Slayers - Time Of Changes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » История, которой никогда не было.


История, которой никогда не было.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Автор: Луна Инверс aka ceiphied_knight
Бета-ридер: Zellos!..
Название: История, которой никогда не было.
Пейринг: Зеллос/Лина, Гаури/Лина, Зелгадисс/Зеллос, намёки на Гаури/Луна, Зелгадисс/Амелия.
Предупреждение: Хентай в легкой степени умозрительности, яой. Ах да и еще ООС. Жуткий.
Рейтинг: R
Жанр: Ааа… «литературе эпохи Барокко было свойственно смешение жанров» - Angst, Humor (в начале).
Дисклеймер: Мир – Кандзаки, фанфик – людям (ну или нелюдям, как вам угодно).
Описание: Первый фанфик, ну а так, как мелочиться я не умею, то сразу решила убить вас количеством букв. Открывается торжественный сбор тапочек, кинутых в автора.
А теперь по делу -  отправимся на два года вперед после событий Slayers try. Итак, Лина недавно справила свое девятнадцатилетие… А так же, что по желанию многих фанатов, она таки вышла замуж за Гаури.
От бета-ридера: это очень серьёзное произведение. Пусть и начинается оно с юмором.
Посвящение: Я посвящаю этот рассказ своей матери, Рудницкой Л. В., которая воспитала во мне мужество.

