав предупреждение, написанное на двери, вышиб оную фаерболом (видно, защитное заклинание выдохлось) и попытался унести книгу. Но это ему не удалось, пришлось читать прямо там, благо света было достаточно. Правда, понять он смог только одно странное заклинание. После этого маг-химера покинул развалины, не удосужившись даже починить уничтоженную им дверь.
Глава 3.
Принцесса и дракон
Утренний лес... Лучи солнца, просвечивая сквозь листья деревьев, приобретают прозрачно-зеленый оттенок, просто невозможный в любое другое время суток, или, проходя через капли еще не высохшей росы, разлетаются маленькими радугами. Нет ни ветерка, и только тихие шаги одинокого путника нарушают торжественную тишину. Весь лес кажется храмом какого-то древнего бога. Впрочем, возможно, когда-то давным-давно здесь и стоял храм, и покрытые мхом валуны - остатки его стен. В таком лесу хорошо бродить в одиночестве, ведь звук человеческого голоса разрушает его хрупкое очарование.
Путником, посетившим храм лесного божества, был дракон-мазоку Вальгаав. Этим утром он встал раньше обычного (впрочем, не раньше, чем Филия, которая собиралась в город на ярмарку) и отправился в лес. Постороннему наблюдателю могло бы показаться, что древний дракон заблудился среди бесконечных древесных стволов и уже отчаялся найти дорогу, но Вальгаав прекрасно знал, куда он идет. Направлялся он к небольшому лесному озерцу, где собирался провести весь день. Единственной причиной того, что шел он медленно, было то, что в лесном храме спешка казалась неуместной и ненужной. Добравшись до озера, Вальгаав разделся и нырнул в прохладную воду...
Однако уже к полудню дракон-мазоку проголодался и с сожалением обнаружил, что не взял с собой абсолютно ничего съедобного. Подумав, он решил вернуться домой и пообедать. Вальгаав быстро собрался и зашагал в сторону лесной опушки. Впрочем, до нее он добрался только часа через два.
Погруженный в свои мысли, он не заметил, как приблизился к кромке леса. Но тут впереди, за холмом, где находился дом Филии, что-то взорвалось. Не то что бы Вальгаава это сильно обеспокоило (опять Джиллас что-то натворил...), но он ускорил шаг.
Поднявшись на вершину холма, Вальгаав резко остановился, будто налетев на невидимую стену. Отсюда открывался прекрасный вид на город, похожий на цветную заплатку на ровной зелени полей, и на окутанные дымкой холмы на горизонте. Но в данный момент отнюдь не этот пасторальный пейзаж привлек внимание древнего дракона: на месте дома Филии были развалины. Причем выглядело все так, будто несчастное строение было расплющено мощным ударом сверху.
Дракон-мазоку бегом спустился вниз и остановился около того, что осталось от уютного домика Филии. Он был растерян, и, пожалуй, напуган, и никак не мог вспомнить, когда собиралась вернутся с ярмарки Филия и что сегодня делали Джиллас и Гравес. Он понимал, что надо бы разобрать обломки, но боялся того, что может увидеть.
Позади него раздался стук копыт и тут же затих.
- Я всегда знала, что в твоей душе нет места свету, мерзкое чудовище! Ты посмел причинить вред госпоже Филии, которая приютила тебя! Твое существование оскорбляет небеса! Я, Амелия Вин Тесла Сейрун, покараю тебя во имя Справедливости, и Молот Правосудия в моих руках сокрушит тебя! Elmekia Lance!
- Какого ...?! - Вальгаав заметил, что к нему кто-то обращается, только на словах "во имя Справедливости" и суть монолога совершенно не уловил, но что такое Elmekia Lance, он знал хорошо. Древний дракон попытался увернуться от заклинания, и это ему удалось, но он запнулся о какую-то доску и растянулся на земле.
/*Думаю, теперь следует пояснить, что же тут все-таки делает Амелия. Нет, она появилась не потому (во всяком случае, не только потому), что автору так захотелось; ее появлению есть вполне логичное объяснение. Когда стало ясно, что Вальгаав остается у нее, Филия отправила письмо Амелии в Сейрун, чтобы поделиться новостью. Впрочем, золотая драконица с радостью известила и остальных друзей (ну, кроме Кселлоса, пожалуй), если бы имела хоть малейшее представление о том, где их всех носит. Ну, в общем, Амелия получила письмо через месяц после того, как оно было отправлено, и тут же собралась проведать Филию. Добравшись, она увидела развалины, Вальгаава - ну и сделала соответствующие выводы.*/
"Fireball!" - Амелия наконец сообразила, что ее первое заклинание не попало в цель, и решила повторить процедуру. Но пока Амелия тормозила, Вальгаав малость пришел в себя после падения и от Fireball'а тоже увернулся. Амелия, будучи очень целеустремленным ребенком, атаковала еще раз.
- Flare Arrow! Получи, монстр!
- Амелия...!
- Fireball!
- Что...
- Freeze Arrow!
- ...ты...
- Flare Lance!
- ...творишь!
Последнее заклинание чуть-чуть зацепило Вальгаава, который до этого вполне успешно уворачивался от бестолковых атак Амелии. Древний дракон разозлился: не то чтобы он собирался убивать Амелию, но и успокоить ее без рукоприкладства способа не видел. Амелия тем временем решила применить тяжелую артиллерию:
- О источник всех душ, сущий...сущий...ой, блин, слова забыла...как там господин Зелгадис говорил...А, вспомнила!
О источник всех душ, сущий в вечности и бесконечности...
- Gaav Flare! - Вальгаав решил действовать, не дожидаясь, пока Амелия дочитает Ra Tilt. И ничего не произошло. Gaav Flare просто не сработал. Собственно, дракон-мазоку мог бы и сообразить, что если лорд, к силе которого обращается заклинание, мертв, то ничего работать не будет. А все заклинания Вальгаава были основаны на силе Повелителя Драконов Гаава, уничтоженного Хеллмастером Фибриццо не без участия Лины и компании. В общем, он просто не мог использовать магию. /*Обидно, да? Особенно когда тебя пытается прикончить буйнопомешанная девчонка*/ Положение стремительно приближалось к безвыходному.
- ... сила, спящая в моей душе... - Амелия, даже будучи полностью сосредоточена на чтении заклинания, умудрилась принять пафосную позу. То есть попыталась принять. Делать что-то подобное, сидя на лошади, особенно если у тебя нелады с чувством равновесия и вечный конфликт с силой тяжести, небезопасно. В общем, Амелия грохнулась на землю (ну, ей не привыкать...).
- Амелия, послушай... - Вальгаав предпринял последнюю попытку как-то урезонить принцессу.
- Мне не о чем с тобой разговаривать, чудовище! Flare Ar...Ой... - прямо в лоб Амелии вписался обломок доски, брошенный Вальгаавом. Принцесса на пару минут отрубилась.
Когда девушка пришла в себя, то обнаружила, что лежит на земле, связанная, и рот у нее замотан чем-то подозрительно похожим на обрывок подола ее собственного платья. Рядом сидел, глядя куда-то в сторону, дракон-мазоку Вальгаав. Через пару минут Амелия, возмущенная тем, что ее не только связали, но еще и нагло игнорируют, заворочалась и попыталась как-то привлечь его внимание. Вальгаав, казалось, ничего не замечал. В конце концов принцесса умудрилась как-то извернуться и попыталась пнуть Вальгаава. Древний дракон, однако, не стал ждать, пока острый каблучок Амелии впечатается ему пониже спины и проворно вскочил на ноги.
- Очнулась, значит...Слушай внимательно. Во-первых, я не знаю, что здесь случилось и не имею к этому никакого отношения, что бы ты там ни думала по этому поводу. Во-вторых, я не имею никакого желания с тобой драться. В-третьих, я тебя сейчас развяжу, и не вздумай на меня нападать, а то тебе же хуже будет. Все поняла?
Амелия кивнула. Не то чтобы она была согласна со всем сказанным, но лежать на жесткой земле связанной еще неопределенное количество времени ей абсолютно не хотелось. Вальгаав развязал ей руки, и Амелия с возмущением отметила, что вместо веревок служили опять же лоскутья от подола ее платья. Девушка тут же сдернула с лица повязку-кляп. Она была вне себя от ярости, осознавая, впрочем, что мало что может противопоставить Вальгааву в серьезной схватке.
- Ты посмел ударить принцессу Сейруна доской по голове! Небеса не простят тебе этого подлого нападения на беззащитную девушку! Неужели в этом мире нет никого, кто мог бы вступиться за невинное дитя, страдающее во имя Справедливости! Неужели воин Правосудия может уповать только на Небеса! ... - Амелия в очередной раз изобразила что-то жутко пафосное и абсолютно бессмысленное. Когда Амелия толкает речь о Справедливости и иже с ней, ее совершенно не интересует ни складность излагаемого, ни наличие слушателей. Она могла бы распинаться еще по меньшей мере минут десять, если бы ее не прервал Вальгаав.
- Будь любезна, замолчи. Насчет по голове - это была самозащита. И вообще, кто это здесь "беззащитная девушка" и "невинное дитя"? Да ты просто буйнопомешанная! - Вальгаав был совершенно не в настроении выслушивать лекцию на тему "Возмездие во имя Правосудия,Луны и т.д."
Амелия очумело хлопала глазами. Спорить с драконом было явно небезопасно. Да и не то чтобы сильно хотелось. В данной ситуации, пожалуй, наиболее разумным было бы попытаться совместно разобраться, что случилось. Поразмыслив пару минут (во время которых Вальгаав наслаждался тишиной), она приняла решение.
- Господин Вальгаав, а вы не знаете, где госпожа Филия? И что тут вообще произошло?
Далеко на севере (правда, не настолько далеко, как развалины древнего храма), на берегу неширокой, но бурной речки расположилась странная пара. Черный дракон лежал на земле, апатично поводя хвостом из стороны в сторону, а на его голове расположилась черноволосая девушка, нетерпеливо постукивающая босой пяткой по морде ящера. Девушка была невысокого роста и хрупкого телосложения (что было еще более заметно в сравнении с огромным драконом), распущенные волосы практически полностью скрывали ее лицо. Всю ее одежду составляли темная туника и черный плащ с красной отделкой.
"Теллур задерживается. Хотела бы я знать, почему... - задумчиво пробормотала девушка - Однако если его опозданию нет достойного объяснения... он пожалеет, что вылез из своей ледяной норы!". Неожиданно она вскинула голову - над деревьями, еще достаточно далеко, мелькнул силуэт летящего дракона. При этом ее волосы открыли лицо и...алый шестиугольный камень во лбу. Эта не свойственная человеческой анатомии деталь, впрочем, не слишком смущала девушку. Повелительницу драконов Рубину вообще мало что смущало.
Через пару минут дракон приземлился рядом с заснувшим черным. Новоприбывший был почти в два раза меньше, и его чешуя отливала серебром. От головы к лопаткам сбегала роскошная бело-голубая грива. Глаза, дымчато-серые, походили на горный хрусталь в серебрянной оправе. Теллур был ледяным драконом, представителем третьей (и последней) разумной драконьей расы. В то время, когда золотые драконы сражались с древними, ледяные предпочли держаться в стороне (народ этот очень немногочислен, и поэтому и золотые, и древние не особо пытались склонить их к союзу) и ушли на север, где и обитали уже тысячу лет, не появляясь в более теплых краях и почти не попадаясь на глаза людям.
Ледяной дракон мотнул головой. Он понимал, что разговор с повелительницей откладывать нельзя, а значит, нужно превращаться. Что он собственно и сделал. Перед Рубиной появился высокий юноша с бледно-голубой кожей и белыми волосами.
- Ты все сделал, как я говорила? - с этими словами Рубина спрыгнула на землю, - Ну, не молчи, - она ободряюще улыбнулась.
