Slayers - Time Of Changes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Самый важный подарок


Самый важный подарок

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Самый важный подарок

Фэндом: Рубаки/Slayers
Пейринг: sore wa himitsu desu *_* (на самом деле автор не знает, кого в конечном счете с кем сведет)
Автор: Tora_Tallium aka AnimeZiya
От автора:Когда-то давно я не умела придумывать короткие сюжеты. Первый мой фик... до сих пор не закончен. Будет интересно - може напишу дальше...
Отказ от прав: Мир не мой, персонажи не мои, выгоду не извлекаю. При написании были использованы материалы с сайта http://www.theria.net , покорнейше прощу прощение за использование без разрешения. Оригинальный женский персонаж Тора Таллиум - плод моей больной фантазии, созданный на основе данных с вышеназванного сайта.
По поводу жанра и рейтинга: Абсолютное несоответствие персонажей и мира. Полнейший бред. Чтобы потом вопросов не было, здесь AU и OOC. А рейтинг стандартно я не в курсе... наверное PG-15 какой-нибудь.

Мир, дорогой мой, полон схожих историй.
Жизнь, любовь, предательство, месть, бегство –
все это скучно и все это уже было…

«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»

Часть первая. Знакомство.

В небе хмурились огромные черные тучи. Первые капли дождя уже успели упасть, а до города Карвеля предстояло идти еще часа два. Других городов по близо-сти не было. И с каждой новой бисеринкой воды терпение Лины таяло все быстрее. С учетом того, что со вчерашнего дня она оставалась голодной, и КАКОЙ разгром устроила на дороге местным бандитам несколько часов назад (надо сказать, гнев бандитоубийцы с разбойников по их уничтожении перекинулся на команду), все старались держаться от предводительницы на значительном расстоянии.
Кселлос появился как всегда ниоткуда, прямо за спиной Лины. О произошедшем днем он, на первый взгляд, не догадывался. Девушка из последних сил сдержи-вала свою ярость, и его появления не заметила из-за чрезвычайной сосредоточенности. Амелия хотела было поздороваться, но таинственный священник приоткрыл один глаз и приложил указательный палец к губам, всем своим видом показывая: «Молчите». Зелгадис предусмотрительно замедлил шаг, решив, что этот мазоку ни-чего хорошего задумать не мог. В том, что Кселлос прекрасно о дневных событиях знал, а может, и сам подстроил (хотя зачем ему это? *_*), химера не сомневался, но к Лине соваться тоже не хотелось. Гаури, конечно, ничего не понял, но решил продолжать помалкивать (больше всех досталось именно ему). Сейрунская принцесса чуть не подавилась так и не произнесенным приветствием, когда Кселлос незаметно приблизился к Лине и прошептал в самое ухо:
- Лина - сан, прекрасная погода, не...
Поток эмоций Лины обрушился на мазоку с такой силой, что он едва успевал их поглощать, вследствие чего потерял бдительность. Волшебница же подпрыгнула на месте, отскочила от довольного Кселлоса и выкрикнула первое, что пришло в го-лову:
- ФРИЗ ЭРРОУ!!!!!
Почему Лина первым делом вспомнила именно это заклинание, никто не понял. Но на Таинственного Священника оно подействовало с потрясающим эффектом – он замер в куске льда. Причем замер так внезапно, что не догадался переместиться через астрал. Лина тем временем подошла к перепуганной Амелии и злобно сказала:
- Амелия, Кселлос хотел поговорить о прекрасном. О Мире, Любви и Справед-ливости. Поделись с ним своей Радостью.
Мазоку конечно все слышал. Слова «прекрасное», «мир» и «справедливость» вывели его из ступора, к тому же он почти оттаял и решил поскорее смыться. Но не тут то было.
- Куда это ты намылился, а?!!!! – Лина в бешенстве запрыгнула ему на спину, не давая уйти. – Чего ты копаешься, Амелия? Иди сюда, ЖИВО!!!
Принцесса обрела потерянный было дар речи и неуверенно подошла к обреченному Кселлосу.
- Кселлос - сан, я... – Амелия не понимала, что конкретно ей стоит говорить. Но вспомнив, что она «Защитница Добра и Справедливости», и еще раз взглянув на Лину, говорить стало проще. – Я, как Защитница Добра и Справедливости должна вам сказать, что вы очень нехорошо...
- Да просто ОТВРАТИТЕЛЬНО!!! – Прокричала Лина, все также сидя у мазоку на спине (чтоб не убежал).
- ...поступили с Линой – сан, и должны быть наказаны!
- Вот именно!!! – Теперь волшебница кричала Кселлосу прямо в ухо. Её эмоции он впитывать больше не хотел.
Амелия запнулась. Знать бы, как его наказать... Она словно услышала голос Лины – «Он хотел поговорить о прекрасном». Принцесса продолжила неожиданно:
- Жизнь прекрасна! Как я рада предстоящему дождю! Вы чувствуете, Кселлос – сан? Я рада сегодняшнему дню и...
Амелия разошлась не на шутку. Кселлос ужаснулся, сколько всего может наговорить «защитница Справедливости», и попытался скинуть с себя Лину. Та, казалось, вцепилась в священника мертвой хваткой. Кселу ничего не оставалось, как крикнуть:
- К сожалению, у меня дела...
И он исчез, конец фразы затерялся в воздухе. Амелия опять потеряла способность говорить, Лина же очень больно свалилась на землю. Где-то сверху послышался ухмыляющийся Кселлос: «Извините, Лина – сан».
- КСЕЛЛОС!!! Ты у меня за все ответишь!!!
Таинственный священник пожал плечами и уже из астрала продолжил свою «трапезу». На безопасном расстоянии, тщательно пряча свою ауру.
Гаури и Зелгадис, молча за всем этим наблюдавшие издали, подошли поближе. Мечник тихо спросил:
- А что вообще случилось-то?
Химера обреченно на него посмотрел и как можно тише ответил:
- Главное не спрашивай об этом Лину.
Гаури молча кивнул. Хотя понял лишь, что волшебницу лучше не беспокоить. Его голова все еще болела, и мечник думал, что завтра у него будет большая шишка.
Дождь тем временем начал принимать угрожающие масштабы.

