Slayers - Time Of Changes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Самый лучший путь


Самый лучший путь

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Самый лучший путь

Автор: Обалдевшая Личность аки Ученица-химера, аки Темный Мэтру-шаман
Жанр: приключения, мистика. Можно проще: Яой! Но я писала красивую эротику…
Рейтинг: N-17,

Пыль дорог предо мной,
Бесконечно в даль.
И я буду по ним идти,
Лелея печаль….

Одиночество сдавило грудь,
Но я все равно продолжаю идти.
Ведь кроме самого себя,
Душу мою никому не спасти…

Только вперед, в ушах голоса,
Они знакомы и говорят о дружбе.
И сколько бы я не уходил,
Я не избавлюсь от человека в себе…

В любом мире есть своя весна,
Но в своей душе я её уже не жду.
Ничто больше не спасет меня,
Никто не скажет: «люблю».

Ностальгия по одиночеству,
Далекая сине-черная даль…
Суждено по пророчеству…
Заместо сердца  сталь…
Осколки души
Я уже устал от этого. Слишком долго ничего не происходит, слишком скучно. Если не считать парочки банд, с которыми я разобрался на досуге, то ничего, что бы могло внести резонанс в мою «плавную» линию жизни, не происходило. Так, для разнообразия: сколько мне лет? Дайте подумать...так-так…пятьдесят? Больше…. Вчера исполнилось 57. Отметил тем, что заменил кофе вином и выспался без снов. Думаете, я старенький дедушка-выпивоха? Чу…вовсе нет. Я не старею. Каким был, таким и остался…как в тот злополучный денек…
« Ты хочешь стать сильнее, чем ты есть сейчас? Ты многого достиг, что в пределах возможностей человека. А как насчет большей силы? Если согласишься, потребуется всего лишь одна услуга: помоги мне найти философский камень…»
О, вот снова: яркая злость, подобно взрыву…мой кулак врезается в дерево, по округе летят щепки и деревянное крошево…да, защитники природы такого не одобрят. Но на ком мне сорваться? Я задумался и сел в траву, откидывая голову на покалеченное дерево. И так, что тут у нас, в нашей жизни? Лина замужем за Гаури, у них трое детей, Амелия правит своим королевством, Филия управляет магазином и совершенно неуправляемым года два как вылупившимся Ваалем. Кселла и след простыл, после того, как Лина остепенилась. Вот и видно, что он за ней следил. Воистину неисповедимы пути Рубак…только я почти не изменился, разве что цвет одежды изменил…да, не волнуйтесь – не на черно-розовый…хотя неплохо бы смотрелось…просто на черный. Правда, с белым – на плаще оборки, на тунике и лампасы на штанах. Думаете, ради имиджа? Нет уж, нафиг надо…просто, хорошие вещи, крепкие, магически зачарованные. Благодаря им я мог чувствовать приближение монстров. Конечно, пришлось «отучить» их реагировать на меня, но дело сделано, и не один мадзоку так просто близко не подойдет без моего ведома. Может, заглянуть к Филии? Её магазин недалеко, так что почему бы и нет?
Я отправился к городу, видневшемуся на горизонте. По мере приближения к цели мне становилось все неуютнее и неуютнее, потом я надел капюшон и маску. Люди неисправимы – если я хоть ещё раз услышу: «Мадзоку! Мадзоку! А! Помогите! Убейте!» - то сам убью на месте.
Вот и магазин Филии. Я толкнул дверь во внутрь. Разумеется, чистота, прядок, мир и спокойствие…царят…царили. Мимо меня кубарем прокатился мальчишка с крыльями, зелеными волосами. Он юркнул за мою спину. Я тихо обалдел, когда увидел Филию с метлой наперевес. Она приняла боевую стойку и рявкнула:
- Вальгаав! Ты опять расколотил одну из моих ваз! Вальгаав? Ты где, черт возьми…Эээ…вам помочь?
Я склонил голову, помотал ей для убедительности, потом вытащил Вальгаава из-за спины.
- Нашкодил – извинись, - назидательно промолвил я.
Но Филию, похоже,  уже не волновала трепка за разбитую вазу. Она с подозрением смотрела на меня.
- Мы не встречались? Ваш голос слишком знаком мне…
- Филия, ты ничуть не изменилась, - не выдержал я, - такая же…воинственная, - я опустил капюшон.
Девушка была в тихом ступоре. Я улыбнулся.
- Зелгадисс-сан? – удивленно протянула она.
- Нейтрально-вежливый «сан», - усмехнулся я, - привет. Не виделись…32 года. 