- Д-да, госпожа, - ледяной дракон до смерти боялся этой невысокой девушки с обманчиво добрыми глазами, особенно когда она так улыбалась, - я нашел место, где было произнесено пророчество и уничтожил его. Это был дом в паре километров от города. От него осталась груда обломков. Тот артефакт, который вы мне дали - он страшно мощный.
- Я и не сомневалась в его возможностях. Давай его сюда. Стоит проверить эту игрушку на более крупных целях. Какой-нибудь город, например...Я этим займусь. Чуть позже...
Повелительница драконов взяла из рук Теллура небольшой темный камень в золотой оправе, висящий на длинной тонкой цепочке. Ощутив окружающую камень магическую ауру, она удовлетворенно улыбнулась - артефакт почти не разрядился от использования. Рубина задумалась: владея столь мощным оружием...
Ледяной дракон стоял рядом, не очень представляя, что ему теперь делать - с одной стороны, госпожа не отпускала его, с другой - возможно, его присутствие ей мешает. Его сомнения разрешила сама Рубина. Отвлекшись от созерцания камня, она рявкнула : " А ты чего тут стоишь?! Можешь убираться к мазоковской бабушке, ты мне сейчас не нужен!"
Теллур превратился обратно в дракона, и, расправив крылья, полетел на север - прочь от той, что сумела подчинить свободное племя ледяных драконов. Они были свободны почти тысячу лет, а потом пришла она - и никто не знает, что она сделала, но она сломила их волю; ее ненавидели - но подчинялись. Почти все подчинялись.
Глава 4.
Начало пути.
- Господин Вальгаав, что тут случилось? - Амелия, видя, что Вальгаав задумался и не слышал ее, повторила вопрос.
- Не знаю. Что-то в последнее время я слишком часто чего-то не знаю или не понимаю. Кстати, как ты здесь оказалась? - Вальгаав старался хоть как-то оттянуть момент, когда придется что-то делать, и, может быть, узнать, что Филия, Джиллас и Гравес мертвы.
Да, часто древнего дракона раздражала суетливость Джилласа и заторможенная реакция Гравеса, но он привязался к ним, хотя никогда бы в этом не признался. А Филия... . Вальгаав чувствовал, что его присутствие выбивает ее из равновесия, она не знает, как себя вести. Впрочем, он сам иногда нервничал в ее присутствии - для древнего дракона мирно сосуществовать под одной крышей с золотым достаточно странно. К тому же Вальгаав до сих пор не мог понять, почему она предложила ему остаться; он догадывался, что Филия его жалеет, но не мог понять такого отношения к бывшему врагу (в первую очередь потому, что, с точки зрения дракона-мазоку, враг не может быть "бывшим").
Но Амелия вдруг проявила не свойственное ей здравомыслие:
- Господин Вальгаав, не важно, как я здесь оказалась. В первую очередь надо выяснить, что с госпожой Филией и остальными.
Древний дракон молча кивнул. Он только что признался себе, что судьба Филии, Джилласа и Гравеса ему не безразлична и пребывал в состоянии крайнего удивления по этому поводу.
- Levitation! - по непонятным причинам Амелия решила, что ей будет удобнее болтаться в воздухе, - господин Вальгаав, я сейчас раскидаю развалины магией, вы не могли бы отойти?
- Я не думаю, что стоит...- Вальгаав заметил, что Амелия совершенно его не слушает, уставившись на что-то позади него. Древний дракон обернулся.
- Госпожа Филия...хнык-хнык...я думала, вы умерли... - принцесса повисла на шее у золотой драконицы, попутно свалив ту с телеги. /*да уж, трудно удержаться в вертикальном положении, когда с высоты метров в десять пикирует буйная девчонка и виснет на тебе*/
Филия, с трудом высвободившись из объятий Амелии, поднялась на ноги. Хотя вид развалин на месте ее дома шокировал золотую драконицу, она старалась держать себя в руках. Поняв, что от принцессы, которая непонятно почему вдруг совершенно раскисла, подробностей о происходящем не добьешься, она обратилась к Вальгааву.
- Что здесь случилось?! /*этот вопрос уже становится неоригинальным...*/
- Ума не приложу, - Вальгаав продолжал разглядывать руины, пытаясь понять, что могло произвести такие разрушения.
- Ладно, - Филии, впрочем, даже в голову не пришло, что Вальгаав может быть виноват в случившимся. Тут золотую драконицу наконец настигла мысль, болтавшаяся на краю сознания с того момента, когда она увидела развалины, - а где...где Джиллас и Гравес?!
- Не знаю.
- Я...я сказала им оставаться дома...Если они были там, когда...О боги...что я натворила...что я..., - девушка схватила Вальгаава за руку, - что мне делать?! Вальгаав, что мне теперь делать?! - пальцы ее разжались, и, выпустив руку Вальгаава, она рухнула на землю и разрыдалась.
Дракон-мазоку был в растерянности - он абсолютно не умел утешать плачущих девушек. Точнее, знал только один радикальный метод прекратить истерику. Вальгаав огляделся. Колодец, а также ведро при нем, как ни странно, уцелели...
Через пару минут мокрая Филия, продолжая всхлипывать, была, однако в состоянии его выслушать.
- Успокоилась? Хорошо. С чего ты решила, что они были в доме? Мы же еще даже не пытались их искать. Наверняка Джиллас удрал в лес, откапывать свою захоронку с фейерверками, и Гравеса с собой прихватил. /*после инцидента с сараем "пиротехника" Джилласа была изъята Филией и уничтожена, хотя кое-что он, похоже, успел припрятать где-то в лесу*/
- Госпожа Филия, - неожиданно раздался голос Амелии, - я уверена, что Небеса не позволили им погибнуть! Вы должны верить в это, и все будет в порядке, ведь Справедливость на нашей стороне! Истинный воин правосудия...
- Да, да, Амелия, мы поняли, - Вальгаав прервал разглагольствования принцессы, - а теперь, будь любезна, отойди вместе с Филией подальше, я буду разбирать эту груду обломков.
Даже не посмотрев, послушалась ли Амелия, дракон-мазоку принялся за дело. Он был достаточно силен, чтобы без особых затруднений поднять даже самые крупные обломки, и, к тому же, не счел нужным пытаться сохранить хоть что-нибудь в более-менее целом состоянии. Поэтому любой, кто оказался бы в радиусе около двадцати метров от него, рисковал получить по голове какой-нибудь полкой или чем потяжелее.
В паре шагов от сидящей у колодца Филии приземлилась кухонная дверь, но она не обратила на это внимания, погруженная в свои не слишком радостные мысли. Драконица чувствовала, что несет ответственность за судьбы Джилласа и Гравеса, и, хотя она уже почти успокоилась, но убедить себя, что с ними все в порядке, так и не смогла.
Джиллас и Гравес...Вот уже почти год она живет с ними под одной крышей, и, пожалуй, пока не появился Вальгаав, только их присутствие не давало ей чувствовать себя одинокой. Да, все это время они были ее единственными товарищами, но...она почти ничего о них не знала, также, впрочем, как и они о ней. Одноглазый лис и странный людоящер. Казалось бы, не слишком подходящая компания для молодой /*ага, тысяча лет недавно исполнилась...*/ золотой драконицы, ныне единственной служительницы Короля Огненных Драконов /*хоть Филия когда-то и отказалась от жреческой службы, сейчас она считала себя обязанной хоть как-то поддерживать традиции храма, ведь больше это делать все равно некому*/. Да еще и древний дракон туда же...Ладно, о чем вообще речь? Компания, конечно, крайне необычная, но Филия чувствовала, что и Джиллас, и Гравес нуждаются в ней, и она в них тоже. Однако они никогда особенно не откровенничали друг с другом. Драконица знала кое-что о жизни Джилласа, а вот Гравес...Она никогда даже не слышала о существах, похожих на него. Впрочем, в этом мире обитает достаточно странных созданий, и людоящер был, пожалуй, еще сравнительно безобидным. /*Не то, что Джиллас со своими ракетами...*/
Филия закусила губу, чтобы не разреветься снова. Вид развалин вызвал в ее памяти сцену, которую она старалась не вспоминать: разрушенный храм Короля Огненных Драконов, убитые жрецы, изломанное, растерзанное тело Старейшины. Кого она могла винить в смерти своих сородичей? Пришельцев из другого мира? Даркстара? Вальгаава? Но она никого не обвиняла. В ее душе не было ненависти, только скорбь по погибшим. И сейчас, возможно, она снова потеряла тех, кто ей дорог; золотая драконица никак не могла избавиться от ужасного предчувствия, ее глаза наполнились слезами.
Госпожа Филия, что с вами? - Амелия осторожно дотронулась до ее руки.
Все...все в порядке, не беспокойся. Просто я очень устала за последние дни, все время на нервах.
Не беспокойтесь так за Джилласа и Гравеса, я уверена, с ними все в порядке...И давайте отойдем чуть подальше, а то господин Вальгаав совсем не смотрит, куда кидает обломки, - принцесса потянула Филию за собой.
Вальгаав почти полностью расчистил кухонный пол. В нескольких местах доски были проломлены обрушившимися потолочными балками. Вдруг древний дракон прислушался: показалось...или снизу, из подвала, правда донесся какой-то звук? Не раздумывая, он отодрал пару досок и заглянул вниз. Хотя в подвале и было темно, но глаза дракона сразу различили скорчившееся на полу массивное тело и еще кого-то рядом. Этот кто-то зашевелился, и на Вальгаава уставился единственный глаз Джилласа.
Лорд...лорд Вальгаав...Гравесу совсем плохо, его балкой зашибло, когда потолок упал! Помогите ему...
Ты сам-то в порядке? - голос дракона чуть дрогнул, Вальгаав только сейчас понял, как сильно его волновала судьба лиса и людоящера.
Д-да, только лапу немного ушиб...А Гравес...
Вальгаав отодрал еще несколько досок. Теперь можно было спуститься вниз. Впрочем, сначала он вытащил Джилласа. В этот момент к нему подбежали Филия и Амелия, причем принцесса, разумеется, споткнулась о какую-то доску и чуть не упала.
Амелия, помоги Джилласу, - Филия решила, что так от нее будет больше толку.
Да, госпожа Филия! Господин Джиллас, сядьте сюда, я посмотрю вашу лапу.
Сама Филия вместе с Вальгаавом спрыгнула на земляной пол подвала. Людоящер неподвижно лежал на полу, но – у Филии вырвался вздох облегчения – дышал. Вальгаав оттащил в сторону придавившие его балки и золотая драконица занялась исцелением.
Через час вся компания расположилась у колодца. Филия с Амелией занялись приготовление еды, разведя костер из досок /*разумеется, принцесса разожгла его фаерболом*/ и подвесив над ним наименее покореженную кастрюлю. Вальгаав в это время пытался узнать у Джилласа хоть какие-то подробности происшедшего. Но все, что мог сказать лис, это то, что «они спустились в подвал и тут все упало». Древний дракон покачал головой – все происходящее было очень и очень странно...
Пообедав /*ну или поужинав, кому как больше нравится*/, решили обсудить план дальнейших действий. Было ясно, что дом Филии восстановлению не подлежит.
Госпожа Филия, а давайте вы все поедете со мной в Сейрун, я уверена, что папа будет рад вам помочь! - идея показалась Амелии очень удачной. - И еще, в Сейруне вы, наверное, сможете узнать что-нибудь о том, что случилось с вашим домом!
Да уж, будет рад, особенно мне..., - пробормотал себе под нос Вальгаав.
Вы что-то сказали, господин Вальгаав?
Нет, Амелия, тебе показалось.
Ну ладно... - принцесса тут же сменила тему, - как вам моя идея, госпожа Филия?
Не знаю. Я была бы рада погостить у тебя, но...ты уверена, что нас всех примут, даже Вальгаава?
А что...? - Амелия, похоже, не сразу сообразила, в чем проблема. - Ну и что, что он древний дракон! Наше королевство славится своим гостеприимством, там рады любому существу, чье сердце открыто для Справедливости!
Амелия... Дело не в том, что он древний дракон. Твой отец ведь знает про Даркстара? Думаешь, его обрадует присутствие существа, пытавшегося уничтожить мир?
Амелия в растерянности молчала.