До Карвеля Рубаки дошли изрядно промокнувшими. Ливень мало того, что не собирался кончаться, так еще и увеличивался с каждой минутой. Ничего не было видно дальше пяти шагов. О том, в каком состоянии была Лина, лучше вообще не упоминать.
К тому времени, как друзья нашли гостиницу (по совместительству таверну), дождь уже фактически был водяной стеной. Хозяин таверны нисколько не удивился буквально ввалившимся в нее Рубакам. Вода с них текла рекой. Желание переодеться во что-нибудь сухое преодолело голод даже у Лины.

Часа через полтора высохшие Рубаки спустились вниз. Уже с лестницы были слышны крики: «Все меню 5 РАЗ!!!» Впрочем, господин Вакрир, хозяин гостиницы, в этом деле был новичок. И о последствиях не догадывался.
Спустившись, предводительница Рубак увидела лишь свободный столик с четырьмя стульями. Пустой.
- Это что значит?! Я же сказала – ВСЕ МЕНЮ 5 РАЗ!!!
- Простите…
- Мне тоже все меню. 2 раза, – подал голос Гаури. Сегодня делить еду с Линой было бы небезопасно. Это понял даже он.
- …но…
- Мне 6 чашек кофе, – сказал Зелгадис. И дождь здесь был не причем. Просто в предыдущих тавернах он не смог выпить ни чашки. Что бы принесли хотя бы одну, нужно заказать вместе с Линой сразу 6.
- …вы…
- Сегодня такой несправедливый день! Лина - сан, обычно я вас не одобряю, но сегодня… Все меню один раз!
- ПРОСТИТЕ! – господин Вакрир все-таки не выдержал – Но вы сможете оплатить ваш заказ?
Гаури, Зелгадис и Амелия дружно куда-то спрятались. Лина, конечно же, вскипела. Реакция была незамедлительной:
- Да ты знаешь, кто я?! Я прекрасная и гениальная волшебница Лина Инверс!!! И если ты СЕЙЧАС ЖЕ не принесешь мне ЕДУ, я от тебя…
Договорить она не успела. Впрочем, хозяин таверны тоже не успел ничего ответить. Под раскат грома в гостиницу вошла девушка. Совершенно сухая.