- Зел, где ты был? – выпалила она, подскакивая ко мне с радостным воплем, - мы волновались.
Она по-дружески обняла меня за плечи. Я так же поступил – лучшая подруга, как никак.
- Да, прямо-таки волновались? – спросил я.
- Проходи хоть, поговорим. Новости от друзей расскажу.
Вскоре мы сидели и мирно пили чай. Я ни чай не пил, ни ел ничего. Филия явно обиделась. Пришлось взять печенье. Зря. Жутко вкусное. Пришлось взять ещё. И запить чаем. Девушка расцвела.
- Обалденная вкуснятина, - похвалил я на своем «улично-бродяжьем» сленге, - Филия, рассказывай. Как там народ?
- Амелия вышла замуж за какого-то принца. Живут счастливо, даже дети есть. Девочка, назвали Эрис.
Я поперхнулся чаем.
- Как-как?
Филия улыбнулась.
- Лина и Гаури женаты – трое детей. Два мальчика и одна девочка.
- Дай догадаться…Шабронигдо, Цефеид и Зеласс?
- Почти…Зелгадисс, Гаури, Лина.
- Черт, а меня за что? – изумился я.
Наверное, у меня при этом было такое лицо, а над головой та-а-акая капля, что Филия расхохоталась.
- А сама ты как?
- Да, как я…нормально. Вальгаав вот шалит, да так нормальный парень…
Я почувствовал, что меня кто-то тянет за плащ. Нагнув голову. Я увидел наивные глаза Валя.
- Дядя, а дядя. Ты мой папа, да?
Я тихо офигел. Глаза сейчас занимали половину моего лица, наверняка. Валь так же невинно смотрел на меня.
- А? – моргнул я, - Филия, ты слышала, что сказало твое чадо?
- Да, он ляпнет, - усмехнулась Филия, - Валь, это мой старый друг. Он и твой друг…но не папа.
- Ох уж эти дети, - я посадил Вальгаава на коленки, - взрослеют – не заметишь.
Тот не упустил шанса и цапнул со стола пирожное.
- Только после обеда! – возмутилась Филия.
Вальгаав обиженно скис.
- Да ладно, дай ребенку печеньку, - засмеялся я, - не будь занудой.
- Зел! Как ребенок сам, ей Цефеиду!
- Не слушай маму, - вредным голосом сказал я, - кушай печенье…
- Зел, - Филия угрожающе отцепила булаву от бедра, - получишь…
- Ладно-ладно, - я спустил парнишку с колен, - мне пора…а, забыл! 
Я скорчил задумчивую рожу.
- Как там Кселлосс?
Филия разом разозлилась.
- Не знаю.
- А разве вы не…
- Ты о чем? – булава оказалась рядом с моим носом.
- Ладно-ладно…извини…кстати, - я протянул Филии розовую потертую ленточку и небольшую коробочку, - передай ленточку Амелии, хорошо? Скажи, что долго берег, но боюсь потерять. А коробочка – тебе…пока не уйду – не открывать.
- Так ты уходишь? – Филия заметно огорчилась.
- Ну, я должен. Я привык странствовать…
- Зел, ну хоть на ночь останься…на улице начинается дождь.
Словно в подтверждение сверкнула молния, а потом раздался гром.
- Извини, не хочу приносить проблемы. Спасибо, что поговорили. Пока.
- Зел, ты не проблема! Понимаешь…мы ведь так скучали…и другие тоже рады бы были увидеть тебя. Почему ты не навещал нас?
- На это были свои причины, Филия, - я накинул плащ на плечи, - просто вы мне очень нужны, а я не люблю привязанность. Я пытался забыть вас, забыть друзей. Но не получилось, особенно тебя. Ты мне особенно дорога, как друг, разумеется. Именно поэтому пришел за новостями к тебе…прости, что так получается. Я, возможно, ещё вернусь.
Я опустил на глаза капюшон и вышел на улицу. Моросил мерзкий дождь. Я оглянулся и увидел печальное лицо Филии. Даже слезы в её голубых глазах. Я горько улыбнулся. Я в самом деле не любил привязанность, но она все ёще алела в моем сердце, словно проецируя последние минуты нашего путешествия на мое сознание. И ещё я помню…
Небо рассекла косая молния. Плащ подхватил ветер и начал трепать в своих объятиях, словно пытаясь изодрать в клочки. Я надел маску и пошел вперед.

Я иду по этой дороге,
Хотя сам не знаю, куда…
Где окажусь я завтра?
Подскажет мне звезда.

Завеса дождя плотна,
Я кутаюсь в плащ.
Меня ласкает темнота
Чего я все-таки ищу?

Как тяжело дышать.
Мое сердце стучит…
Мне странно больно…
Голос что-то кричит…

Я иду, я иду, я иду вперед.
Расскажи обо мне своим детям, луна.
Я ищу, я ищу, я найду, что искал…
Для меня, увы, цель – не одна.