And fuck forever,
If you don't mind.
(с) Babyshambles

Было обычное осеннее утро. Листья – красные, желтые, коричневые маленькими смерчами закручивались на ветру и, когда он стихал, тихо шелестя падали на землю.
Гаури только проснулся, у него было на редкость хорошее настроение. Вот только голова болела («Неужто выпал молочный мозг и начал прорезаться коренной? – спросите вы», «Не надейтесь – ответит автор» и разговор на этом закончится). Видимо, вчера у Лины был очередной приступ ПМС (или токсикоза) и она решила-таки долбануть по его голове Рагна Блейдом. Хотя, рука у рыжей тяжелая, поэтому чаще всего достаточно обычной сковородки. Но это так и останется тайной, а также на совести хитрого мазоку, который нагло расположился в их шкафу.
- Нет, я тут, понимаете ли, любовников прячу, а он доспехи постиранные достать хотел! – голову пронзило нестерпимой болью, что было после этой фразы, сказанной Линой, он решительно не помнил. А может, не хотел помнить. В общем, все это было жутко странно, и Гаури, по обыкновению своему, решил это забыть. Скорее всего, наш глупенький мечник просто не знал значения слова любовник, иначе бы ни Зеллос, ни Лина так просто не отделались.
Он спустился вниз и наткнулся на… Рыцаря Цефеида? У него тут же отвисла челюсть, ибо та совершенно спокойно пила у них на кухне чай.
-  Кто вы, прекрасная женщина? – он чуть не стек под лестницу. Фигура, рост, шикарные волосы и потрясающей синевы глаза – детский идеал Гаури встал у него перед глазами.
«Прекрасная женщина» презрительно фыркнула и отвернулась, отчего у Гаури в остатках мозга точно утвердился образ женщины его мечты. Тем временем Луна допила чай и лениво поинтересовалась:
- Ты Лину не встречал? Потолковать надо, - держалась она, как всегда несколько самоуверенно, что еще больше покорило мечника. Странно, почему он ее раньше не видел? Или видел? Да разве это важно – в душе у Гаури моментально начало зарождаться неясное чувство.
-   Кхм…ты еще глупее, чем я себе представляла, - усмехнулась женщина и, проходя мимо дальше в комнаты, потрепала его по блондинистой голове. Он уже весь сжался, думая, что все – не от Лины каюк ему настанет, так от ее «сумасшедшей и гадкой до ужаса» сестрички.
Но было лишь легкое, невесомое прикосновение этих нежных и чутких (уже заранее!) пальцев… Несчастный парень застыл на месте и лишь громогласный крик Лины, обнаружившейся где-то в ванной (с каких это пор Лина столько времени проводит в данном месте?), помог ему избавится от забытья:
- Гаури, придурок недоделанный, как ты мог ЭТО сюда пустить?! – вопль тут же принесшейся на кухню полуголой женушки разнесся на весь дом, эхом отзываясь в комнатах и пустой черепной коробке обаятельного блондина.
- Э? – он негодующе посмотрел на Лину, потом на вошедшую, словно бы озаренную счастливой улыбкой Луну и впервые в жизни (!) начал спорить с рыжей. – Это твоя сестра, дорогая, и не вижу никаких причин НЕ пускать ее к нам.
Девушка ошарашено посмотрела на него, потом замахнулась, но вдруг… промолчала, что тоже невероятно.
Гаури стало очень стыдно, он мгновенно раскраснелся и сел на ближайший стул, уронив голову на колени. Они редко жили в этом доме, чаще путешествовали, однако последнее время Лина все чаще стала чувствовать недомогание. Он уже надеялся, что может, станет этим…как его… Да-да, мозг мечника любит отрубаться в самые важные моменты.
- Стерва, - донеслось до его уха через несколько минут. Оказывается, женщина просто растаяла в воздухе, сказав, что заглянет в более удобный момент.
Лина поднялась и вышла, оставив его наедине со своими мыслями.
***
Девушка стояла на балконе, разглядывая чудесные растения, растущие в Сейрунском саду им. Справедливости. Со стороны Амелии и Филионела было очень мило выделить им резиденцию практически в центре столицы белой магии. За прошлые заслуги, так сказать. Сама же Амелия все бегала за Зелом, надеясь на хоть какие-то ответные чувства со стороны куска камня.
Лине нравилась осенняя природа, было в ней какое-то легкое очарование, а Зеллос… Зеллос всегда сравнивал ее с осенью – наматывая на палец пряди ее рыжих волос, он нежно рассказывал ей о «невообразимой буре, когда все осенние листья с бешеной скоростью носились по Та-каметской долине» бушевавшей около трехсот лет назад. Много было историй и вечеров, бурные ночи, каждую из которых Лина помнила до последнего вздоха, аромата и прикосновения.