Одета она была достаточно странно. Черные сапоги на платформе, клешеные брюки с отделанным золотом поясом, темно-бордовая кофточка с открытыми плечами и рукавами длинной до пальцев рук… На руках – золотые браслеты. На плечах – темно-коричневая накидка с капюшоном, отделанная золотой вышивкой.
Она была высока и стройна. Под накидкой виднелся маленький черный кожаный рюкзак. Светлые прямые волосы с золотым отливом были собраны в высокий хвостик, доходивший до талии, длинная челка лесенкой обрамляла лицо, украшенное вызывающей ухмылкой, но не закрывала глаза. Но их все равно видно не было из-за коричневых солнцезащитных очков почти в половину лица, чем-то напоминающих крылья бабочки. Стекло к дужкам крепилось позолоченным металлом, сделанным похожим на какую-то руну.

- Я за них заплачу, – тихо произнесла девушка.
Амелия чуть было не начала лепетать что-то о Справедливости, но Зел вовремя зажал ей рот. «Лучше сейчас не вмешиваться».
- Вы уверены, госпожа…
- Я за них заплачу, – повторила девушка и сняла очки. Ее глаза оказались холодно-карие. Но Вакрир увидел их кроваво-алыми. Всего лишь на одно мгновенье, но и этого оказалось достаточно, чтобы он со страхом произнес:
- Конечно, сейчас все будет…
И удалился.
Девушка тем временем опять надела очки и подошла к столику Рубак. Пятый стул принесли незамедлительно, как и заказанную еду. Официант хотел быстрее уйти, но незнакомка его остановила.
- Чай. Холодный. Лимонный. Без сахара. Без долек лимона, – ее голос ледяным ветром проникал в душу. У официанта подкосились колени и начал дергаться левый глаз, – Как можно быстрее.
Никто из компании не проронил ни слова. Девушка так же молча села к ним.