Это был уже самый настоящий ливень.  Я промок до костей и рискнул сунуться в ближайшую таверну с постоялым двором. Поспешно захлопнув за собой дверь, я прошел мимо столиков и направился к барной стойке, словив по пути пару десятков злых настороженных взглядов. Две вещи существуют в этом мире, которые могут меня взбесить – это такие вот взгляды и Кселлосс. Но последний был сильно занят блаженным черти что деланьем вне моей мадзокской чувствительности. Я старательно замаскировал злобу под раздражением от холода, подошел к бармену и спросил:
- Комнаты свободные есть?
Тот подозрительно покосился на меня.
- А ты кто? Странный, а у нас всех знают. Чужак, ты из каких мест?
- Издалека. Так что, есть комнаты?
- Для тебя нет, - нахмурившись, сказал хозяин.
Откровенное издевательство, да? Меня окружила толпа вышибал, мадзоку в моем теле рвался надрать им задницы, меня так и подмывало опустить капюшон. Ненавижу…
- Мне не надо проблем. Просто скажите, сколько стоит комната, я заплачу и уйду спать, - контролируя себя, ответил я.
- Ты убираешься вон, мадзоку!
«Мадзоку»? Ну, хорошо…я опустил капюшон, склонил голову на бок, чуть прикрывая оба глаза.
- Убираюсь вон?
Я открыл глаза и впился в лицо хозяина. Тот охнул и ткнулся задницей в полки с напитками. Когда я хочу напугать – я это делаю. Между прочим, чем-то мой взгляд стал походить на кселлоссовский, плюс ошибочка в последнем заклинании сделали мои глаза несколько странными. Они полностью оправдывали титул «мадзоку». Когда я злился, тьма топила белки глаз, оставляя красноватое мерцание на месте зрачков. Короче, представил я сам себя самому себе, и что-то жалко стало хозяина. Такой взгляд только у миньонов и их хозяев.
- Так комнат нет? – переспросил я с самой милой улыбкой, на какую был способен в данный момент.
Улыбка, к сожалению хозяина, получилась смахивающей на оскал. Бедняга чуть не упал в обморок. Внезапно яркая боль пронзила правое плечо – я обернулся. На меня смотрел здоровенный бугай с красноватыми ножами в руках. Зачарованные? Маг, ли что ли? Не, рожей не вышел. Но тем не менее, думал я, вытаскивая кинжал из плеча, он опасен.
- Понятно. Дабы никого не убивать, я просто уйду. Будете драться? – я опустил капюшон на глаза.
Нет, люди бывают конченными идиотами. Даже Гаури тут показался бы доцентом. В меня полетело штук семь таких ножей. Увернуться удалось от шести, последний пронзил грудь, мерзко скрежетнув по ребрам. Боль расплавленным оловом растеклась по телу.
- Файербол, - выдохнул я, с трудом вытаскивая кинжал.
В левом углу таверны образовался выход. Я не стану убивать людей, твердил я, я не монстр…
- Стоять, демон! Эльмекия Ленс!
Подлый удар сзади. Ненавижу людей! Я грохнулся на коленки, но тут же вскочил. Теперь я готов был убивать.
- Вы сами напросились. Земля, повинуйся, ответь на мой зов, - начал я, откидывая моральные ограничения.
- Черт, колдует! В атаку!
- Подчинись моей воле! – рявкнул я, впечатывая обои руки в доски пола.
Заклинание, по моим меркам, всего лишь легко протрясло бы эту халупку, потому что контакта с Матерью-землей я не имел… Но…
Все затряслось с дикой силой. Напитки попадали на пол, столы и стулья грохнулись следом, а потом я увидел каменные штыки, которые, продырявив насквозь подвал, ворвались в помещение. Кто-то дико заорал, оказавшись поддетым таким «шампуром». Я шарахнулся в сторону. Не может быть…