Он сокрушил ее. Он являлся, когда ему этого хотелось, он был страстен, а взгляд фиолетовых глаз так и прожигал Лину насквозь.
Да! Он был прекрасен. И все. Лучший. Любимый.
«А Гаури? – спросите вы?»
«Гаури…он…он просто милый, - ответит Лина»
Она любила Гаури. Да, с ним она будет до старости, от него у нее будут дети… Однако как только в радиусе пяти метров с любой стороны появлялся Зеллос, она падала к нему в объятия, как бесхарактерная сопливая девчонка, коей с его точки зрения и являлась. Этот океан захватывал ее все глубже. Страдает ли Зеллос так, как мучается сейчас она? Пальцы судорожно вцепились в витиеватые металлические перила. По щеке скатилась слеза, и она мысленно попросила у Гаури прощения. Ведь она издевается над ним, даже не особо скрывая своих отношений с Зеллосом.
Лина сильно изменилась – ее лицо и фигура лишались подростковой непропорциальности, линии тела становились все более женственными и мягкими, лишь в глазах все горел озорной огонек. И характер – иногда Лина была намного сдержанней и мягче, по-крайней мере количество спаленных лесов несколько сократилось, к счастью для организации «Озеленение по технологии Резо».
Лина вздохнула и вернулась в комнату. Гаури сидел на краю так и не застеленной никем кровати. Она снова вздохнула – он не знает, что спал в полном одиночестве… Да и еще Луночка явилась очень кстати. Сложность этой ситуации начала пугать Лину – если раньше Инверс и не думала, как же все-таки будет выкручиваться, то сейчас ее сильно беспокоил и Гаури, и Зеллос. Проснулось чувство собственности, едва только возникла превосходящая ее во многом Луна – волшебница никоим образом не хотела отпускать Гаури, но и не хотела терять мазоку, что занимал все ее мысли.
Она села рядом с мужем, прижавшись щекой к его плечу. Он слегка приобнял ее, сохраняя задумчивый вид (что весьма странно для Гаури), потом все же решился спросить:
- Лина, то что было вчера… Это правда?
- Нет, - моментально соврала Лина, тут же вспыхнув ярче Атласского фейерверка в честь открытия нового здания городского парламента. Впрочем, она быстро нашла средство, предупреждающее дальнейшие вопросы – поцелуй. Прильнув к мечнику всем телом, она целовала его до тех пор, пока уже переставший рыпаться Гаури бездыханной тушкой довольно вальяжно развалился по всему периметру кровати.
- Значит, точно любишь, - сказал он, отдышавшись.
Лина начала расстегивать его рубашку:
- Более чем, дорогой, – в этот момент она сама искренне верила в свои слова.
Теплая улыбка на таком родном лице, изящные, кошачьи движения – она раздевала его, точно тем самым пытаясь дать самой себе понять, что нет за ней никакого греха. Но есть ли смысл обманывать саму себя? Ведь этот самый грех был не раз и не два.
Гаури перехватил инициативу (инициатива дрючит инициатора, так сказать), после его мягких прикосновений к шее и щекам Лина внезапно вспомнила, какой же он хороший любовник (лучше поздно, чем никогда) и прикрыла глаза, полностью отдаваясь его воле. Между делом (этак, невзначай) рука Гаури коснулась ее живота и спустилась дальше, чуть погладив бедра. Дразнящие прикосновения манили зайти чуть дальше, она на миг чуть вздрогнула и обхватила шею парня руками. Он задумчиво посмотрел в ее глаза (слишком много думаешь, Гаури, больше дела и механических движений) Он все сильнее прижимал к себе хрупкую фигурку. Слышался бодрый хруст человеческих ребер, смешивающийся со звонкими звуками страстных поцелуев. Тяжелое дыхание мечника раздавалось над ухом Лины, девушка широко раскрыла глаза. Перед ее глазами стоял Зеллос…
- Шабронигдо меня подери! – прошептала она, пытаясь прогнать видение. Спать с мужем и представлять себе другого – вверх аморальности. Уж лучше вообще ничего не представлять.
Сам же Гаури настойчиво пытался избавиться от образа Рыцаря Цефиида, так и норовившего занять его мысли. Девушка выгнулась дугой, застонав. Кончили они вместе (Черт, обещала же себе, что никогда не буду писать эту фразу). Ладно, они не кончили вместе, потому что такое возможно только у одной пары из десяти, а Лина никогда не была сильна в лотереях.