Ели молча. Гаури в происходящем запутался настолько сильно, что не знал, о чем спрашивать. Амелии хотелось порасспросить незнакомку и толкнуть очередную речь о справедливости. Зелгадис с мрачным видом (еще более мрачным, чем обычно) пил свой кофе, и, за все время трапезы, единственный хоть что-то сказал (а имен-но позвал официанта и попросил еще 4 чашки кофе). Девушка неспешно выпила свой чай, облокотилась и сложила голову на руки. Казалось, что она уснула, но из-за очков узнать так это или нет не представлялось возможным.
Когда Лина доедала четвертое меню, ее любопытство пересилило все остальные чувства. Она обратилась к девушке:
- Почему ты за нас заплатила?
Ответа не последовало.
- Я говорю – почему ты за нас заплатила? Ты, вообще кто? – нервы у волшебницы были на пределе. Химера подумал, что неплохо бы было полечить Линину психику. А заодно и свое здоровье поправить. С Линой и у него начались сдвиги.
- Я – Тора, – девушка немного вздрогнула и надела очки на манер ободка. Все (даже Гаури) решили, что она спала, – мне хотелось чаю.
- Ну и заказала бы себе чай, а мы тут при чем? – буркнул Зел.
- Я не хотела, чтобы Лина Инверс разнесла эту таверну. Я временно здесь живу, и тут отменный чай, – ответила она Зелгадису, и посмотрела на волшебницу, – ты же Лина Инверс?
Гаури все таки не выдержал и спросил:
- Лина, а что происходит?
- Ты, медузьи мозги, некогда мне тебе объяснять!!!
- Лина, лучше признайся, что сама не понимаешь, в чем дело.
- Зел, будто ты понимаешь!!!
Никто не заметил, как Амелия залезла на стул.
- Я, как истинный защитник добра и справедливости, требую от вас объяснений, госпожа Тора, и если вы затеваете что-то недоброе, то знайте, что…
- Амелия, ЗАТКНИСЬ!!! – в один голос проорали Лина и Зел.
Новая знакомая печально вздохнула. Замолчали все – Амелия и Гаури с откры-тыми ртами, волшебница и химера, соответственно, наоборот.
- Ну зачем же так кричать… Лучше бы вы представились… Девчонка на стуле, как я поняла, Амелия Вил Тесла Сейрун, наследная принцесса королевства Сейрун – «девчонка» чуть со стула не свалилась, - ты, – девушка посмотрела на химеру, – Зел…
- Меня зовут Зелгадис Грейвордс, – он неохотно ответил.
- Как я могу видеть – химера. Очень симпатичный, нужно сказать. Хотя навер-няка ищешь исцеления, – бессердечный маг-мечник мгновенно залился краской. –  И ты, – она перевела взгляд на «пожизненного защитника», - …
- Я? – Опять не понял Гаури.
- Его зовут Гаури Габриев, – сдавленно ответила Лина.
- Что ты про него знаешь? – с издевкой и обидой спросил Зел.
- Ничего. Только то, что умом он не блещет.
Теперь челюсть отпала у всех. Доедать не собиралась даже Лина.
Тора постучала пальцами по столу. Теперь все заметили, что ногти у нее чуть более длинные, чем обычно принято, и окрашены в золотой цвет. Она продолжила:
- И что это вы вдруг замолчали? Куда вы идете?
Отвечать никому не хотелось. Девушка обвела всех леденящим взглядом. Неожиданно ответил Гаури:
- Мы собирались пойти в какой-то здешний храм. Кажется, за каким-то артефактом... – он почесал затылок, пытаясь вспомнить что-то еще.
- В храм? Да от него остались одни развалины, хотя в данное время идет успешное восстановление... Да и какие там артефакты?... – Тора оторвалась от своих мыслей и обратилась к Рубакам, – Ну, что ж, если вам это необходимо, пойдем в храм.
Челюсти у всех отпали по новой.
- Что значит – пойдем в храм, – рассержено спросил Зел.
- Это значит, что я собираюсь путешествовать с вами, – химера ударился голо-вой об стол, – по крайней мере, какое то время. И Амелия, не обязательно лезть на стул, если хочешь что-то сказать.
Принцесса, расстроившись, села. Лина же, напротив, встала:
- С чего ты взяла, что пойдешь с нами? Быть может...
- Лина, я буду оплачивать ваши обеды, – волшебница мигом забыла, что хотела сказать, – Изредка. Мои деньги тоже не бесконечны.
- Ну... – Лина явно колебалась. Незнакомка не внушала доверия, но перспектива халявной еды мешала бандитоубийце здраво мыслить. – В принципе, я не против.
Гаури было все равно. Человеком больше, человеком меньше, пусть это решает Лина. А если она за...
- Ну, раз так, я тоже не против того, чтобы ты пошла с нами.
Зелгадису эта идея совсем не понравилась. (Эти его вечные комплексы по пово-ду своей внешности *_*) «Да что она понимает? Разве может она понять мое состояние? Еще и издевается. Ну уж нет, либо я, либо она!»
- Я категорически против.
Амелия никак не могла понять, что же ей делать. Лина – сан выступила за при-соединение девушки, Зелгадис – сан против, Гаури – сан естественно поддержал Лину... Сама принцесса была скорее против. Ей не дали закончить свою речь в пер-вый раз! Не дали ее даже начать во второй! И назвали девчонкой! И как же подозрительно выглядит желание иногда платить за них. Но... это было бы неплохо. Много таверн осталось бы целыми. Что ни говори, а каким-то непостижимым образом не-знакомке удалось сегодня утихомирить Лину.
Принцесса решила, что сегодня слишком несправедливый день. Поэтому позволила своей обиде выйти наружу:
- Я не горю желанием путешествовать с вами, госпожа...
Но, уже в который раз за день, договорить ей не позволили.
- А кто вам сказал, что меня интересует ваше мнение? – на лице Торы вновь появилась злорадная ухмылка. – Если я сказала, что пойду с вами, то я пойду, даже если вы все будете против.
- Что?!! А кто тебе сказал... – Лина вскипела. Но ее гневу не суждено было выплеснуться.
- Я сама так решила. И не советую меня злить. – Волшебница икнула. Тора же продолжила, – Сегодня вы очень устали. Как и я. Поэтому пойдемте-ка спать.
- А я думал, ты уже выспалась, – выразил общую мысль Гаури.
- Я не спала. – С этими словами Тора поднялась к себе. Рубаки непонимающе переглянулись.