- Мадзоку! Ты мой! – я обернулся на голос.
Зря. На этот раз в меня полетело пара десятков стрел из арбалета. Прикрыв лицо руками, я рванул в сторону выхода. Парочка стрел пронзила руки и спину, одна задела шею, ещё одна прошла почти наискосок в тело, под углом, под лопатку. Я не удержался от вопля. Зря я не защищаюсь в полную силу.
- Вы сами не знаете, с чем играете, - прохрипел я, - я не хотел зла. Но теперь я хочу вашей смерти.
«Нет, не хочу…не надо…»
Руки сами собой взметнулись в позицию заклятия.
«Нет, нет, нет!»
Я опустил голову. Тело ныло и болело. В сознании холод и боль, жажда мести. Пронзило душу острым клинком злости…
- ДизерБолт, - холодно сказал я.
Электрические разряды пробежались по комнате, минуя людей. Почему так? Так сказал я. Они умру по-другому, по-другому…
Лапочки с хрустом взрывались, свечи гасли... Я опустился на колени, не в силах стоять на ногах. Люди запаниковали и выбежали на улицу. Дождь кончился, и луна сверкала в небе.  Я поднялся и, пошатываясь, пошел за ними. Люди стояли кучкой у выхода, ощетинившись оружием.
- Disfang! – холодно сказал я, криво усмехнувшись.
Сдохните. Нелюди.
Послышался противный свист и шипения.
О, вот так, иди ко мне, я зову тебя.
Хрипловатый вой и противный, мерзкий смех.
О, вот так, иди ко мне, я зову тебя!
Они заслужили, уничтожь их всех!
Что-то захрустело. Тени моих врагов…или жертв, исказились, оматериаливаясь. Они приобрели объем, дергаясь, как лошадь при смерти. На тенях всех их сверкнули два алых глаза.
«Давай, парень. Они заслужили», - звенело в голове. Слишком жестоко? Тогда…но мне никогда не было так хорошо, так легко. Словно я пью их страх…я пью его? Что я делаю…но так сладко…как вино…как вино? Что…я…о Боги, до чего приятно…
- Нееет!
Олин из людей захрипел, хватаясь за плечо и падая на колени. С противным хрустом его рука вывернулась наизнанку и попросту исчезла. Так же получилось и с остальными. Кто-то лишался рук, кто-то ног, кто-то всего себя, а кто-то сразу терял голову…как в прямом, так и переносном смысле. О, Disfang, мое любимое заклинание…ныне я страж тьмы и своей темной души…как сладко…как прекрасен их страх, их боль, их ненависть, непонимание...да, ещё!
- Впитай их, - голос мой звенел, - отдай их мне.
Это продолжение заклинания. Я составил его сам, не зная, сработает ли…но что я теряю? Я хочу их боли. Уже нет сил быть человеком…мадзоку? Да будет так…только ещё, ёще этой ненависти…если бы я мог, я бы выпил её всю!
Последний человек упал в лужу собственной крови и затих. Странно, но их тени, сливаясь в одну, подплывали ко мне. Я опустился на колени, опуская ладони в черноту. Они погрузились в странный, сладковато-болезненный холод. Тень слилась с моей, вспыхнула кровавой каймой, и замерла, полностью подчиняясь мне. Хорошо, это работает…
Я посмотрел на луну…и принялся вытаскивать стрелы из плеч, рук, колена. С трудом дотянувшись до оперения стрелы, которая раздирала мою спину, «лаская» плоть изнутри, под лопаткой, я потянул…
Рык прокатился по городу. Я не могу…не могу…но почему-то моя боль несколько отличается от боли других по вкусу…моя отдает мятой…и призраком нечеловеческого страдания…нечеловеческого? Совершенно верно…