Вам, похоже, и в голову не пришло спросить меня, собираюсь ли я тащиться в Сейрун! Что я забыл в этом вашем «праведном королевстве»? - Вальгаав сам не очень понимал, на что он разозлился. - Вам-то какая разница, куда я пойду?!
Вальгаав...Поверь, мне, по крайней мере, не все равно, что с тобой будет. И...я хотела бы быть твоим другом. Пойми, дружба – это не пустое слово! Нельзя жить, испытывая только ненависть. Зачем ты отталкиваешь всех? Я ведь видела, что тебе не безразлична судьба Джилласа и Гравеса.
Что ты понимаешь...тебе не понять, как это – тысячу лет приучать себя ни к кому не привязываться, привыкать к одиночеству...
Господин Вальгаав, но все же можно изменить! - Амелия помолчала, - Вы поедете с нами в Сейрун?
Дракон-мазоку оглянулся на Филию, которая сидела, опустив глаза, и молча кивнул.
Еще через час на дороге, огибающей город, поднимала клубы пыли телега, которой управляла светловолосая девушка, а вокруг телеги носилась маленькая всадница в заляпанном платье на белой лошади.
Глава 5.
Встреча
Этим утром Лина Инверс, как ни странно, проснулась в прекрасном настроении. Последняя неделя выдалась на редкость спокойной, никаких там мазоку, желающих уничтожить мир или прикончить лично ее или сбрендивших священников, превращающихся в Повелителя тьмы. Впереди маячила весьма заманчивая перспектива плотно позавтракать, а потом пообедать и поужинать /*или все подряд, не прерываясь*/ в хорошей компании. Ну, насчет хорошей компании – это, пожалуй, перебор; хотя лучше уж находиться в обществе Гаури , чем, к примеру, сидеть за одним столом с Филией и Кселлосом, которые наверняка перессорятся и сотворят что-нибудь, не способствующее спокойному поглощению пищи.
Рыжеволосая волшебница соскочила с кровати и выглянула в окно. День, судя по всему, обещал быть просто великолепным. Лине пришло в голову, что, пожалуй, не стоит в такую прекрасную погоду сидеть весь день в таверне, несмотря на то, что готовят здесь прекрасно. /*похоже, Лина начинает осознавать, что еда – еще далеко не все в этой жизни ^-^ */
Посмотрев еще пару минут на просыпающийся город, девушка зевнула, потянулась и, решительно тряхнув растрепанными волосами, отправилась умываться.
Через полчаса она спустилась на первый этаж, где и располагалась собственно таверна. Гаури там еще не было. Еще минут через десять вопль «эй, папаша, мне двойную порцию рыбы по-сейрунски и тройную - оладий с джемом!» возвестил, что Лина не собирается даром тратить время, дожидаясь своего товарища-засоню. ... ... ... Лина уже успела заказать половину блюд из основного меню (причем каждый раз двойную порцию), съесть все заказанное, напугать нерасторопного официанта Lighting 'ом, просмотреть карту города и решить, куда она хочет зайти, а Гаури все еще не было.
Как известно, бандитоубийца Лина Инверс не страдает избытком терпения. Расплатившись за еду /*что доказывает, что она была действительно в хорошем настроении, иначе максимум, что получил бы официант, принесший ей счет, был бы Fireball */ , она отправилась будить несчастного мечника, который даже и не подозревал, что его ожидает.
Поднимаясь по лестнице, волшебница умудрилась споткнуться об оставленную кем-то на лестничной площадке табуретку и съехать обратно вниз на пятой точке. Лина обиделась /*на гостиничную мебель вообще и на табуретку в частности*/ и, в результате, этот кривоногий шедевр какого-то местного умельца был уничтожен Fireball 'ом.
Преодолев по второму разу лестницу, она подлетела (не в прямом смысле) к комнате Гаури и пинком распахнула дверь /*хорошо, что та открывалась именно внутрь комнаты...*/ . Ее «телохранитель», растянувшись поперек кровати, дрых самым бессовестным образом, и никак не отреагировал на столь шумное появление Лины. Та, возмущенная таким отношением к своей персоне, подскочила к кровати, судя по всему намереваясь будить бедного парня каким-то очень негуманным методом, но... Гаури, также как и Лина, расшвыривает свои вещи по всей комнате. Преодолев чуть меньше половины расстояния до своей жертвы, рыжая волшебница споткнулась о лежащий на полу сапог (один; второй почему-то валялся на подоконнике) и, разумеется, упала.
Поднявшись на ноги, Лина пробормотала что-то (возможно, нецензурное) и с размаху ударила Гаури сапогом по голове. Но, не забывайте, парень все-таки воин. Он не мог не среагировать на удар, и (не просыпаясь!) попытался перехватить предмет, которым его били . И...внимание...угадайте, за какую часть тела Лины он схватился рукой? В общем, вопль «Fireball!» был слышен на другом конце города...
Оставив поджаренного Гаури приходить в себя, Лина отправилась гулять по городу.
/*Кстати, а зачем она вообще решила его будить? Ответ, как ни странно, прост: Лина хотела пройтись по магазинам, и «не сама же я буду таскать все, что куплю?». Однако, будучи вынуждена отправиться в город в одиночестве, Лина не слишком огорчилась, решив пройтись только по магическим лавкам.*/
Часа через два Лина в задумчивости стояла перед дверями последней магической лавки. Посещение двух предыдущих оказалось абсолютно бесполезным, правда, она продала пару амулетов собственного изготовления, но изначально ее целью было купить, а не продать. Собственно, и в деньгах она на данный момент не нуждалась, а амулеты продала только потому, что хозяин лавки очень долго и упорно упрашивал ее это сделать.
«Да, не такого я ожидала от Кхемъялы, города, который, пусть и неофициально, считается столицей черной магии. Я-то думала, что хотя бы здесь смогу достать копию, хотя бы неполную, легендарной «Книги Драконов». Но, похоже, ни в библиотеках /*по которым Лина уже успела пройтись вчера*/, ни в магических лавках нет ничего подобного. Конечно, эта лавка может выгодно отличаться от предыдущих, но почему-то я в этом очень сомневаюсь...» - с такими, не слишком оптимистичными, мыслям девушка толкнула дверь и шагнула в прохладный полумрак, царивший внутри лавки.
Однако, оказавшись внутри, Лина поняла, что она не единственный посетитель. Некто, с ног до головы закутанный в темный плащ, разговаривал с пожилым бородатым человеком, видимо, хозяином лавки. Пожилой мужчина был одет в длинный свободный балахон из темно-бардового материала и шапочку странного фасона, украшенную потускневшим золотым шитьем; это позволяло предположить, что он – маг, выпускник Кхемъяльского университета черной магии. Что касается незнакомца в плаще, то он стоял спиной к Лине, и ничего, кроме, собственно, плаща, ей видно не было. Тем временем пожилой маг, похоже, продолжал отвечать на какой-то вопрос, заданный собеседником:
-...но, впрочем, я вам не советую идти туда. Эти руины считаются опасным местом, и там пропадали люди. Последний раз это были студенты пятого курса нашего университета, которые, уж поверьте мне, вполне могут постоять за себя. Этот случай произошел десять лет назад, и после этого Совет университета решил все-таки окружить руины магическим барьером, хоть этот и было крайне непросто технологически. Так что теперь, молодой человек, только очень сильные маги могут проникнуть туда.
– Я почти уверен, что мне это по силам. - голос парня в плаще прозвучал странно глухо, как будто его рот был замотан тканью или чем-то подобным.
– Но, даже если вам удастся проникнуть туда... - маг заметил Лину, стоящую у двери, - мисс, пожалуйста, подождите пару минут, я скоро освобожусь. Так вот, даже если вы попадете туда, то наверняка столкнетесь с тем, что стало причиной гибели людей, имевших несчастье оказаться там.
– С чем именно?
– Увы, это мне не известно, как, впрочем, и никому другому.
– Не в моих привычках отказываться от своих планов из-за неизвестной опасности. Я вполне могу постоять за себя.
– Думаю, и те студенты тоже так считали. Пропадете, юноша. Ох, пропадете. Лучше и не суйтесь туда. Продолжите поиски в другом месте.
– Благодарю за заботу, но, повторяю, я могу постоять за себя. До свидания, господин Джахар. - человек в плаще повернулся к двери, собираясь уходить.
Последние две минуты Лина пыталась понять, почему его голос кажется ей таким знакомым. Когда он повернулся, оказалось, что нижняя половина лица у него закрыта шарфом, однако и того, что оставалось видимым, было достаточно, чтобы разрешить сомнения Лины. Перед ней стоял «бессердечный маг-мечник», химера Зелгадис, правда, одежда его была не светло-бежевой, как обычно, а темно-зеленой. И, судя по всему, он никак не ожидал встретить здесь Лину. Первой заговорила рыжеволосая магичка:
– О, привет, Зел. И что же ты забыл в Кхемъяле, ведь ты не специализируешься на черной магии? Или ты раскопал что-то интересненькое насчет этих руин в лесу? Ну-ка, рассказывай! - этими словами Лина схватила Зела за руку и буквально выволокла на улицу, решив, что в этой лавке «Книги Драконов» наверняка тоже нет, а химера, похоже, знает о каком-то сокровище или артефакте, иначе зачем ему сдались эти руины. /*ну и логика...*/
Зелгадис задумчиво посмотрел на нее. С одной стороны - Лина Инверс – это ходячая катастрофа и куча проблем, а с другой – ему, не смотря ни на что, нравилось путешествовать с ней, Гаури и остальными. И с того времени, как они расстались, он часто ловил себя на мысли, что, хотя у одиночества есть свои прелести, он, пожалуй, не против снова очутиться в шумной компании. Поэтому химера решил рассказать ей о том, что он успел узнать за время пребывания в городе:
– Я прибыл сюда, чтобы посетить местные библиотеки.
– Все ищешь исцеление, да? - Лина понимающе вздохнула.
– Одной из самых крупных библиотек Кхемъялы является библиотека Кхемъяльского университета черной магии. - Зелгадис, похоже, решил проигнорировать реплику Лины. - И в этой библиотеке я совершенно случайно обнаружил информацию об старом здании Университета. Хотя документ был в очень плохом состоянии, кое-что мне удалось прочесть. - Зелгадис замолчал.
– Ну и...?
– Руины в лесу – развалины этого здания. Триста лет назад по непонятной причине университетские маги спешно покинули его, не забыв, впрочем, замкнуть все двери магическими печатями. Предполагаю, что они бежали от чего-то, появившегося в стенах Университета, и стремились не дать ему выйти наружу. Но это только мои домыслы. А факт – то, что из-за спешки большая часть огромной библиотеки была оставлена в здании.
– И ты собираешься посетить эту библиотеку.
– Да, разумеется. Кстати, я пытался узнать больше о покинутом здании у преподавателей Университета, после чего мне очень вежливо, но твердо указали на дверь. Кто-то из студентов (вероятно, чтобы насолить преподавателям) посоветовал мне обратиться в магическую лавку Джахара Алерта. Вот, собственно, и все. А ты как оказалась в Кхемъяле?
– Ищу одну книгу. Но это не важно. Ты, кстати, не рассказал, что ты узнал от этого Джахара.
– Ты слышала большую часть разговора. Он не сказал ничего полезного кроме того, что руины огорожены магическим барьером. Об опасности, я, знаешь ли, и сам догадывался. Если уж оттуда сбежали университетские маги...
– Ясно! Ну ладно, завтра с утра отправляемся в эти твои руины! А пока пошли в гостиницу, где остановились мы с Гаури, пообедаем. Там отлично готовят! А я ужасно проголодалась!!!
Зел, немного озадаченный, как, впрочем, часто бывало после разговоров с Линой, последовал за ней.
/*ндя, похоже, придется Амелию оставить в покое (в смысле, с магической силой) , а то эти двое уже совсем собрались нарываться на неприятности, а ее Шабранигдо знает где носит.*/