- Гаури, - она несколько осторожно произнесла его имя, сползая на кровать, словно пытаясь удостовериться, не перепутала ли она чего. Конечно, вам смешно, но именно в такие моменты обычно палятся с наличием любовников. Мечник устало лег рядом, уставившись в потолок. Он мягко сжал запястье Лины и, ничего не ответив, закрыл глаза.
- А сколько у нас времени…не было? – продолжила рыжая.
- Не знаю. Месяц. Может два, - ответил парень, запустив пальцы в ее волосы.
Лина нахмурилась, но промолчала. А Гаури тем временем уснул.
***
Зеллос лениво обозревал окрестности Сейруна, балансируя на шпиле здания государственного парламента. Со столь же ленивым видом он ел непонятно откуда взявшееся мороженое. Как говорится, где взял, там уже нет.
Приказы Джуу-о не обсуждаются. Вот о чем он думал. Последний приказ был связан с Линой Инверс. Точнее, ее сестра весьма серьезно говорила с хозяйкой насчет их отношений. Бистмастер они и так не сильно нравились, а уж после того, как Луночка изволила наведаться к ним в гости и удостовериться в интересном положении Дажедры, та сказала (с чего бы это?) перестать видеться с Линой. Итог – уже в течение недели он созерцает девушку на расстоянии. Странно, он вроде бы не чувствовал к ней никакой привязанности. А когда лишился возможности находиться с ней рядом. Он со злостью кинул остатки мороженого в стаканчике на площадь, к молочной массе тут же слетелась стая голубей.
Тем временем Гаури и Лина сидели в парке и о чем-то горячо спорили.
- Мальчик!!
- Девочка!
- Мальчик!!!
По тону можно догадаться, что мальчика определенно хотела Лина.
- Не волнуйся. Мальчик, так мальчик, - он виновато улыбнулся.
- Ну и слава Цефеиду, что ты не споришь со мной, - произнесла девушка, откинувшись на спинку скамейки.
Он встал и протянул ей руку. Лина тем временем продолжала разглагольствовать…
- А назовем мы его…
- Зелом, - подсказал мечник.
Рыжая широко раскрыла глаза…Зел – либо Зелгадисс, либо Зеллос. Но любой намек о внезапно пропавшем монстре приводил ее в ярость.
- Нет. Шабронигдо, - отрезала девушка, резко подымаясь.
- Швабру негде? – переспросил Гаури.
- Эх ты, медузьи мозги… - Лина задумчиво взъерошила его волосы. Впрочем, через секунду оба были снесены обратно на скамейку именем Справедливости. Амелия о чем-то радостно рассказывала, Лина делала вид, что слушала, Гаури делал вид, что понимает.
- А потом господин Зелгадисс…
Принцесса умолкла, потому что бессердечный маг-мечник возвращался из библиотеки. Он сдержанно поздоровался со всеми. Сама же Амелия явно несколько сникла, что не могло укрыться от глаз Лины.
***
Вечером компания Рубак ужинала вместе. Вспоминали прошлое, думали о будущем, а Инверс даже несколько отвлеклась от своих забот, явно переключившись на проблемы Амелии. Когда принцесса ушла под предлогом «давно не была здесь, хочу прогуляться» Лина тихо последовала за ней.
Она обнаружила ее сидящей на качелях рядом с небольшим прудом. Девушка следила за разбегающейся рябью и молчала, даже не обращая внимания на прекрасный закат, несмотря на  то, что заходящее солнце играло на дрожащем водяном зеркале.
- Амелия... Что случилось? – когда посланница справедливости повернула голову, Лина заметила блеск слез в ярко-синих глазах.
- Ровным счетом ничего, Лина-сан. Вы прекрасно выглядите… И счастливы, - прошептала та, вновь переводя взгляд на воду.  Волшебница задумалась над тем, счастлива ли она. При этом мысли запутались совершенно.
- Но тебя что-то беспокоит.
- Пройдет…
Тут до Лины дошло.
- Зелгадисс?
Принцесса всхлипнула.
- На куски порву, - разозлилась Дажедра.
- Нет, не надо, у нас ничего не было. И не бу-у-удет, – заныла Амелия.
Лина села рядом на качели.
- Почему не будет? Ты недооцениваешь силу женского обаяния, - усмехнулась девушка, пытаясь поддержать подругу.
- Он меня не люби-и-ит, - у той уже началась истерика, она плакала навзрыд, даже не стараясь утереть слезы.
- Полюбит как миленький, - Лина прижала к себе принцессу.
Они сидели так минут десять, потом Амелия практически успокоилась. Вытерев рукой последние слезы, она едва слышно заговорила:
- Понимаете, Лина-сан…Я недавно…Совершенно случайно, не подумайте ничего плохого… Нашла дневник Зелгадисса-сана.
Лина едва заметно усмехнулась. Девушка же продолжала.
- Ну, и…я его прочита-а-ала! – опять слезы покатились из глаз Амелии. Рыжая вздрогнула. Что же такого могла прочитать принцесса?
- Он...Любит Зеллоса-сана…В подробностях описывает, как хочет дотронуться до его волос, поцеловать и обнять…Но тот холоден к нему, - Амелия доверительно посмотрела на Лину – Бедный Зелгадисс-сан!
Та остолбенела. Во-первых, от Зела она такого не ожидала, во-вторых, то что Амелия не ревновала, а жалела, что у того с Зеллосом ничего не получится… Это уже казалось ей несколько ненормальным.
- А ты?
- Я…я хочу, чтобы Зелгадисс-сан был счастлив! Во имя Справедливости! – воскликнула Амелия.
Лина захлопала ресницами.
- Это как?
- Я любым способом помогу ему обрести любовь Зеллоса-сана! – в глазах принцессы светились искры.
По затылку рыжей волшебницы уже стекал град капель.
- Нет! – выпалила она незаметно для себя.
- Что? – спросила Амелия.
Девушка посмотрела на принцессу. Не могла же она сказать о своих отношениях с монстром.
- Я тоже помогу тебе. И Зелгадиссу, - «и себе» - мысленно подумала волшебница.
Синеглазая расплылась в улыбке.
Но «добрым» намерениям не суждено было воплотиться в жизнь.
***
Зелгадисс сидел и что-то строчил в своей тетрадке. Возможно, это были очередные эротические фантазии химеры, связанные, конечно же, с Зеллосом. Впрочем, науке лучше не знать, что за мысли роились в голове парня.
Амелия сидела рядом, читая книгу и изредка бросая в сторону Зела такие взгляды, коими обычно прожигают насквозь. Она явно была воодушевлена обещанием Лины и своей любовью к яою. Ой, то есть, конечно же, любовью к Зелгадиссу-сану.
В библиотеке было тихо и прохладно. Маг приходил сюда уже второй день, а Амелия по своему обыкновению, ходила за ним хвостом.
Он уже привык к ее постоянному присутствию. Даже привязался к этой смешной и еще совсем маленькой девчонке. Но сердце его принадлежало лишь этому гадкому монстру, что мог вывести его из себя одной фразой.
Зел едва слышно вздохнул, выбираясь из кипы написанных им бумаг и тех книг, что были взяты с полок. Часть из писанины действительно была нужной самому Зелгадиссу. А вот на второй можно было неплохо подзаработать.
- Амелия, я пойду, книги на полки поставлю. Посиди пока  здесь.
Принцесса старательно кивнула, делая вид, что бе-е-езумно увлечена прочтением книги под названием «Откровения Зоанских некромантов». При этом следует заметить тот факт, что изучение книги вверх ногами является обязательным условием произведения эффекта на читателя. Как только химера скрылся за ближайшим стеллажом, Амелия кинула книгу в окошко и судорожно начала искать заветную тетрадку, не обращая внимания на чей-то сдавленный крик и приглушенный стук человеческого тела о каменную мостовую.
- Так-так-так…Что у нас там? – она погрузилась в чтение, причем глаза загорелись ярким блеском, щеки заалели. – Эх…Зелгадисс-сан! – конечно, прочтение яойных романов с весьма конкретными персонажами – это вам не хухры-мухры. А уж если учесть, какая фантазия была у сейрунской наследницы…
Она уже с фанатичным блеском в глазах дочитывала «сцену у Та-каметского озера», как услышала звук приближающихся шагов. Тут же поменяв тетрадку на гламурный журнал для девочек под названием «Будь, как Нага!», Амелия с неподдельным интересом углубилась в статью о том, каким же модным тенденциям осени нужно следовать.
***
Зеллос сидел на балконе в комнате Лины.
Она даже не обратила на него внимания. Просто, как будто пустое место.
- Лина-сан…
- А, это ты? – отозвалась девушка, накрывая еще теплую кровать покрывалом с красными цветами.
- Почему так холодно? – спросил монстр, разглядывая ее через стеклышко чьего-то пенсне.
-  Это был риторический вопрос. Я много размышляла, Зеллос. Я замужем и у меня будет ребенок от Гаури. Я даже начинаю себя чувствовать счастливой рядом с ним.
Эти слова эхом отозвались внутри монстра. По голове словно ударили молотом.
- И, в конце концов… - продолжала Лина – что у нас было, Зеллос? Да ничего. Только постель. Ты ведь даже не любил меня.