Часа в два ночи Зел вышел из своей комнаты. Он решил уйти, Тора его неимоверно раздражала. Путешествовать с ней он точно не собирался. Осторожно, чтобы никого не разбудить он спустился по лестнице. Но, уже подойдя к двери, он услышал знакомый голос:
- Куда это ты собрался, на ночь глядя? – Тора сидела за тем столиком, за кото-рым они ужинали. На том же месте. Казалось, глаза девушки светились холодом. Золотые узоры блестели в неровном лунном свете.
- А это не твое дело. – Встреча с ней в планы химеры не входила.
Узоры на накидке девушки заблестели сильнее.
- Ты так думаешь? – в ее голосе слышалась угроза, насмешка и... печаль?
- Уверен. – Сердце мага забилось чаще.
- А я так не думаю. Я вас нашла не для того, чтобы вы разбегались.
- Я не намерен путешествовать с тобой. И не понимаю, зачем тебе путешествовать с нами.
- А мне наскучило всегда быть одной. Вы подходящая компания, – теперь голос Торы был пронизан иронией. – Не хочешь путешествовать со мной, продолжай путешествие со своими друзьями.
- Они мне не... – Зел попытался отговориться. Не получилось.
- Не ври мне. – Теперь было ясно видно, что золотая отделка светится сама по себе. – И не зли меня. Ты считаешь, что я над тобой насмехалась?
- Приблизительно, – Зелгадис начал нервничать.
- Я редко не подкалываю людей в плане внешнего вида. Я всегда говорю то, что думаю. И думаю, что говорю.* – Свечение узоров не прекращалось.
Зел не знал, что ответить. Тора тоже не спешила продолжать.
- Но ведь подкалываешь?
- Но никогда с целью унизить или оскорбить. – На мгновение она замолчала. – И только людей, способных понять, оценить и посмеяться вместе со мной.
- Я, во всяком случае, тебе не доверяю. И оставаться здесь не намерен.
- Я же сказала, не зли меня. – Теперь и ее волосы отсвечивали золотом. – Ты привык жалеть себя. И считаешь, что тебя не способны понять и полюбить. Но ты ошибаешься. И в своей жалости не замечаешь обратного, – хвост развязался, и волосы спали на плечи девушке, оставаясь в полуподвешенном состоянии. Сердце Зела упало куда-то в пятки. А Тора продолжила, – Твое излечение гораздо ближе, чем ты привык думать, но из-за недостатка терпения и жалости ты его не видишь.
- А тебе то откуда знать? Ты не знаешь того, что чувствую я! – Зелгадис не вы-держал. А сердце его в пятках отплясывало чечетку.
- А ты считаешь, что один страдаешь во всем мире? – ее волосы всплыли вверх. Узоры на одежде засветились настолько ярко, что освещали все вокруг. И глаза. Холодно-карие глаза в одно мгновенье стали золотыми. Девушка не могла больше сдерживаться. – Я тоже могу спросить у тебя – что ты обо мне знаешь? А я, может быть, пережила гораздо больше, чем ты. Ты бы и половины того, что довелось чувствовать мне, не выдержал! Но зачем тебе это, ведь ты такой несчастный, зачем разбираться в проблемах других людей? Хотя иногда в решении чужих проблем можно найти ответы на свои вопросы. – Она не повышала голос и продолжала светиться. До химеры начал доходить смысл ее слов. Но первым, на что он обратил внимание, все-таки немного успокоившись, были слова об исцелении.
- И в чем же мое исцеление, которого я не вижу?
- Вот она, твоя жалость и нетерпеливость. – Тора перестала светиться. Голос ее заставил Зела дрожать. – Я не скажу тебе об этом.
- Но...
- Когда-нибудь сам додумаешься, но будет поздно.
- Почему ты сразу не сказала? Быть может, это повлияло бы на мое мнение, – ее слова задели химеру.
- Я не выкладываю все тузы сразу. – На ее лице уже давно играла презрительная ухмылка. – И мнение твое меня не интересует. – «По крайней мере, пока ты продолжаешь себя жалеть и не умеешь ждать».
- Но Лине же ты сразу пообещала оплачивать ее обеды. – Зел чувствовал себя обиженным и неправым, но признавать этого не хотел. «А в твоих  словах есть смысл. Наверное, я и правда... Стоп! Нельзя позволять ей мной манипулировать».
- Мне неинтересно вами манипулировать. – Теперь в пятки прыгнуло не только сердце химеры, но и его душа. «Она и мысли читать может?!» Девушка же совершенно не подала виду и ледяным голосом продолжила, – Я нашла вас не для того, чтобы вы разбегались. Меня всего лишь привлекла ваша компания. Мне скучно. Но, если сейчас уйдешь ты, следом за тобой уйдет Амелия («И поступит очень глупо и не-логично»), а путешествовать только с Линой и Гаури уже гораздо менее для меня привлекательно. Поэтому сейчас ты поднимешься в свою комнату и ляжешь спать.
Зелгадис молча пошел назад к лестнице. Он запутался. Во всем. И, как ему самому казалось, запутался хлеще, чем мог бы Гаури. Но одно химера понял точно – никуда он не уйдет до тех пор, пока не узнает, как же вернуть себе человеческий об-лик.
Услышав звук закрывающейся двери, Тора радостно улыбнулась и вышла из гостиницы. «Сколько же с ними будет проблем! Как многому их стоит научить...»