0

2

Вот продолжение
Глава 6
Прощание
Утром следующего дня Лина, Зел и Гаури сидели в таверне и...нет, не ели, а разговаривали /*так тоже бывает, правда, правда ^-^ /. Разумеется, темой разговора были те самые руины, а точнее – кто, когда и куда пойдет. Мнения разделились: Зел, как всегда, собирался идти в одиночку, а Лина утверждала, что пойдут все, и притом прямо сейчас. Гаури недоуменно переводил взгляд с одного на другую: он абсолютно не понимал, как можно что-то обсуждать ДО завтрака. А Лина и Зелгадис настолько увлеклись спором, что, казалось, забыли про еду /*ну, для Зела это нормально, а вот Лина...Что-то с ней не то...*/ Диалог уже пошел по второму кругу:
- Лина. Этот спор бесполезен, - маг-химера устало откинулся на спинку стула, - я уже сказал, что иду ОДИН.
- А Я уже сказала, что одного мы тебя не отпустим, - с этими словами рыжеволосая магичка начала раскачиваться на стуле, - и, чтобы у тебя не было времени тайком удрать, мы идем прямо сейчас! Вообще, с чего тебе взбрело в голову идти в одиночку?
- Сегодня ночью я долго не мог заснуть и обдумал еще раз все, что узнал в Университете и от Джахара. Эти руины – очень странное место, - Зелгадис покачал головой, - неизвестно, почему оттуда сбежали университетские маги и что там происходит сейчас. Там может быть слишком опасно. Я не хочу втягивать вас в неприятности и... - тут Зелгадис прервался и удивленно посмотрел на Гаури, который, отчаянно жестикулируя, пытался привлечь внимание Лины. А тот наконец собрался с мыслями:
- Э-э, Лина, твой стул сейчас слома-- - слова мечника были прерваны оглушительным грохотом. Через пару секунд из-под стола показалась виновница происшедшего, на лбу которой красовалась огромная шишка /*интересно, как можно, качаясь на стуле, упасть так, чтобы шишка была на лбу ???*/ Ну так вот, из под стола вылезла Лина, явно чем-то или кем-то недовольная. Однако Гаури на это явно не обратил внимания /*а зря...*/:
- Лина, ты не ушиблась? Я пытался тебя предупредить... - но договорить ему снова не удалось.
- Ах, ты...! Он, видите ли, пытался предупредить! После того, как я уже упала!!! Защитник, блин, нашелся! Fireball!!!!
... ... ...
- Полежит минут десять, оклемается, - волшебница отвернулась от поджаренного Гаури.
- Но, Лина...Тебе не кажется, что ты не права? Гаури мог пострадать, а он ведь ни в чем не виноват.
- А, ладно тебе, Зел. Ничего с ним не будет, ему не привыкать. И вообще, почему это мы уже час сидим в таверне, а все еще ничего не съели? Эй, официант!!!
/*думаю, все знают, КАК питаются Рубаки. В общем, сначала Лина, а потом и очнувшийся Гаури поглощали пищу в огромных количествах, а Зел периодически впадал в каплю, видя, как, например, Лина с воплем «это моя котлета!!!» хватает вышеозначенный продукт с тарелки Гаури*/
После того, как все было съедено, ребята решили продолжить разговор насчет руин.. Зелгадис, похоже, снова собрался разглагольствовать на тему «я пойду один», однако Лина не дала ему такой возможности. Решительно поднявшись из-за стола, она объявила, что они выходят через пятнадцать минут, и если кто-то (при этом она выразительно покосилась на Гаури) будет тормозить, или, на приведи Эль-сама, спорить (взгляд в сторону Зела), то... Что именно, она не сказала, но товарищи ее прекрасно поняли. И все могло бы обойтись совсем без эксцессов, если бы Гаури не обуяла неожиданно жажда знаний и он бы не спросил: «А куда мы собираемся?». В результате десять минут из объявленных пятнадцати Лина объясняла Гаури, что он медузьи мозги, потому что они с Зелом только про это и говорили все утро, и рассказывала вкратце про руины. Но в конце концов мечник, так ничего и не понявший, был отправлен собирать вещи, а сама Лина поднялась с той же целью к себе в комнату.
Разумеется, за оставшиеся пять минут Гаури не собрался, и вышли все только через полчаса. Покинув таверну, ребята вслед за Линой направились к восточной окраине Кхемъялы.
На улицах города, несмотря на жару, было полно народу. Чтобы добраться до окраины, Рубакам пришлось пройти через главный рынок. Надо сказать, этот рынок, носящий имя основателя Кхемъяльской Гильдии торговцев Видара Аллориха, был местной достопримечательностью – а сами жители Кхемъялы называли его «сердцем города», и вполне заслуженно. Здесь круглые сутки кипела жизнь – и, казалось, если это движение остановится, то и весь город замрет в неподвижности. Сюда стекались все городские слухи и сплетни, все истории, принесенные заезжими купцами, и именно отсюда распространялись все те новости, о которых народ узнает раньше, чем власти. Здесь можно было купить все, что угодно – главное, знать, у кого спросить, - даже вещи, продажа которых запрещена законом (такие товары чаще всего продавались и приобретались ночью, когда рынок наполняли разные подозрительные личности из тех, кто явно не в ладах с властями).
Лина и компания попали на рынок в самый разгар дня, когда торговля идет особенно бойко. Гаури с обалдевшим видом глазел по сторонам, так что Лине, которая, расталкивая народ, неуклонно двигалась вперед, приходилось буквально волочь его за собой. Хотя, надо признать, рынок поистине впечатлял. Красочные ткани и ковры, разложенные и развешанные на прилавках, складывались в какой-то безумный калейдоскоп; воздух звенел, наполненный звуками непонятной речи. И все вокруг заполняли запахи – пряностей и благовоний, жареного мяса и лепешек, дыма и нагретого дерева. Все это вместе делало Аллорийский рынок похожим на какую-то невероятную иную реальность.
Где-то через полчаса ребята вырвались наконец из шумного водоворота рынка, оказавшись почти на самой восточной окраине. Поплутав немного среди невзрачных деревянных домиков, которыми был застроен этот район – один из самых неблагонадежных в Кхемъяле, между прочим, - они неожиданно обнаружили, что идут уже не по какой-никакой, но мостовой, а по заросшей травой лесной тропке. Город ская окраина незаметно перетекла в лес.
И где-то впереди, наверное, километрах в пяти, лежала их цель – руины старого здания Университета.

Тропинка была уже практически не видна, и когда трое путников увидели полуразрушенный каменный столб, как будто выдвинувшийся из густого подлеска им навстречу, это оказалось для них крайне неожиданным. Колонна темно-серого цвета была густо оплетена вьющимися растениями, сквозь стебли которых, однако, можно было разглядеть какую-то надпись.
Зелгадис подошел к столбу и, и раздвинув буйно разросшиеся побеги, медленно, почти по слогам, прочитал : «Добро пожаловать в Кхемъяльский Университет черной магии. Мы всегда рады принять людей...». Далее, судя по всему, текст становился совсем неразборчивым, потому что химера надолго замолчал и наклонился еще ниже, практически касаясь носом поверхности камня.
- Ну, чего ты тормозишь? - Лине надоело ждать, пока Зел сподвигнется прочесть продолжение, и она, отодвинув его в сторону, сама склонилась над надписью. - Так... Что тут у нас? О, этот язык я знаю, - тут Лина тоже замолкла, поняв, что время и правда хорошо потрудилось над этой колонной, сделав большую часть надписи нечитаемой.
- Лина, смотри, тут внизу еще что-то написано. Только я прочесть не могу. - Подошедший Гаури тоже решил поучаствовать в чтение древнего документа.
- Кто бы сомневался, - буркнула магичка, - ты вообще читать-то умеешь? Впрочем, неважно. Ну-ка, что тут за каракули? «За любой ущерб, причиненный вам или вашему имуществу студентами...,» - а это что за слово? Так мелко написано, да и стерлось почти...А, «руководство». Значит, «...руководство Университета ответственности не несет». Нда, милое примечание. То есть, господа преподы не в состоянии уследить за студентами и посему умывают руки, - Лина саркастически усмехнулась.
- Ниче не понял... - пробормотал Гаури.
- От тебя никто и не ожидал, что ты поймешь. Иди, не тормози движение. Кстати, Зел, сколько нам еще топать до самих руин?
- Насчет руин – не уверен, но, думаю, чуть меньше километра. Что меня гораздо больше на данный момент интересует – это где магический щит.
- Ну, учитывая, что он не пропускает никого ни внутрь, ни наружу, мы его, пожалуй, сразу заметим, как только... Эй, Гаури, ты чего это встал посреди дороги?! Забыл, в какую сторону идти?
- Э, Лина... У меня не получается идти дальше, - бедный мечник, похоже, совсем растерялся.
- Что за чушь ты несешь?! Как не получается?! Отойди с дороги и смотри! Вот, я спокойно иду, - девушка сделала два шага вперед и неожиданно ощутила, что дальше ее что-то не пускает. - Эй, кто меня держит?! Это не смешно!!! Отпусти немедленно!!!
Зелгадис с усмешкой наблюдал, как она ругается и размахивает руками, пытаясь ударить непонятно кого.
- Знаешь, Лина...- задумчиво проговорил химера, - по-моему, это и есть магический барьер.
- Что?! Ты почему сразу не сказал?! Я тут, как дура..! - рыжая волшебница, похоже, собиралась стукнуть Зела по голове, и даже замахнулась. Но почему-то передумала. /*почему-то... просто вспомнила, что у парня каменная кожа и «волосы из проволоки», как говорит Амелия*/
- Лина, успокойся, и подумай о том, как пройти через барьер.
- Как, как... Dragon Slav'ом долбануть – и все. О, тот, кто темнее...
- Подожди, не торопись, - перебил ее Зелгадис, - нам нужно не разрушить барьер, а пройти через него, как бы открыть дверь. Не просто же так руины были огорожены, в конце-концов. Так что нечего тут все крушить, барьер еще может пригодиться. Да я и не уверен, что Dragon Slave подействует.
- Как так не подействует? - для Лины мысль о том, что ее любимое заклинание не поможет, была достаточно странной.
- Я бы сказал, что преграда здесь не совсем материальна, она как-то связана и с астралом. Так что лучше я попробую что-нибудь из астральной магии.
- Ну, дело твое...
Лина уселась на землю в паре шагов от магического барьера и начала выкладывать из сумки припасенную еду. И, пока Зел работал с барьером, они с Гаури слопали все, что было взято с собой съедобного.
/*ну, то есть почти все, Зел все-таки достаточно хорошо знает, как Лина обращается с едой, и поэтому припрятал кое-что в свою сумку, на всякий случай, так сказать. Хотя вообще-то они собирались идти чуть ли не на один день. И ничего странного в этом нет. В магической библиотеке наверняка должна быть хорошая система поиска книг, и она скорее всего все еще работает. Такие заклинания очень долговечны*/
Лина как раз доедала последний бутерброд, когда услышала, что Зел начинает читать какое-то заклинание. Девушка прислушалась. «О источник всех душ, сущий в вечности и бесконечности,...». Такое начало ее удивило., ведь не мог же он использовать Ra Tilt против неодушевленного предмета. Впрочем, продолжение заклинания развеяло ее сомнения – это было что угодно, но не Ra Tilt.
«...преврати силу моего разума в острие копья,
Что сокрушит любую преграду.
Soul Lance!»
С выставленной вперед ладони шамана сорвалась полупрозрачная, ртутно-подвижная молния.
Что это за заклинание, Лина не поняла, но оно, похоже, сработало. Шагах в трех перед Зелгадисом, там, где вроде бы находился магический барьер, на невидимой плоскости возник неровный светящийся контур – как будто оплавленный край пролома. Химера осторожно приблизился к барьеру, протянул руку вперед, внутрь светящегося контура. От оплавленной(?) кромки исходило слабое тепло. Но главная цель была достигнута – ему удалось открыть проход внутрь барьера, причем такой проход, который он сам сможет потом закрыть.
Подозвав Лину и Гаури, на ходу дожевывающих остатки провизии, Зелгадис шагнул внутрь пролома, и, когда друзья последовали за ним, осторожно затянул отверстие маскирующим заклинанием.
Глава 7.
Добро пожаловать...