Такое ощущение, будто она вонзила нож ему куда-то в область живота. Вот он, словно масло, прорезает кожу, мышцы, касается органов, монстр начинает истекать кровью, но не умирать, ведь убить его таким образом невозможно. И красная полоса на животе начинает улыбаться Лине зубами из печени и почек, принадлежащих его человеческой оболочке.
Он выдавил из себя улыбку, поправил мягкие волосы на лбу.
- Откуда вам знать, любил ли я вас?
- Чувства, Зеллос, чувства.
- Они вас обманывают.
Хотя, черт знает, может и не обманывают. Зеллос спрыгнул с балкона и вошел в комнату, абсолютно беспрепятственно. Обняв волшебницу, он запустил пальцы в рыжие волосы.
- И неужели вам внезапно разонравилось разделять со мной досуг?
Проведя губами по ее щеке, он остановился. Зеллос явно хотел большего, чем мог себе позволить. Ведь приказ Джуу-о оставался в силе.
Ресницы рыжей девушки затрепетали.
- Отпусти меня, - сдавленно сказала она, не особо надеясь на то, что монстр ее послушает. – Ты появляешься тогда, когда тебе это угодно, ты можешь пропасть на месяц, на неделю, потом появляться и требовать от меня чего-то. Неужели ты настолько бесчувственен? – впрочем, она прекрасно знала ответ – Сжалься, Зеллос. И отдай обратно мою душу и сердце, что ты забрал со свойственной тебе улыбкой. С той улыбкой, с которой убивал многих.
- Не хочу, Лина-сан.
Он наслаждался ее беспомощностью. И тем, что может сейчас уйти. Или остаться. Сладкая месть за слова, что смогли всколыхнуть и ранить его неуязвимое тело.
В один миг вспыхнувшее желание снова унесло Лину куда-то глубоко в бездну океана.
- Ну, ты просила отпустить тебя, - Лину обдало холодным ветерком разомкнувшихся объятий.
А Зеллос улыбнулся и исчез. Все-таки хозяйку нужно слушаться.
***
Зелгадисс сходил с ума. Он не ел и не пил. Его часто бросало в жар.
В один день он просто не встал с кровати. Амелия носилась как бешеная вокруг него, но ее магия не помогала. Он позвала лучших клириков государства. Те, поговорив о чем-то, посоветовали обратиться в ритуальную контору, чтобы успеть устроить герою ее сердца пышные похороны. Девушка с криками: «С ума сошли! А ну, пошли вон отсюда во имя Справедливости!», выпроводила их, и устало уселась на кровать рядом с бесчувственным снаружи и горящим от глупых чувств внутри химерой.
- Я не смогу ничем помочь… Это хуже всего…
Но он ее не слышал. Пребывая в забытьи, он лишь грезил о монстре.
Что Зеллос делал в ванне его комнаты в гостинице… Почему он вошел туда, улыбаясь. Сам Зелгадисс сидит за книгой, в которой описаны заклинания магии настолько черной, что чернее просто физически быть не может. И старается не глядеть в ту сторону. Странная мелодия звучит в ушах. Еле слышимая, но безумно манящая.
Что он делал вчера? Или это уже было не вчера? Он нашел один вполне выполнимый в созданных условиях рецепт и тут же решил испробовать его. Даже выгнал вечно бегающую за ним хвостом Сейрунскую принцессу. Другое дело, что небольшую приписку «передозировка приводит к летальному исходу» он решил тогда просто опустить. Ему так хотелось быть с Зеллосом хотя бы в придуманной, навеянной зельем реальности, что он абсолютно не задумывался о последствиях. Грейвардс всю жизнь был серьезен. Должен же в его жизни быть совершен хоть один глупый поступок.
В жизни химеры. Но не в жизни человека по имени Зелгадисс. В жизни того человека было много ошибок. Хотя бы связь с Резо. Добрый дедушка просто заманил его в свои искусно расставленные сети, приманил силой, столь притягательной, коей достойны лишь самые-самые. Он же не требовал за нее практически ничего, кроме участия в своих экспериментах. А Резо его не жалел. Эксплуатировал всячески.
Но он отвлекся в своих мыслях. И не заметил, что уже в ванной. Монстр нагло улыбается ему, вновь приглашая овладеть собой. Обнаженный, стоит, опершись на бортик ванной. Выглядит полной шлюшкой. Очень дорогой, но именно шлюшкой. Есть те, кто готов многое отдать за то, чтобы иметь всего его в своих объятиях, осуществляя все свои фантазии и спрятанные до поры желания.
Мелодия в ушах заменилась равномерным стучанием крови в висках. Зеллос продолжал мягко улыбаться, подходя к нему и раздевая. Который раз за день. Это была иллюстрация лучшей главы его фантазий.