И вот, наверное, путь закончен.
Но я продолжу идти?
Мне так больно за других,
А вовсе не за себя.

Я ощущаю, как струйки алые…
Они струятся по моей душе.
Обязано умереть то, чем стал я.
Я не могу, может сдаться уже?

Куда, куда, куда я пойду?
Ведь путь закончиться здесь.
От своей судьбы не уйду,
Принес мне ветер весть…

Кровь текла из десятков мест, больно было до ужаса. Даже теперь я не отличал свое тело от сплошного комка боли. Опираясь на меч, я отправился в лес, спотыкаясь на каждом шагу. Сил не оставалось даже на исцеление. Да оно мне и не поможет – со стрелой-то зачарованной в спине…да и не человеку теперь вовсе. Даже мою человеческую треть нельзя назвать третью…процентов десять во мне только было человеческими. Исцелить их? А что толку? Рессуректион бы помог…ну, а где тут жрицы? Я доплелся до дуба, упал в траву лицом вниз и тихо застонал. Вот и конец пришел моей жизни…пафосно, где мои эпитафии?
Перед затуманенными болью глазами мелькнула черная дымка. Я поднял глаза и увидел человека в одежде священника…Цефеид прислал мне жрицу? «Жрица», опустившись на одно колено, впилась мне в глаза.
- Ты последний, кого я тут желаю сейчас видеть, - прохрипел я, глотая соленую кровь.
- Яре-яре…я пришел помочь…юный демон.
- Не надо мне от тебя помощи…
Человек потянулся к стреле, торчащей из-под лопатки, улыбнулся и заметил:
- Так таки и не надо? – и, сомкнув пальцы на древке, резко дернул.
Я разразился беззвучным криком. Вцепившись обеими руками в корни дуба и выгнув спину, я ощущал, как по моему подбородку стекает кровь, орошая траву. Опустив голову, я тихо спросил:
- Что тебе в самом деле от меня надо? 32 года прошло.
- Подожди говорить, Зелгадисс-сан. Ты ранен смертельно даже для мадзоку.
- Тогда добей меня, - прохрипел я.
Повисло тяжелое молчание.
- Не могу, - произнес человек.
- Кселлосс, я мертвец. Ты это видишь.
- Я вижу шанс, который могу вам дать. Причем из чистых побуждений.
-  Ха. Ха. Ха, - я закашлялся на последнем «ха».
- Я помогу…
- Я не собираюсь быть должником…тем более, твоим.
- У меня такое чувство, что я не буду спрашивать.
А у меня такое чувство, что я не сдвинусь с места. Руки Кселла избавились от остатков моей туники, потом он положил ладони на мою спину. Он хотел отдать мне часть своей сущности? Но это…означает…
- Хватит, стой! – рявкнул я, неловко пошевелившись, - ты не имеешь права…
- Не дергайся, - слова обожгли холодом и больше напоминали резкий приказ. Я почувствовал, как его пальцы осторожно, но решительно касаются ран на спине, чуть проникая в них…а потом стало жутко холодно. Я тяжело задышал – так и подмывало свернуться в позу зародыша. А потом я просто потерял сознание.
***
Очнулся я, прислонившись спиной к дереву. Рядом горел костер, перед огнем сидел Кселлосс и мирно дремал. Мадзоку что, спать могут? Ох ты черт, он мне жизнь спас...но какой ценой…я вечно теперь проклят…если не проклял сам себя до этого момента!
- Кселлосс, - начал я, поднимаясь на ноги, но тут же рухая вниз. Ран не было, зато все болело, а корка крови нежно обволакивала чуть ли не каждую клетку моего тела.
Мадзоку встрепенулся. Я сел в траву и закрыл глаза.
- Очнулся? Лови, - я поймал новую тунику.
- За что ты это сделал со мной? – спросил я, стараясь привести в порядок сознание и организм, отчаянно требовавший Рекавери и, как не странно, хорошей порции выпивки – для очередного провала в мир сновидений.
- Это секрет.
Я не открывал глаз.
- Вы погибли бы, если бы не усовершенствованная форма Disfang.
- Я бы погиб, если бы ты не сделал этого со мной. Зачем, спрашиваю?
- Секрет, отвечаю.
Я открыл глаза. Кселлосс. Открыто улыбался, потом подал флягу с водой.
- Хочешь пить? Знаю, что хочешь. Все-таки человек…пока.
- Я постараюсь эту часть в себе сохранить, понятно? – рыкнул я.
- Не удастся. Я слишком хорошо все сделал.
Я схватил флягу, и, пошатываясь, поднялся на ноги. Отвинтив крышку, я вылил её содержимое Кселлу на макушку.
- Это «спасибо» в вашей интерпретации? – возмутился священник Зверя.
- Мне не за что говорить спасибо.