- Все меню 3 раза, и ПОБЫСТРЕЕ! – послышался с лестницы голос Лины. Компания дружно спускалась на завтрак.
- Наконец вы встали. Завтрак оплачен вперед. – Тора преспокойно сидела за все тем же столиком. Глаза ее опять были закрыты очками. Завтрак действительно стоял на столе. Некоторое время все молчали.
- Если вы пытаетесь нас подкупить, то знайте – настоящие защитники Справедливости... – ни с того, ни с сего начала Амелия.
- Амелия, ты хоть когда-нибудь можешь ПОМОЛЧАТЬ! – вскипела Лина.
Договорить у обеих не получилось.
- Лина, ты должна уметь сдерживать свои эмоции. Амелия, ты слишком много говоришь впустую, – обе девушки опустили глаза вниз. Новая знакомая же, отпустив два замечания, как ни в чем не бывало, спросила, – вы есть собираетесь? Еда уже остывает. – Потом подумала и добавила – Амелия, я тебя обязательно выслушаю, толь-ко не сейчас, голова жутко болит.
Рубаки сели за стол. Тора ничего не ела, даже чай не пила, просто сидела, подперев голову рукой. Заговорил Зелгадис:
- Ты что, не выспалась? И почему ты совсем ничего не ешь?
Девушка мотнула головой, как будто сгоняя сон:
- Я? Бр-р-р... Нет, я прекрасно выспалась. – Вслед за этим замечанием последовал зевок. Разговор поддержала Лина.
- По тебе видно... Может, расскажешь что-нибудь о себе?
Тора медленно повернула голову в сторону гениальной волшебницы.
- Ну... Меня зовут Тора Таллиум, мне 24 года, я достаточно сильна. – На этой фразе она замолчала, но не надолго. – Вообще мою личность лучше узнавать посте-пенно, а не сразу рассказом от первого лица... Расскажите лучше что-нибудь о себе, вот ты, например, – повернула голову к Гаури.
- Меня зовут Гаури Габриев, я пожизненный защитник Лины, – тут же выпалил мечник. Тора, впрочем, отреагировала неожиданно.
- Ну, не зарекайтесь, молодой человек, мало ли что может случиться... А не у вас случаем хранился тот меч, как же его... Горун Нова, если не ошибаюсь...
- Ну, да, а...
Договорить не дала Лина:
- А ты откуда знаешь, что «хранился»?
Рубаки дружно уставились на Тору. Она надела очки на манер ободка, представив компании блеклый цвет глаз и круги под глазами.
- Ну, я много чего знаю... Впрочем, это не столь важно...
Тут уж перебили ее. Точнее, перебил. Зелгадис.
- Наоборот, важно. Ты слишком много о нас знаешь.
- Знаете, о вас трудно что-либо не знать. Вы особы достаточно известные.
Тора опустила очки на глаза и встала.
- Вы уже позавтракали, быть может, пойдем?
Рубаки переглянулись и вышли вслед за ней на улицу.