Внутри магического барьера царила странная тишина. Не было слышно щебетания птиц; листья на деревьях не шевелились от легкого ветерка, как это было снаружи, вне купола, и поэтому выглядели как будто выточенными из хрупкого полупрозрачного зеленого камня. Казалось, что стоит прикоснуться к ним – и они рассыплются искрящейся зеленой пылью. Гаури, поддавшись этому обманчивому впечатлению, протянул руку, чтобы потрогать вьюнок, свисающий с дерева прямо над тропинкой. И, дотянувшись до растения, тут же отдернул руку – от его прикосновения лист вьюнка тоненько звякнул и на самом деле рассыпался в пыль, которая легким облачком медленно опустилась на землю. Гаури недоуменно смотрел, как крошечные зеленоватые искры ложаться на траву и как будто пропадают в ней. Лина, тоже крайне удивленная, повернулась к Зелгадису, ожидая объяснения. Но химера только покачал головой – он и сам не понимал, что здесь происходит. Не дождавшись вразумительного ответа, рыжеволосая магичка пожала плечами, хмыкнула и пошла дальше.
Вскоре ребята заметили, что идут не по тропинке, а по мощеной дороге, правда, очень заросшей. Их шаги гулко отдавались в густом, тяжелом воздухе. Тишина и неподвижность, неживые деревья, трава, разлетающаяся пылью под ногами – все это вызывало если не страх, то, по меньшей мере, чувство безотчетной тревоги. Зел еще более помрачнел и ускорил шаг, Гаури стиснул рукоять меча (самого обычного, не магического даже). Но ни тот, ни другой не заметили, что Лина начала отставать.
Рыжая магичка нервно оглядывалась – ее не оставляло ощущение, что на нее кто-то смотрит – да что там смотрит, просто нагло и бесцеремонно лапает взглядом, как пьяный мужик в таверне симпатичную официантку. Наблюдатель оценивал ее тело – будто привлекшую внимание красивую безделушку ; а может, голодный зверь готовился броситься на добычу. Упругий воздух сковывал движения, заставляя остановиться и беспомощно смотреть, как уходят Зел и Гаури. В ушах шумело, как будто она находилась глубоко под водой. И сквозь этот шум прорывался шелестящий шепот: «Иди...ко мне...иди...». Лина зажала уши ладонями, пытаясь заглушить этот голос, но он звучал у нее в голове; девушку сковал страх – она и не думала о том, чтобы позвать на помощь или использовать магию, непослушные губы шептали: «Что...что тебе нужно? Чего ты хочешь от меня?». Неожиданно все звуки стихли, и тишина обрушилась на нее безумной тяжестью. И в этой тишине набатом прозвучал шепот:«Я хочу...ТЕБЯ!» - слова бились внутри головы, подхваченные множеством призрачных голосов - «Иди...ко мне...». Лина рухнула на колени: «НЕ-Е-ЕТ!!! УЙДИ!!! НЕТ!!!». Пронзительный крик испуганной птицей метался в воздухе, неестественно быстро затихая. Лина, шатаясь, поднялась на ноги – и почувствовала, что падает. Она видела, как к ней бегут Зел и Гаури - ее спасать бегут, так ведь? «И почему мостовая так близко...а Гаури меч зачем-то бросил...Ой, это он меня ловить собирается...Поймал? Вроде да...Ну и хорошо...все хорошо...А то падать на камень жестко...больно...больно...Гаури...».
Мечник подхватил теряющую сознание девушку и повернулся к Зелгадису, ожидая указаний. Маг-химера настороженно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, что случилось с Линой. И, судя по всему, счел ситуацию опасной:
- Пошли, Гаури. Быстрее, - Зел поднял с земли меч Гаури и быстрым шагом двинулся вперед по дороге.
- А куда мы идем?
- Подальше отсюда. Похоже, мы столкнулись с таинственными обитателями этих мест. Хоть я и не совсем понимаю, что произошло с Линой, но такой способ приветствовать гостей мне ой как не нравится. И мне бы не хотелось сейчас знакомиться с этими существами поближе.
Гаури кивнул, как будто что-то понял, и, бережно прижимая к себе обмякшее тело Лины, последовал за Зелгадисом. Проросшая между камней мостовой трава крошилась под ногами, рассыпалась светящейся пылью, которая, закручиваясь от движения воздуха крошечными смерчами, облепляла сапоги. Застывшие вдоль дороги изваяния деревьев выглядели не странными уже, а угрожающими; весь окружающий мир казался какой-то извращенной иллюзией, которая может рассеяться в любой момент, рассеяться вместе с незадачливыми путниками, попавшими в ее сети.
К тому моменту, когда парни добрались наконец до входа в Университет, нервы у обоих были уже на пределе – присутствие где-то позади невидимого противника, возможно, готовящегося к нападению, не способствует душевному спокойствию.
Зелгадис толкнул дверь – впрочем, не очень надеясь на успех – и она неожиданно легко отворилась. Учитывая, что двери вроде бы должны были быть замкнуты магическими печатями, это было достаточно странно. Однако оставаться снаружи, изображая из себя удобную мишень, никому, разумеется, не хотелось. Поэтому Зелгадис, а за ним и Гаури вошли внутрь. Химера прикрыл дверь, подперев одну из створок камнем так, чтобы она не закрылась полностью – просто на всякий случай.
После того, что ребята видели в лесу, можно было предположить, что и в здании Университета все осталось неизменным – однако, когда они оказались внутри, стало ясно, что только внешние стены избежали каких-либо разрушений. Потолок же местами обвалился, каменная облицовка стен, также, как и пол, вся покрылась трещинами, в окнах кривыми клыками торчали осколки знаменитых университетских витражей.
Зелгадис огляделся – зал, в котором они оказались, выглядел мрачно и крайне неуютно, все вокруг буквально кричало о многовековом запустении. Однако после того, как он закрыл дверь, ощущение, что за ними кто-то наблюдает, причем явно с нехорошей целью, пропало. Это давало надежду, что они смогут найти где-нибудь здесь безопасное место, чтобы обдумать происходящее и помочь Лине.
Неожиданно позади химеры раздался вопль – бедный Зел буквально подскочил на месте. «Гаури, да как ты смеешь меня лапать, отпусти немедленно!!!!!» - похоже, волшебница очнулась и была крайне возмущена тем, что Гаури держит ее на руках. Тут же что-то шмякнулось на пол – мечник решил не спорить и отпустил Лину: просто разжал руки. В общем, когда Зел повернулся, уже на всякий случай приготовившись сражаться /*ну или отступать, это как повезет*/, его глазам предстало изумительное зрелище – Лина, неизвестно как успев уронить Гаури на пол, сидела у него на спине и, схватив его за волосы, колотила лбом об крошащийся камень. Она явно полностью пришла в себя, и только по счастливой случайности ей не взбрело в голову применить магию. Зел не стал дожидаться, пока ее посетит эта светлая мысль, и, сокрушенно покачав головой, отправился спасать Гаури.
Когда Лина наконец успокоилась, Зел попытался расспросить ее о том, что с ней случилось. Однако оказалось, что девушка помнит только, как начала отставать, и ничего более до того момента, когда она очнулась на руках у Гаури. Зелгадис еще больше помрачнел. /*хотя куда уж больше...*/
- И почему меня это не удивляет..., - задумчиво произнес химера. - Впрочем, хоть мне и хотелось бы узнать, кто на тебя напал, но сейчас гораздо важнее решить, куда мы идем. Что скажешь, Лина?
- Разумеется, мы идем искать библиотеку! Мы же не прогуляться сюда пришли. Пора заняться делом. Вот, в этом зале целых четыре двери. С какой начнем? Хотя...какая разница? Например, с этой!
Лина уверенным шагом направилась к небольшой деревянной двери, покрытой причудливым резным узором. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что примерно такой же узор был на шапочке торговца Джахара Алерта. Но это так, лирическое отступление. В общем, Лина потопала к двери, волоча за собой плохо соображающего после общения с каменным полом Гаури. Зелгадис решил, что эта дверь ничем не хуже других, и, не споря, последовал за девушкой.
За дверью обнаружился полутемный коридор. Здесь пахло сыростью, пылью и затхлостью – как почти в любом заброшенном месте. На стенах висели истертые гобелены, между ними были укреплены светильники, которые, впрочем, по большей части не горели – магия, вложенная когда-то в них, уже почти выдохлась, что неудивительно, ведь их не обновляли уже триста лет. Также можно было увидеть несколько дверей, расположенных на примерно одинаковом растоянии друг от друга.
Задержавшись на пороге, Лина вглядывалась в полумрак коридора. Однако ничего настораживающего она не увидела – и уверенно шагнула вперед. И тут же запнулась о выбоину в полу. Тихонько выругавшись, Лина скастовала Lightning и продолжила путь, внимательно смотря под ноги. Дойдя до первой двери, она приоткрыла ее – и тут же захлопнула, пробормотав: «Чулан какой-то». Комнаты за остальными дверьми подверглись такому же осмотру - и с тем же результатом. Метров через тридцать коридор повернул и уперся в еще одну деревянную дверь – по виду почти такую же, как та, через которую они вошли в коридор. Единственным отличием было то, что на этой двери крепилась потемневшая от времени металлическая табличка с какой-то надписью, причем совершенно нечитаемой. Лина осторожно потянула за кованную ручку, и дверь бесшумно отворилась. Свет Lightning'а разогнал темноту, царившую в комнате; стали видны высокие шкафы, покрытые пылью, в которых стояли какие-то колбы, бутылки, баночки с порошками и жидкостями, столы в разноцветных пятнах, местами обгорелые, несколько медных котлов на треножниках и еще множество разнообразных предметов, о назначении которых можно было только догадываться. Ясно было, что это – алхимическая лаборатория, то есть совсем не то, что искали Лина и компания. Так как других дверей в комнате не было, они вернулись в первый зал, решив попытать счастья за другой дверью.
Следующая дверь, расположенная прямо напротив той, что вела на улицу, была гораздо больших размеров и более вычурно украшена, чем первая. В резном узоре сплетаются стебли причудливых растений и гибкие тела змееподобных тварей, на хищных мордах которых блестели глаза-изумруды; на верхней части двери вырезан герб Университета: крылатый зверь, похожий на кота, сжимает в передней лапе посох с очень странным навершием – тремя блестящими шарами, расположенными один над другим, причем шары не соединены ни между собой, ни собственно с посохом; дверные ручки выполнены в виде когтистых лап, держащих витые кольца.
За дверью обнаружился еще один большой зал. На стене напротив двери висело полотнище с изображением герба Университета и какой-то надписью. Расставленные рядами скамьи наводили на мысль, что здесь проводились официальные мероприятия. Под потолком немного покосившись висела огромная люстра, и висела, похоже, только на магии, потому что с камнем ее ничто не соединяло. Посмотрев на эту махину, готовую в любой момент рухнуть, ребята решили обойти зал по периметру, чтобы войти в одну из дверей, расположенных по бокам от знамени.
Пройдя несколько шагов, Зелгадис непонятно зачем обернулся - и увидел, как бесшумно сомкнулись створки двери. И в тот же момент вернулось ощущение тревоги, исчезнувшее, когда они вошли в здание. Зел окликнул Лину и по ее бледному лицу понял, что девушке тоже стало не по себе. Гаури вытащил меч. Все трое встали спина к спине, напряженно вслушиваясь в пугающую тишину.
Неожиданно в зале будто потемнело, из углов выдвинулись причудливые тени, заметались по стенам отсветы призрачного пламени; контур герба на знамени странно исказился, когда оттуда выступила сумрачная бесформенная фигура. В тумане, окутывавшем странное существо, зажглось пять алых глаз. Со всех сторон змеиным шипением звучал, эхом отражаясь от стен, шепот: «Добро пожаловать в Университет...».
Глава 8
В ловушке.