Кселл поднялся на ноги, убрал со лба мокрую прядь и усмехнулся. Я отметил, что он выше меня на пол головы и волосы отросли за эти годы…или он просто сменил этот аспект своего облика? Не могу не сказать, что он был чуть ли не самым привлекательным парнем за все время моего странствия. Мадзочьи зрачки, аметистовые глаза сочетались просто мистически. Я чувствовал ауру такой силы, что невольно зауважал его…интересно…а как бы он выглядел без…в… За такие мысли нужно с силой двинуть себе любимому по макушке! Повезет его подружке. Или другу? Мадзочьи миндалевидные зрачки озорно сузились.
- Пошли, - он цапнул меня за запястья и на мощном буксире потащил в лес.
- Что, куда!? – опешил я.
Кселл не отвечал. А когда на горизонте показалось небольшое озерцо, он просто телепортировался сам (и меня прихватил заодно) на его середину. Я грохнулся в воду. Да, болело у меня все, что можно. Даже те места, которые не болели никогда. Даже те, которые в принципе не могут болеть. С удивлением поняв, что вода выталкивает меня, я всплыл(!) на поверхность.
- Как?
- Очень просто. Почему нет? Ваше физическое тело весит не больше, чем обычного человека. Потому что часть вас в астрале. Таков путь мадзоку.
- Пошел к черту, - гаркнул я, вспоминая навыки по плаванию.
- Яре-яре…
Я поплыл к берегу, все же наслаждаясь тем, что могу…когда ноги коснулись песчаного дна, я услышал веселое замечание Кселлосса:
- Вы бы остались тут подольше. Производите впечатление выбравшегося из мясорубки.
- А откуда я выбрался, по-твоему? – задиристо спросил я.
- Вы сами вертели ручку, - парировал Кселлосс.
Вода вокруг меня стала красной. Ну конечно, я же все ещё в крови. Я окунулся с головой и начал отскабливать от себя пахнущую металлом размокающую дрянь. Спина все ещё ныла, так же как и плечи…не говоря уж о голове – она трещала, как будто по ней кочергой долбили суток двое.
- Сколько я спал? – спросил я, морщась от боли.
- Двое суток. Сейчас только-только смеркалось, - я стоял спиной к берегу, голос Кселлосса доносился сзади.
Он что, просидел возле меня двое суток? Но зачем? Я почувствовал, что скоро начнется очередной дождь. И в правду, только что успевшая подняться луна была сокрыта тучей, и вокруг появились маленькие воронки от капелек воды. Я подставил лицо дождю, отгоняя прочь все, пытаясь собраться с мыслями. Зачем он спас меня? Мог бы оставить умирать, я сам предложил ему меня прикончить окончательно. Зачем он отдал мне часть своей силы? Чем я заслужил? И эта дурацкая забота…я не преминул спросить:
- Зачем ты остался со мной? Мог бы уйти. К чему эта забота? Я бы мог сам позаботиться о себе.
- Или умер? – поинтересовался Кселлосс.
Голос его был странно близко.
- Даже бы если и умер. Тебя это как-то волнует? – не выдержал я и обернулся.
Потом плюхнулся в воду – Кселл стоял сзади. И смотрел на меня, а когда я обернулся, то наши взгляды совершенно неожиданно перекрестились. Я не ожидал. Кселлосс разразился довольным хохотом. Даже обидно стало…
- Шутки у тебя, – я встал на ноги, вытаскивая из головы водоросль, - до инфаркта доведешь…
Я внезапно поймал себя на мысли, что говорю с ним совершенно свободно и по-дружески. Какого Шабронигдо я это делаю? Кселлосс же открыто улыбался.
- Теперь вы понимаете, что стали больше монстром, чем всем остальным? Вы сами посодействовали этому. Монстр – как оборотень. Стоит раз попробовать человеческой крови…или страха – как отказаться от своей сущности уже нельзя. Я всего лишь вдохнул в тебя часть своего «я».
Дождь капал быстрее и быстрее, набирая бешенный ритм. Я обошел Кселла и вышел на берег, опустившись в траву. Мадзоку обернулся и пошел следом за мной…и вышел сухим из воды…в самом наипрямейшем смысле этой фразы.
- Что я такое? – тихо спросил я, внутренне содрогаясь, - все шансы на то, что бы стать человеком улетели в тартарары.
- А зачем тебе становиться человеком? – спросил Кселлосс, опускаясь передо мной на корточки. 
- Что бы… - я запнулся.
- Ну? – Кселл весело улыбался.
- Я хочу жить среди людей и не слышать их полный ненависти шепот за спиной. Быть таким, как все.
- Не надо быть таким, как все, - с лица Кселлосса сползла улыбка. Он смотрел совершенно серьезно, - я не  хочу, что бы ты был человеком.
Я ошалело посмотрел на Кселла.
- И этому ты посодействовал? – зло сощурившись, спросил я.
- Именно.
- Почему же? Какое тебе до меня дело?