- Вы хороший любовник, Зелгадисс-сан, - прошептал эфемерный и какой-то слишком сахарный и послушный монстр. Будто ручной.
Он опустился на колени и взял уже вновь стоящий член химеры в рот. Такой ловкий, явно натренированный, словно по размеру подходящий рот. Зелгадисс запустил пальцы ему в волосы и грубо рванул на себя.
Да, ему нравились грубости. И то, что Зеллос послушно выполнял любое желание. Это заводило его. Но с каждой минутой в забвении, что было создано с помощью зелья, в реальности угасала его собственная, настоящая, драгоценная жизнь. Однако он все равно не дорожил ею. Ведь в той жизни не было этого ручного монстра, который уже готов раздвинуть ягодицы, принимая в себя Зелгадисса. Громкие стоны, вырывающиеся их глоток, страстные укусы, скользкая плитка. Все просто смешивалось в единый порыв. Да, Амелии было что почитать на досуге.
Амелия… отдельная история. Никто не должен знать, что как-то Зелгадисс был с нею. И неоднократно. Когда ожидание приготовления зелья было совсем невыносимо, он имел обыкновение врываться к ней. Она тоже была послушной. Только, в отличие от Зеллоса, с лица которого казалось, никогда не исчезала улыбка, она много плакала. Но не просила уйти, отпустить, пощадить. Просто после тихо лила слезы в подушку.
А сегодня, вчера… Или все-таки, сколько времени уже прошло?... Он выпил двойную дозу. И унесся сразу к пику. Ошибка, непростительная ошибка. Эта ночь будет последней. Для него и для выдуманного Зеллоса.
Где-то в глубине души он это сейчас понимал. И сейчас в мыслях его проводилась в своем роде исповедь. Каждый раз, двигаясь телом по направлению к монстру, в его голове проносилось какое-то отвлеченное событие, доводящее движения до исступления. Он не хотел вспоминать проносящиеся мгновения жизни, да и много ли хороших среди них было?
Зеллос уперся руками в полку под зеркалом и внимательно разглядывал их отражение. На какой-то момент в нем проснулся тот, настоящий монстр, а не порабощенная фантазия творца своих иллюзий. Типичный пассив. Да и толку состоять в гомосексуальной связи, если играешь роль «мужчины»?
- Зеллгадисс, вы сегодня…другой, - сдавленно прошептал он, когда химера кончил и устало встал рядом, положив руку на плечо монстра.
Зеллгадис тоже был пассивным уке. Тогда, в другой, человеческой жизни. С Резо.
Грейвардс лишь что-то пробормотал и опустился на плитку.
В реальности последний раз пробило его сердце. Сердце, разрывавшееся от неразделенной любви, от неразделенной жажды обладания.
Монстр в мечтах последний раз улыбнулся. Плотоядной улыбкой. И испарился, оставив бездыханного Зелгадисса в одиночестве проживать оставшиеся мгновения своей фантазии, которая окончилась позже, чем его настоящая жизнь.
***
Гаури ошарашено разглядывал Луну, принесшую весть, пытаясь вспомнить, где же он ее видел. Факт того, что она сестра Лины, несколько его успокоил, но тут же заставил задуматься, а стоит ли пускать ее к Инверс-младшей.
То, что пришла Луна было странно, ведь Амелия намного ближе. И географически и духовно. Однако Луне было не впервой выступать плохим предзнаменованием.
Лина была в шоке, получив известие о внезапной кончине абсолютно здорового по заключению докторов Зела, но постаралась перенести это со всей стойкостью. Любопытно, что все ее уже начавшиеся строиться планы рассыпались в прах из-за одной незначительной мелочи – смерти одного из героев.
Глобальной битвы двух разрушений не произошло. Луна исчезла из их жизни на ближайшие полгода. Тогда Лина родила долгожданного ребенка, и старшая сестричка вместе с родителями приехала их навестить. У них с Гаури все относительно прекрасно.
***
Церемония похорон прошла тихо. Пять присутствующих – Лина, Гаури, Амелия, Филионел и Филия тихо попрощались с химерой. Выражение лица Зелгадисса было совершенно обычным: серьёзным и лишь чуть-чуть - одиноким. Зеллос не явился, да и не ждал его никто.
Но он был рядом. Незримо находился здесь. И он все знал, о чем не было никому известно. Ведь это он подложил химере книгу со злосчастным рецептом зелья.
Было ли это выражение сожаления и желание помочь? Или, что больше вероятно, желание навредить, что у монстра в крови. Или очередной весьма смутный приказ Джуу-о.
Цефеид не знает этого. Он в астрале. Ему все равно.