«Добро пожаловать? Значит, вот как у вас встречают гостей! - Лина усмехнулась. - Тогда позвольте отплатить за гостеприимство. Fireball!!!». С ладони девушки сорвался огненный шар и полетел в сторону болтавшихся в тумане глаз. И, коснувшись туманного облака, вдруг как будто растворился. Такой результат привел Лину в легкое недоумение. Впрочем, девушка тут же предприняла вторую попытку: «Flare Lance!». Однако и на этот раз заклинание не достигло цели. Существо в тумане расхохоталось.
Зелгадис решительно отодвинул растерявшуюся Лину в сторону. Туман в дальнем конце зала еще более сгустился, сквозь него тускло поблескивали пять красных огоньков, что позволяло достаточно точно прицелиться. Химера решил использовать Elmekia Flame; туман не остановил летящий сгусток света, и, казалось, прячущаяся там тварь уже не сумеет увернуться – но заклинание, не встретив никакой преграды, пролетело туман насквозь, и, коснувшись стены, рассыпалось веером искр.
«Этого не может быть… Откуда здесь…Нет, этого просто не может быть!» - Лина помотала головой, пытаясь отогнать мрачные мысли. Но это было. Оно возникло за спиной у Гаури, и мечник еле успел отбить мощный удар, нанесенный существом. Зелгадис выхватил меч и, наложив на клинок Astral Vine, бросился на помощь. Однако тварь не захотела сражаться сразу с двумя противниками. Она швырнула в Гаури что-то вроде молнии, отчего он буквально отлетел в сторону, ко всему прочему сбив с ног не успевшую увернуться Лину. И, тут же забыв и про мечника, и про рыжую волшебницу, которая с воплями «Слезь с меня!» пыталась выбраться из-под отрубившегося парня, повернулась к магу-химере.
Впрочем, атаковать существо не торопилось, вероятно, опасаясь магического клинка, и Зелгадис сумел подробно рассмотреть его. Противник Зелгадиса был примерно с него ростом – хотя, пожалуй, трудно судить о росте существа, нижняя часть тела которого представляет из себя что-то вроде состоящего из тумана змеиного хвоста. Выше пояса тело мазоку – а это, без сомнения, был мазоку – выглядело похоже на тело крайне истощенного подростка. Но сходство с человеком было невелико - на плечах и на локтях существа топорщились черные, влажно поблескивающие шипы, а рук было и вовсе целых четыре; кожа бледно-зеленого цвета обтягивала выступающие ребра и ключицы. В верхней правой руке мазоку сжимал посох – между прочим, очень похожий на тот, что держал крылатый кот на гербе Университета.
Заметив, что Зелгадис рассматривает его, мазоку гадко ухмыльнулся и подмигнул химере. От этого Зела передернуло: улыбочка у существа выглядела даже более мерзко, чем у Кселлоса, когда тот издевается над Линой или Филией. Да еще ненормально длинные клыки мазоку вызывали какие-то неприятные ассоциации - но ему никак не удавалось вспомнить, где он мог слышать о чем-либо подобном.
Неожиданно мазоку резко дернулся влево, и, размахнувшись посохом, атаковал мага-химеру. Зелгадис парировал удар мечом; зачарованный клинок не оставил даже царапины на странном материале, из которого был изготовлен посох.
… … …
Зел едва успел отбить удар, нацеленный ему в живот; внезапно мазоку возник из воздуха совсем рядом с ним. Химера инстинктивно отшатнулся, почувствовав, что пальцы мазоку сомкнулись на его запястье, касаясь кожи между рукавом и перчаткой. Он попытался освободить руку, оттолкнуть тварь – и не смог пошевелиться. От ледяных пальцев существа на запястье холод разошелся по всему телу, как будто мазоку вытягивал из своей жертвы энергию. Для Зелгадиса время будто остановилось, он будто висел в молочно-белой пустоте, полностью отрезанный от окружающего мира, чувствуя только, как в ледяное кольцо на запястье уходит его жизнь. Какая-то мысль маячила на грани сознания, не давая полностью отрешиться от всего и сдаться. Он был уверен, что знает что-то про это существо, что-то, что поможет спастись.
Пока Зел сражался с мазоку – минуту, не дольше – Лина сумела-таки сбросить с себя Гаури /*использовав Ray Wing, отчего парень пролетел метров десять и шмякнулся об стену головой. Стена треснула.*/ . Поднявшись на ноги, Лина огляделась – и вскрикнула от ужаса, увидев застывшего неподвижно Зелгадиса, лицо которого было практически серого цвета, и держащего его мазоку. Надо было срочно что-то делать. Это самое что-то оказалось ледяной стрелой, которую Лина нацелила премо между лопаток мазоку. Не то чтобы сильно помогло – зеленоватая кожа твари покрылась инеем, но не более. Однако атака отвлекла тварь – и она немного ослабила хватку на запястье Зела.
Химера уже почти отключился, когда та самая многострадальная мысль вылезла с края сознания на самую середину, ошарашив его. Он вспомнил, что когда-то давно Резо рассказывал ему о таких существах – так называемых энерговампирах. /*А теперь небольшое отступление. Всего нижесказанного Зел в подробностях не вспоминал, но Резо ему про это говорил*/
Энерговампиры – одни из самых сильных мазоку (не считая, разумеется, Повелителей Тьмы и их подручных), и их очень немного. Но они – достаточно необычные мазоку. Энерговампирам кроме негативной энергии, которой питаются обычные мазоку, необходима также жизненная энергия, которую они вытягивают из своей жертвы при физическом контакте. Без этой энергии они слабеют, очень длительное голодание может привести даже к смерти. Также вампир может впитывать энергию нацеленного на него заклинания – если оно не очень мощное. Магический туман, который вампир может создавать вокруг себя, также поглощает магическую энергию. На вампиров не действуют заклинания астральной магии, потому что у них практически нет астрального тела (из-за чего они и нуждаются в жизненной энергии людей; причем только людей, дракона, например, энерговампир «выпить» не сможет). Их собственные способности к магии невелики, энерговампир может атаковать противника сконцентрированной энергией, но это отнимает у него много сил. И – что самое главное /*это Зел помнил точно*/ - вампира можно на какое-то время оглушить с помощью молнии: электричество также является энергией, причем очень концентрированной, и для вампира это примерно то же самое, как если бы человек пытался, к примеру, проглотить в один присест большую картофелину.
И в тот момент, когда мазоку отвлекся на Лину, Зелгадис сумел сконцентрироваться и, перехватив руку мазоку, еле слышно прошептал: «Mono…Volt…». Электрический разряд отшвырнул мазоку от мага. Зел с трудом удержался на ногах.
Однако через пару секунд мазоку пришел в себя и угрожающе зашипел, обнажая поблескивающие клыки. Лина лихорадочно соображала, что же делать; ей, мягко сказать, было не очень понятно, что происходит. Девушка в растерянности посмотрела на Зелгадиса.
- Лина, это энерговампир, - химера начал медленно отступать от твари, потянув за собой магичку.
- Что?! Да откуда здесь…?!
- Я, пожалуй, догадываюсь, откуда. Его призвали триста лет назад здесь, в Университете. Скорее всего, призвали по ошибке, и удержать не смогли, поэтому и сбежали, опечатав здание. И, судя по тому, что наружу он не вылез, вполне успешно. И, кстати, нам ОЧЕНЬ повезло, что он давно голодает и ослабел, - продолжая говорить, Зелгадис приблизился к Гаури, который уже пришел в себя и пытался хоть как-то осмыслить происходящее.
- И что ты предлагаешь делать?
- Атаковать его одновременно самыми мощными ледяными заклинаниями – на какое-то время это его должно задержать – и отступать, чтобы обдумать положение.
- Отступать? Ну ладно. Раз…два… три…Demona Crystal!
- Van Rail!!!
Ледяной вихрь обхватил мазоку, заключив его в прозрачную колонну, опутанную тонкими кристальными нитями.
- А теперь… - Лина усмехнулась, - Зел, Гаури, встаньте рядом со мной, а то еще зацепит ненароком. О, тот, кто темнее сумерек...О, тот, кто багряней текущей крови…, - в руках у девушки начал образовываться красноватый светящийся шар, - …во имя тебя, погребенного в глубинах времен…Во славу твою я предаю себя Тьме… И пусть те безумцы, что противостоят нам, будут уничтожены нашей с тобой единой силой... DRAGON SLAVE!!!
Алый пульсирующий шар вспыхнул, вытянулся в светящийся огненный луч, который ударил в ледяную колонну, удерживающую мазоку. Грохнул взрыв, полыхнуло ослепляющим белым светом – но так, будто мощность заклинания была уменьшена раз в десять.
/*Собственно, так и было. Стены Университета зачарованы так, что любое черно-магическое заклинание ослабляется в несколько раз, в зависимости от мощности, иначе бы студенты давно разнесли все и вся. Только Лина об этом не знала. Или забыла.*/
Но даже ослабленного Dragon Slav’а хватило на то, чтобы разнести лед, удерживающий вампира. Лина, узрев сие безобразие, схватила за шкирку Гаури и заорала: «Бежим!!! Dam Brass!». Стена благополучно развалилась, но это не сильно помогло – когда ребята кинулись к пролому, вампир уже успел переместиться и загородил дорогу.
Они были в ловушке. Зелгадис понимал, что им нечего противопоставить мазоку, да и просто сбежать не удастся – как бежать от существа, которое может телепортироваться? И, более того, химера был уверен, что именно из-за него Лина и Гаури оказались здесь и теперь могут погибнуть.
/*Ну, в общем он прав, но очень велика вероятность, что Лина узнала бы про руины каким-либо другим способом и все равно явилась бы сюда*/
Зел знал один способ уничтожить мазоку. И знал, чего это будет стоить ему самому. Во время одного их своих путешествий, когда он забрался далеко на север и там влез в какой-то древний храм, он узнал одно заклинание – если верить книге, с его помощью можно уничтожить любое существо, как в материальном мире, так и в Астрале. Но цена, которую заплатит заклинатель…
Впрочем, сейчас это было для него не важно. Он должен был спасти своих друзей, которые в опасности из-за него.
- Лина. Гаури, отойдите подальше. Я попробую еще одно заклинание, - Зелгадис махнул рукой в сторону дверей в дальнем конце зала.
- Но… - Лина не хотела оставлять друга одного.
- Идите. Немедленно.
Последнее было сказано таким тоном, что Лина просто не смогла ослушаться. Правда, далеко они с Гаури не ушли, остановившись метрах в тридцати позади Зела. Но он этого уже не заметил, сосредоточившись на заклинании.