И вот я пришел – нашел ли?
И искал – и это моя цель?
Моя жизнь закружилась…
Как скрипки дьявольская трель…

Шум беснующегося сердца…
Расплескался по моему телу.
Я не буду идти дальше –
Я уже пришел…

Я что-то ещё говорил, но оторопело замолчал, когда теплая ладонь Кселла коснулась моей щеки.
- Мне есть дело, - ладонь поползла выше, вплетаясь в мои волосы и касаясь уха, - потому что…
- Потому что… - продолжил я, все ещё удивленно, но с какой-то затаенной надеждой.
- Потому что мой секрет – это мои чувства к тебе, - шепот Кселла был совершенно искренним.
Я закрыл глаза. Ложь. Быть не может…
- Нет, не ложь, - он читал ми мысли, - я не скрываю больше. Ты так же продолжаешь ненавидеть меня? Тогда почему не отстраняешься?
- Я… - мысли скакали в голове, как клоны Лины при виде таверны, - я не ненавижу тебя.
Наклонив голову, я коснулся губами его ладони. Кселлосс тихо вздохнул и заключил мое лицо в нежный обхват. Дождь так же поливал нас с неба, но мне было все равно. Я протянул руку и коснулся лица друга…да, именно – друга. Любовника. Я люблю его.
- Я люблю тебя, - вырвалось у меня.
Все. Я ничего не скрываю…
- Пойдем со мной, - сказал Кселлосс, приближая свое лицо к моему, - вместе. До самого конца света. Давай будем вместе.
Я любим. Я люблю. И это было самой верной целью, самой моей длинной дорогой. Да, давай будем вместе.
Он коснулся теплыми губами моих, дрожащих губ. Я вздрогнул от неведомых доселе ощущений. Язык толкнулся в мой рот, я усилием воли разжал зубы и откинулся на его руку. Он поддерживал мою голову, вплетя пальцы в волосы, нежно целовал…пока наивно, почти целомудренно…
Я тихо застонал, прижимая его к себе ближе, и поцелуй стал настоящим. Наши языки сплелись в единое целое, капельки дождя падали, окрашиваясь в молочный цвет под лучами освободившейся от туч луны. Мне стало так спокойно и тепло, словно все растворилось в этих объятиях. Пусть так будет вечно…просто я люблю его. Продолжая поцелуй, Кселлосс опустил ладонь ниже, на мое плечо, слегка отодвигая ткань туники вниз, обнажая шею…он не решается коснуться её губами. Я вздрагиваю, когда его пальцы стягивают рубашку ниже…обнажая уже ключицы. Он разрешает себе только легкие, чарующие прикосновения. Он шепчет о моей «очаровательной невинности» на ухо, а дыхание ласкает щеку. Я уперся руками в прибрежные камни, откидываясь назад. Он последовал за мной, продолжая что-то шептать. Разум затуманился, отказываясь рассуждать здраво, скептицизм что-то лепетал о лжи, но мне было плевать. Я хочу его любви, хочу, что бы он был со мной…и плевать даже если это не на долго. На все плевать, до боли плевать…
- Я не лгу, я не лгу, - шептал он, целуя мое ухо.
Его руки ласково стали снимать мою рубаху, осторожно, с нежностью и заботой, от которой меня уже колотила крупная дрожь. Не может быть этого, не может…что бы так…он же мадзоку…
Он скользнул руками ниже, ласково пощекотав ямочку между ключицами, окуная меня куда-то в неизведанное. Рубашка легко сползала по плечам на траву, капли дождя ласкали меня так же нежно, как и Кселлосс. Я застонал и упал на спину, прикрыв глаза. Он опустился на меня, касаясь губами шеи, ласково целуя. Я обнял его за плечи, ожидая, что он вот-вот отстраниться и исчезнет, скажет, что это шутка…
Две ласковые, уверенные руки легли на мою талию, лаская сознание и тело.  Я открыл глаза, увидел, как Кселлосс смотрит на меня. Взгляд его светился нежностью, лаской и желанием. Я готов к тому, что бы быть его. Я сам хочу того же.
Наши губы снова сплелись в поцелуе. На этот раз страсть рвалась наружу, выражаясь в стонах и судорожно сжимающихся пальцах.
«Иди ко мне, любимый, я хочу тебя».
«Я люблю тебя и только тебя, нежный, ласковый, единственный».
Я почувствовал, что его ласки не только дают мне наслаждение, но и пробуждают что-то внутри, что иное, странное, нечеловеческое…я изогнулся дугой, встречая жаркие губы любовника грудью, послышался хруст, а затем удовлетворенный вздох Кселлосса.
- Потерпи.
Где-то завыл волк, молния неестественно рассекла почти чистое небо. Я почувствовал боль в спине, а потом словно что-то рванулось ввысь за пределами моего взора. Кселлосс приподнял меня за плечи, поцеловал в ухо, потом я увидел, что вокруг нас летают бело-алые перья, сверкая в молочном крике лунного света. В следующую минуту белая рубашка Кселла треснула, и к ним примешались черно-фиолетовые. Внезапная догадка пронзила мое сознание. Я мадзоку.
Я мадзоку…но почему-то все равно, даже интересно. Кселлосс помог мне встать на ноги. Перевоплощение только начиналось, я это чувствовал. Но мой любовник даровал мне свою любовь, окуная в неистовые, прекрасные ласки.
- Ты больше напоминаешь мне ангела, - прошептал он на ухо мне, - нежели одного из нас. Даже я не был похож на тебя в момент второго рождения…