Эпилог.
Амелия раз в неделю по субботам сидела на кладбище в обнимку с букетом цветов и дневником Зелгадисса Грейвордса. Все, что от него осталось – тетради с записями. И воспоминания ограниченного круга людей. Тех людей, что считались его товарищами.
Его история грустна. Но представляется несколько обобщенно. Однако все счастливые счастливы одинаково, а каждый несчастливый несчастен по-своему. Достойные люди не имеют в жизни счастья. И не стоит их винить в том, что они пытаются вырастить его в тепличных условиях. Указание на ошибку приведет лишь к отторжению, желание помочь вызовет недоверие. Вот о чем размышляла Амелия. Она не смогла бы ему помочь, ведь он никогда не был с ней. Она пыталась даже влезть в его мысли, забрав дневники. И слишком много всего осталось для нее непонятным.
Слишком маленькой и тесной казалась грудная клетка для ее сердца. Очень часто хотелось прекратить эти страдания. Но тщетно.
Через полгода ее выдали замуж за принца из соседнего королевства. Он был хорош собой, богат, но чересчур болезнен, чем догадливая девушка не преминула воспользоваться. В результате Амелия, принцесса Сейрунская, стала королевой небольшой территории, которая после некоторой бумажной волокиты была присоединена к Сейруну и стала одной из восточных (или все-таки западных?) его автономий. Филионелу данная практически законная афера очень понравилась. С тех пор он подыскивает Амелии нового мужа-принца – желательно с букетом болезней, и с тихим, легко подающимся влиянию характером. Вот такая скрытая реклама. Желающих, кстати, не так уж и много пока, так что спешите в очередь, дорогие принцы-читатели, коли такие имеются. Очень будет выгодная партия. Если вы доживете до ее конца.
Что случится с Амелией и остальными потом? Шабронигдо знает. Но не расскажет. Ибо расчленен он, деточки, на семь частей, одна из которых была уничтожена.

Послесловие.
Ради чего все это было? Кто, что и кому, а самое главное, зачем пытался рассказать и доказать. Эта история не будет жить в сердцах людей. Это лишь плод воображения, результат очень небрежного обращения со столь ценным Словом, которое значит все и ничего не значит.
Все началось забавно, а закончилось ужасно? Луночка напортачила, не справилась с заданием – насмешить читателей? Да что вы, в самом деле – перед вами классический пример древнегреческой трагедии, где начинается хорошо, а заканчивается либо совсем плохо, либо относительно плохо.
Ах да! И еще - считать меня гениальным автором тоже не стоит (;

0

2

Как я уже и писал- превосходно.

Мне бы первый фик написать вот так...

0

3

Я уже тебе вчера писал, но хочу еще раз повторить
У тебя талант, поэтому не скрывай его. Пиши больше и выкладывай, а не собирай в тетрадке.Фанфик просто...Слов нет.

0

4

*Сидит, с наглым видом жует красное яблоко* - Учитесь, студенты!)
*Напевает* And Fuck For-e-e-ver...
Черт возьми, песня затягивает xD

0

5

Браво *хлопаю в ладоши*

0

6

Нравиться...
Просто и со вкусом...

0

7

Здорово)

0


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » История, которой никогда не было.