…О та, кто безумнее ветра,
О та, кто призрачней лунного света…
К тебе взываю я сквозь время и пространство, о душа безмолвия…
Войди в мое тело,
Возьми мою силу…

Вокруг юноши закружился вихрь бледно-зеленых огоньков. Когда химера произнес слова «возьми мою силу», огоньки собрались вокруг него в плотный кокон и неожиданно растворились.

…И пусть те безумцы, что противостоят нам,
Будут поглощены твоей яростью...
Green Shade!

Ни Лина, ни Гаури не видели, как глаза Зела – пустые, без зрачков – вспыхнули зеленым пламенем; они увидели только, как тело мазоку окуталось трепещущим маревом и начало исчезать. Через пару секунд оно совершенно растворилось.
«Зел, что это было?» - Лина осторожно подошла к магу-химере, который, казалось, держался на ногах только по странной случайности. Зелгадис медленно обернулся. Он выглядел смертельно уставшим – но вполне живым:
- Это…заклинание призыва. Оно призывает в тело произносящего его мага некое существо, которое полностью поглощает жертву.
- Просто так?
- Нет. В качестве платы…оно забирает магическую силу заклинателя.
- Что?! – Лина подскочила к Зелу и, схватив руками за плечи, пару раз встряхнула. – Что ты сказал?! Оно…забрало твою магию?! Зачем ты… - девушка замолчала и неожиданно разревелась.
- Лина, успокойся. Все в по… - Зелгадис резко замолчал. – Лина. Создай Lightning.
- Это еще зачем? – шмыгая носом, спросила магичка.
- Просто сделай, как просят, - тон Зелгадиса был странно жестким, - и не спорь.
- Ну, ладно…Lightning!
Ничего не произошло. Абсолютно ничего. Лина с обалдевшим видом хлопала глазами.
- Зел, что происходит? Почему ничего не вышло? Я что, тоже… - голос Лины дрогнул. – Я что, тоже лишилась магической силы?! Что ты сделал, Зел?!
- Я… не знаю. Но, похоже, ты стояла слишком близко.
- Какого черта?! – Лина размахнулась, собираясь ударить Зелгадиса. Он перехватил ее руку и удерживал, пока девушка не успокоилась.

Где-то через час всхлипывающая Лина, мрачный Зелгадис и абсолютно ничего не понимающий Гаури, который схлопотал от Лины в глаз, подошли к магическому барьеру. Выбравшись через пролом, который было уже не закрыть, они в самом подавленном настроении направились по дороге в сторону Кхемъялы.
Глава 9.
Целительница из мертвого города.

Лил дождь. Лил так, будто где-то наверху у огромной кастрюли, полной воды, прохудилось дно, и все ее содержимое теперь стремилось как можно быстрее оказаться на земле. Впрочем, судя по тому, как долго это продолжалось, кто-то постоянно подливал в кастрюлю воду, не замечая дыр в дне, и вода эта с радостным грохотом устремлялась вниз, на деревья, которые, наверное, были только рады такому душу, и на головы неудачливым путникам, которые были этим крайне недовольны.
Филия сидела на земле под телегой и тихонько ругалась себе под нос. /*Ругаться громче она не могла, ведь рядом сидела Амелия, а юной принцессе, разумеется, ни к чему знать такие слова. */ Было мокро, холодно и противно, посему драконица пребывала в крайне скверном настроении. «Уже три дня подряд идет этот ***** дождь, до ближайшей деревни еще дня два ехать, и ***** вода затекает под телегу, поэтому я уже полчаса сижу в луже;… и, как будто этого всего мало, Вальгаав с Джилласом простудились, а от простуды, как известно, магия не помогает, ну вот, Валь опять кашляет, а Амелия, похоже, умудрилась уснуть, используя меня как подушку,… ой, ***, ну сколько можно! Пора бы уже запомнить, что если я пытаюсь сесть прямо, то ударяюсь головой о дно телеги. И вообще, я тоже спать хочу. Спать хочу, спать хочу…уснешь тут: холодно и мокро, и как Амелия умудрилась задрыхнуть?… Вон и Вальгаав, похоже, заснул. Все, надоело. Тоже буду спать». Последнее Филия произнесла достаточно громко, после чего улеглась на землю, /*т.е. в лужу */ и, как ни странно, быстро уснула.
Все это время Вальгаав сидел, уткнувшись носом в колени; он не спал, и спать не собирался. Ему, несмотря на шум дождя, было прекрасно слышно все, что говорила Филия, и ее возмущение по поводу погоды он вполне разделял. Да и простуда – вещь крайне неприятная. Древний дракон снова закашлялся. «Да, уснуть мне этот кашель все равно не даст.…И, ко всему прочему, плохая погода не отменяет возможность появления кого-нибудь агрессивно настроенного». Вальгаав решил, что отдохнет днем, когда они поедут дальше. /*Если поедут… ^-^ */

К утру дождь не прекратился, хотя, пожалуй, стал немного слабее. Тучи были настолько густыми, что восходящее солнце не стало даже пытаться пробиться через них, решив, видимо, что и так сойдет; в результате вместо нормального дневного света над миром /*во всяком случае, в данной конкретной его части */ царила невнятная сероватая муть. Деревья, которым уже поднадоел продолжительный дождь, склонили потяжелевшие мокрые ветви к земле.
Из-под стоявшей на опушке леса телеги выбралось мокрое и растрепанное нечто, отдаленно напоминающее черноволосую девушку в грязно-сером платье. После того, как нечто отряхнулось и расчесало ладонью волосы, стало возможно идентифицировать его как принцессу Амелию. Вслед за Амелией на свет Божий показались не менее мокрая, но, как ни странно, менее грязная Филия /* видимо, это потому, что она вчера не падала с лошади, не заметив ветку растущего у дороги дерева*/, безостановочно чихающий Джиллас и мрачный Вальгаав. Гравес, который спал в стороне под деревом, так как под телегу он не помещался, уже проснулся и собрался запрягать лошадей. Животные были не в восторге от погоды, а также от того, что им придется тащить тяжелую телегу. В результате через десять минут лошади были запряжены, а Гравес пару раз укушен.
Однако телега увязла в грязи, и ехать не представлялось возможным. Еще полчаса ушло на то, чтобы Вальгаав и Гравес вытащили ее на «сухую» землю, стараясь при этом ничего не отломать. Все погрузились в телегу, Филия взяла вожжи и многострадальная повозка, наконец, тронулась.
Колеса жизнерадостно хлюпали и чавкали, разбрызгивая красноватую грязь, в которую превратилась дорога. Скорость движения была такова, что телегу могла бы обогнать девяностолетняя старушка, если бы ей вздумалось прогуляться под дождем по грязной дороге.
К полудню – о чудо! - дождь прекратился. Грязь от этого, разумеется, никуда не делась, и телега продолжала ползти подобно беременной черепахе, но, оказывается, когда тебе за шиворот не льется вода, это изрядно улучшает настроение. Филии начало казаться, что все еще не так плохо, и до деревни не так уж далеко, и впервые за три дня она улыбнулась. Амелия с восторженным видом толкала речь о плохой погоде, Правосудии и Справедливости, а Гравес ее вроде даже слушал. Вальгааву, наконец, удалось заснуть, несмотря на трепотню Амелии. Один Джиллас, казалось, не заметил того, что дождь кончился. Он сидел у бортика телеги, укутавшись в плащ и низко наклонив голову.
Его странное состояние заметила Амелия /*и как она отвлеклась от своей речи?!*/ Наклонившись к лису, принцесса обратилась к нему: «Господин Джиллас, вы в порядке?». Он поднял голову, и Амелия положила ладошку ему на лоб. «Госпожа Филия, у господина Джилласа жар».

Вечером небо совершенно расчистилось, и все желающие могли наблюдать великолепный закат, который выглядел еще более впечатляюще по сравнению с грязно-мокрыми холмами и бурой змеей дороги. Однако среди существ, сидящих в медленно ползущей по вышеозначенной дороге телеге, ни у кого не возникло желания полюбоваться на сие прекрасное явление природы.
Настроение Филии, да, пожалуй, и всех остальных, уже давно миновало нулевую отметку и медленно, но верно устремлялось к минус бесконечности. Основной причиной этого было состояние Джилласа – у него был сильный жар, который периодически сменялся диким ознобом. Да еще, судя по местности, во время своего блуждания под дождем они свернули куда-то не туда, и, соответственно, никакой деревни, где можно было бы переночевать и согреться, в ближайшее время не предвиделось. А нормальное укрытие был ой как нужно – еще одна ночевка под открытым небом могла оказаться смертельной для больного лиса.
Амелия взлетела в воздух с целью разведки местности. Впрочем, она проделывала это уже не раз – безрезультатно – и сейчас уже не очень надеялась на успех. Впереди дорога огибала большой холм, и принцесса поднялась еще выше, чтобы увидеть, что за ним находится. Там обнаружилось большое озеро, расположенное в долине между холмами; на мелководье из воды подымались полуразрушенные стены, развалины были и на берегу. Рассмотрев эту картину, Амелия рванулась вниз с воплем: «Госпожа Филия, впереди Сайрааг!»
В голосе принцессы звучал испуг - драконица удивленно посмотрела на Амелию:
- Сайрааг – это город. Так? Значит, мы сможем там заночевать. Или что?
- За холмом не город… - девушка ненадолго замолчала, будто собираясь с духом, - там развалины старого Сайраага, три года назад захваченного Хеллмастером Фибриццо, а после уничтоженного силой Повелительницы Кошмаров. А новый Сайрааг был отстроен южнее, вне пределов долины, где все произошло, и до него еще далеко ехать.
- Старый Сайрааг…я слышала о его разрушении. Ты ведь тоже была там, Амелия?
- Д-да. Это было ужасно…Все жители… - после этих слов девушка надолго замолчала, задумавшись о чем-то. – Но, госпожа Филия, сейчас там, наверное, безопасно, а развалины – хоть какое-то укрытие. Думаю, мы доберемся туда до темноты, если немного поторопимся.
- Это хорошо. – Золотая драконица подхлестнула лошадь, и та, правда, не слишком довольная увеличением нагрузки, перешла на вялую рысь.