Крылья, развернувшись широким веером за его спиной, были огромны и неимоверно прекрасны. Стальные цепочки, оплетающие их основания и тонувшие в легкой мягкости перьев, придавали ему особое очарование несчастного злодея, дитя луны. Он прекрасен. Кселлосс обнял меня за талию и привлек к себе. Я почти видел свои два крыла, бело-алые, призрачные…
- Девственно-чистые, - добавил монстр, читая мои мысли.
Его руки коснулись оснований крыльев, и это принесло какое-то болезненное удовольствие, доверие. Я догадывался, что сейчас будет. Пока что я не демон. Пока что…
Кселлосс коснулся моих губ ладонью, а потом погладил воздух рядом с моим лицом. Перья разом стали кроваво-черными. Я вздрогнул, когда почувствовал резкую боль в груди. Сердце остановилось, что бы не удариться о грудную клетку никогда. Мне все равно, я хочу быть с ним даже в том случае, если придется умереть.  Стальные цепи оплели мои крылья, пронзая плоть, и это приносил и боль, и удовольствие. Пару колец на основания…о да, ещё…ниже…так…пусть цепи сожмут сильнее…
- Дитя, - ласково протянул Кселлосс, смакуя каждое слово, - теперь ты мой.
Воздух вокруг нас вспыхнул пламенем, ало-оранжевым. Я почувствовал тепло и успокоился, положив голову на плечо Кселлу. Он прижал меня к себе с силой и нежностью.
- Да, я твой, - признал я.
Мы горели. Перья вспыхивали, тут же заменяясь новыми, больно не было. Любимый…
- Да…
Возьми меня.
- Ты и так мой.
Его руки легли мне на бедра, легко стаскивая штаны вниз. Я застонал и выгнулся ему навстречу, приняв жаркий, полный желания поцелуй в грудь. Я отдаюсь тебе. Я твой. Осторожно он начал целовать ниже, не пропуская ни одного места на моем теле. Я доверился его рукам, уверенно поддерживающим меня. Сил не было ни на что – отняло перевоплощение, и даже если бы я хотел, я бы не смог вырваться. Но я и не хотел. Его руки пошли ниже, лаская мои ягодицы. Я застонал ему в губы так неистово, что он сам всхлипнул.
«Ты ждешь этого».
«Я хочу твоего тела».
Мы опустились в траву, огонь полыхал вокруг, еще одна молния рассекла небеса, луна выла, как волк, волки выли, как луна. Он прижал меня к земле, сжав пальцы на запястьях, осторожно раздвигая коленом ноги. Я тихо всхлипнул, зажмуриваясь и сжимая зубы. Огнь вспыхнул с новой силой, я услышал стон Кселлосса и открыл глаза. Его волосы расплескались по плечам расплавленным, отливающим фиолетовым, золотом. Глаза сверкали, как драгоценные камни. Он прекрасен.
- Твои глаза как рубины, - ответил он, осторожно проведя рукой по моему животу ниже, - в них так темно. Ты тоже прекрасен.
Я почувствовал его тепло совсем близко и тихо вскрикнул. Кселлосс успокоительно коснулся моих губ и, сжав пальцы на моих волосах, стал един со мной. Я закричал, сжав пальцы на его плечах, откидывая голову назад.
- Тише, тише, - шептал он, касаясь губами моего лица буквально везде, - я не сделаю больно.
Я тяжело задышал и простонал его имя прямо в его жаркие, ласковые губы. Он коснулся щекой моей щеки, руки хозяйничали внизу...мне было не больно – мне было спокойно. Кселлосс легонько подался вперед, вызвав очередной стон, потом снова. Я принимал в себя его ласку, судорожно глотая хриплые крики, прислушиваясь к его учащенному дыханию. При каждом движении я прикрывал глаза, но тут же снова открывал их, что бы видеть его лицо. Кселлосс не отрывал от меня нежного взора.
«Дорогой, прекрасный, я люблю тебя».
«Нежный, ласковый, я твой».
Он откинулся назад, и от этого движение получилось резким и болезненным.  Я закричал, не в силах сдержаться, потом он наклонился к моим губам, извиняющимся поцелуем заглушая крик. Я опустил руки на его спину, потом последовала вспышка непреодолимого желания необузданной близости. Я выгнулся к нему навстречу, игнорируя резкую боль, обвил его талию ногами, на мгновение остановился и взвыл.
- В тебе столько похоти, - шепнул он, кусая мое ухо.
Дальше шла эйфория страсти и наслаждения. Звезды проплыли перед глазами под наш общий звериный вопль, а потом мы, тихо постанывая, лежали на траве. Огня больше не было. Крылья раскинулись под нашими телами, словно отделяя от земли своей теплотой. Мы ещё долго обнимались, накрыв друг друга ими, пока не уснули…
***
И теперь я понимаю, что искал. Мне ничто больше не нужно. Кселлосс стоял передо мной, любимый всеми частями моей души. Я отдал ему как тело, так и сознание. В его ласке было какое-то демоническое подчинение, от которого я не мог отказаться. Наши плащи развивались на ветру, наши мечи разили беспощадно, мы вкушали вино человеческой боли и любили друг друга.
Я не человек…
Но мне плевать!

Я нашел тебя, любовь моя – в конце пути.
Я должен был только идти, что б тебя найти.
И плевать, что было тяжело и невероятно больно.
Но теперь мы вместе – моему сознанью – вольно…
6.12.2007

0

2

!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

0

3

класссс....)))))

0

4

^_____^)))

0

5

У меня есть и другие фики этого автора - нужны?)))

0

6

Да, конечно! Очень нужны!

0


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Самый лучший путь