К тому моменту, когда телега обогнула холм и выехала на берег озера, уже совсем стемнело. Амелия попыталась зажечь Lighting, и ей это даже удалось – но искра получилась настолько яркой, что только слепила глаза, не помогая что-либо увидеть.
Дорога скрывалась под водой, было ясно, что сегодня дальше не проехать, ведь огибать озеро в темноте может быть небезопасно. После недолгого обсуждения было решено остановиться на ночлег, использовав в качестве укрытия два обломка стен, упавшие так. Что они образовывали что-то вроде пещерки. Вальгаав – единственный из компании, кто видел в темноте – пошел искать дрова; Филия с Амелией уложили несчастного Джилласа в укрытие, укутав его всеми имеющимися в наличии плащами. Дракон-мазоку вскоре вернулся, притащив целую охапку каких-то веток; в ответ на вопросительный взгляд Филии он объяснил, что это еще не дрова, а подстилка для лиса. После того, как больной был устроен на этой импровизированной постели, Валь снова исчез в темноте. На этот раз он отсутствовал дольше, но в результате все-таки принес дрова и разжег костер, причем сначала ему пришлось пресечь нездоровую активность Амелии, желавшей использовать для сего благого дела Fireball. Филия занялась приготовлением еды из тех немногих продуктов, что еще не были съедены, не испортились и не промокли. /*таких оказалось очень немного…*/
Однако спокойно отдохнуть и поесть компании так и не удалось. В темноте послышались шаги: судя по звуку, кто-то приближался к костру, постоянно спотыкаясь и один раз даже упав. Вальгаав насторожился и вытащил из костра палку, тлеющую с одного конца, Амелия приготовилась атаковать магией неизвестное существо, Филия пнула Гравеса, чтобы он тоже занял оборонительную позицию… /*нервные они, да…оно же такой шум подняло, спотыкается – какой уж тут опасный противник?*/
Нечто уже было совсем близко, но все еще оставалось невидимым. Шаги стихли, существо остановилось за углом полуразрушенного дома, видимо, не горя желанием столкнуться с компанией Рубак, пусть даже и сильно недоукомплектованной. Пугающую тишину нарушал только заунывный крик какой-то ночной птицы на другой стороне озера, в неровном свете костра предметы отбрасывали причудливые, подвижные тени.
Первыми нервы не выдержали у Амелии; она вскочила на ноги и выкрикнула в темноту: «Скрываться – недостойное поведение! Во имя Правосудия, выйди на честный бой, и Небеса решат твою судьбу!»
Ответом ей было озадаченное молчание, потом удивленный женский голос спросил: «Мисс Амелия…?» и из-за угла появилась высокая девушка в белом одеянии. Принцесса пару секунд недоверчиво разглядывала ее, после чего бросилась ей на шею с воплем: «Госпожа Сильфиль!»

/*приношу свои извинения тем, кто ждал продолжения этого бреда (имею наглость предположить, что такие есть) все лето, но у меня просто компа не было. А потом - школа. и уже нет времени...А еще - это, может быть, еще не вся глава...*/
Глава 10.
Сны и реальность.

«Люди…Люди бегут…Ко мне? От меня…Не смотреть на них...не смотреть…не смотреть…не…Высокая женщина с ребенком на руках…Ее тело расплывается, окутанное белым маревом…исчезает.…Зачем я опять…?! Не смотреть…не смотреть…закрыть глаза…Но у меня нет век…руками закрыть…у меня нет тела… только взгляд…Люди исчезают…в моих глазах…не смотреть…не смотреть!!!»
Она проснулась в холодном поту, и, отбросив с лица влажные пряди белых (серебряных (?)) волос, села на узкой кровати. Да, определенно, жесткие койки монастырских келий не располагали к нормальному спокойному отдыху. Но чтоб такое снилось? Девушка покачала головой: «Мне опять снятся ее сны…Как тогда…Что-то произошло. Неужели она была призвана? Нет, не может быть. Я бы почувствовала, если бы она материализовалась в этом мире. Тогда…мое заклинание? Если рассуждать логически, она спрятано хорошо, но найти его все-таки могли. Да, наверное, заклинание. Но кто, где и зачем…?»
Беловолосая решительно откинула одеяло и опустила босые ноги на каменный пол – между прочим, прямо-таки ледяной, но она даже не вздрогнула. Из сумки, висящей почему-то на подсвечнике, вделанном в стену, /*это «почему-то» объясняется отсутствием в помещении какой-либо мебели, кроме узкой скамьи, гордо именуемой кроватью*/ был извлечен малость помятый синий плащик, синие же перчатки с отрезанными пальцами и белый жилет на шнуровке. После некоторого размышления в добавление ко всему этому девушка отыскала в сумке пояс. Полностью экипировавшись, она критически обозрела свои босые ноги и, подобрав сапоги, по непонятной причине очутившиеся в разных углах кельи /*на расстоянии примерно двух метров друг от друга…*/, поместила их в более подходящее место – на свои нижние конечности…
Далее ей перед ней предстала непростая задача – разобраться, где находится кухня, и попытаться раздобыть еды. Впрочем, эта задача отнюдь не была первоочередной – гораздо важнее было слинять отсюда прежде, чем она встретится с настоятельницей. Конечно, уходить, не поблагодарив за ночлег, не вежливо. Но вчера вечером, когда она, насквозь мокрая, постучалась в ворота здания, не зная, что это монастырь, послушницы которого посвятили свою жизнь служению Цефеиду, ей просто повезло, что никто из встретившихся ей монахинь не догадался, кто она…А настоятельница наверняка поймет. К тому же, не хотелось бы отвечать на вопросы, почему она не желает поклониться главной святыне монастыря – Вечноцветущему Древу. Приближаться же к Древу она не хотела – на всякий случай. Мало ли что.
В общем, решив отложить проблему питания до ближайшей деревни, она по-тихому смылась из монастыря и зашагала вперед по дороге, с которой вчера ее согнал дождь. Теперь у нее была цель – отыскать того, кто произнес ее заклинание, и кое-что выяснить. Да и за сестренкой надо будет присматривать. От этой темной заразы хорошего не жди…Она наверняка тоже почувствовала…

Это не правда. Это не может быть правдой. Ей просто приснился страшный сон. А теперь она проснулась и все в порядке. Да? Проверить очень просто – всего одно слово сказать. Сказать Lighting, и в воздухе повиснет маленький светящийся шарик. Повиснет ведь? Должен. А проверить страшно. Вдруг нет7 Вдруг правда…? Нет, это не может быть правдой. Не может…Не должно…
Лина лежит на мягкой кровати в своем номере. Ее окружает темнота, которая, казалось, движется, дышит, смотрит на нее сотнями янтарных звериных глаз. Так легко призвать свет, разогнать мрак – и в то же время так трудно решиться проверить. Потому что на самом деле она знает, что правда. Всё правда. И развалины, и мазоку-вампир, и заклинание, прочитанное Зелом. И то, что она не может…не может использовать магию. Ну, вот и призналась самой себе. И проверять не надо. А до сих пор она и не верила в реальность происходящего. Не хотела верить. Ни когда пыталась ударить Зела, ни когда поставила Гаури синяк под глазом – за то, что спросил что-то, - ни когда они молча шли по дороге в Кхемъялу, а потом молча же ужинали в таверне при гостинице. И когда она поднялась к себе в комнату и прямо в одежде повалилась на кровать, чтобы забыться сном – а сон все не шел – тоже не верила, все казалось затянувшимся кошмаром. Потом заснула тревожным, некрепким сном. А теперь проснулась – и осознала, что кошмар стал реальностью.
Труднее всего поверить, что она теперь практически беспомощна. Ну, она, конечно, немного владеет мечом – но пользы от этого немного. Ей действительно нужен защитник… Как горько и стыдно... быть слабой. И как она ненавидит эту слабость…По лицу волшебницы текли слезы, но она их не замечала. Она не хотела обвинять в своем несчастье Зелгадиса – ведь его положение не лучше. Хотя…уж он-то слабым и беспомощным никогда не станет…Постоять за себя он и без магии сможет…А она – гениальная волшебница Лина Инверс! – стала обычной девчонкой, которой положено прятаться за широкой мужской спиной и падать в обморок при виде крови. Что ей делать…? «Ты всегда слишком полагалась на магию, Лина…» - померещилось, или хищные глаза темноты стали фиолетовыми? Померещилось…
Еще ночь, и надо спать… надо.
Она спит и плачет во сне.
За стеной, в соседнем номере, светловолосый мечник сидит на подоконнике, подперев голову рукой, и смотрит на мага-химеру, неподвижно лежащего на кровати. Он ничем не может помочь им – рыжей девчонке, которую обещал оберегать и самоуверенному парню, не признающемуся в своей боли. Ему даже не представить, как это – потерять магическую силу, потерять часть себя. Он знает, что ему не понять их боли – и поэтому молчит. Ведь если не можешь сочувствовать - любые слова утешения будут фальшивыми. Но, пока ей плохо – он будет рядом, и будет молчать. Сколько понадобится.
Она плачет…Он знает, что теперь, когда ее никто не видит, она плачет. Днем, перед всеми, она никому не покажет своей слабости, будет наглой, злой, наигранно веселой – и к своим чувствам никого не подпустит. А ночью, в одиночестве, ей не нужно притворятся, прятать свою боль – и она плачет. Юноша бесшумно спрыгнул с подоконника, подошел к двери, оглянулся на химеру – нет, спит, не разбудил – и вышел в коридор. Рука нерешительно легла на ручку двери соседней комнаты. Ты, кажется, собирался молчать? Еще не поздно вернуться к себе в комнату и постараться заснуть. Он неслышно толкает дверь – не заперто, как он и ожидал – и заходит. В комнате темно. На кровати под закрытым ставнями окном лежит, свернувшись в клубок, она. Спит. Тихо всхлипывает. Он подходит, садится на пол возле изголовья кровати, дотрагивается рукой до ее волос. «Не плачь, малышка…». Он уверен, что она возненавидит его за то, что он видел ее слезы. Но это будет утром, а сейчас она успокаивается, всхлипывания затихают…

Сквозь щели в ставнях пробиваются первые лучи солнца. Утро. Ему пора уходить, пока она не проснулась. Тогда она даже не узнает, что он был здесь, и все будет в порядке. Он тихо встает, поморщившись от боли в затекших ногах, и выходит из комнаты.

0


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Зеленая тень.