Компания шла вслед за новой знакомой. Первым заговорил Гаури:
- Вам не кажется, что она какая-то странная?
- Кажется, не кажется, а придется идти вместе с ней, – мрачно буркнул Зел.
- Но, Зелгадис – сама, – Амелия предусмотрительно говорила тихо, – справедливость обязательно восторжествует! Она, – кивок в сторону Торы, – кажется мне весьма подозрительной личностью! Мы, как защитники Справедливости, не обязаны ее терпеть!
Зел закатил глаза к небу. «Пока я не узнаю, как мне вернуть человеческое тело, никуда она не денется! Ради исцеления я вытерплю все!»
- Амелия, в тебе играет самолюбие, – подала голос Лина. Принцесса уже собиралась возразить, мол, «Как можно, госпожа Лина?», но гениальная волшебница продолжила, одновременно кивая, – да, именно самолюбие. Тебе три раза незнакомый человек не дал закончить речь о Справедливости! Согласна, она странно выглядит и ведет себя... Но Тора согласна оплачивать наши обеды!
- А ты как всегда ищешь выгоду, Лина, – химера покачал головой, – Хотя, зная о ее осведомленности, странно такое предложение, ты же столько ешь...
- Брось, Зелгадис. Лина же не одна ест, – опять заговорил Гаури, – и я вообще не об этом. Она говорит, что выспалась, но такие круги под глазами... К тому же, она совсем ничего не ест.
Такого от мечника никто не ожидал (даже я *_*). Первым в себя пришел Зел:
- В том, что у нее круги под глазами, ничего странного нет. Наверняка всю ночь сидела и караулила, как бы мы не сбежали. А вот насчет еды ты прав...
- Подожди, Зел, а ты почем знаешь, что караулила? Сам уйти хотел? – спросила Лина. Все уставились на бессердечного мага-мечника.
- Хотел, – ответил Зелгадис как ни в чем не бывало.
- Но, Зелгадис – сама, это так несправедливо по отношению к нам!
- Подожди, Амелия. Так чего ж ты не ушел? Тебя же ничем остановить нельзя, разве что, – в голове Лины промелькнула верная догадка.
- Да, Лина, ты как всегда права.
- Стоп, а что? – вернулся прежний Гаури.
- Ты, медузьи мозги! Тора, наверное, знает способ исцеления Зела!
- Это так прекрасно, господин Зелгадис! – Амелия уже собиралась кинуться к химере на шею, но Гаури опять всех поразил.
- А разве Зелгадис болен?
- Ну, все, ты меня достал...
И так продолжалось до самого храма...

Тора к разговору не прислушивалась. Да это и не было обязательным. Она и так могла догадываться, о чем болтают Рубаки, и сейчас ее это мало волновало. «Главное, дойти до храма... Без происшествий дойти до храма...» Девушке стоило больших усилий держать равновесие и идти не шатаясь, и она прекрасно понимала, что сама виновата в этом. И когда до храма наконец-то осталось не больше 20 шагов, она к нему побежала.

Данное действо не осталось незамеченным... впрочем, компания не побежала вслед, а лишь тихо продолжала идти. Новая знакомая определенно была странная. В голове Зелгадиса мелькнула мысль: «Такая же странная, как и мы...» Мелькнула и исчезла.
Когда друзья подошли к входу в храм, то не поверили глазам своим. На пороге стояла Сильфиль и о чем-то спорила с Торой.
- Тора – сан, вы же прекрасно знаете, что вам необходимо есть! – девушка хотела возразить, но в этот момент жрица встретилась взглядом с компанией. – Милый Гаури... Госпожа Лина... Вы все здесь...
- Привет, Сильфиль! – радостно поздоровался Гаури.
- А вы знакомы? – спросила Амелия насчет Торы.
- Да, Амелия – сан, госпожа Тора очень помогла в восстановлении храма... Так что же мы стоим, проходите...
И, не дожидаясь рубак, Сильфиль повела Тору вглубь храма. Переставшие что-либо соображать друзья пошли следом. Зайдя в нужную комнату, им представилась веселая картина: жрица заставляла новую знакомую что-то есть... при ближайшем рассмотрении чем-то оказалась жареная курица.
- Тора – сан, вам необходима пища! Хорошо еще, что вы просто чувствуете слабость, а если бы опять приступ?
Девушка отмахнулась.
- Да ладно тебе, Силь... Все, я не могу больше есть!
- Тогда съем я! – мгновенно нашлась Лина, заставив всех еще раз удивиться ее страстью к еде.
- Не беспокоитесь, я сейчас принесу еще...
- Во имя справедливости, я помогу вам, госпожа Сильфиль! – встряла Амелия и вместе с жрицей направилась за едой. Гаури воевал с Линой за остатки курицы...
Зелгадис в который раз подумал, что же его связывает со всеми... Углубляться в свои размышления он не стал, решив лучше узнать их новую спутницу.
- Тора,  – химера сел в соседнее кресло, – а что...
Повинуясь старым привычкам, договорить Тора не дала:
- Да так, одна старая болячка, ничего серьезного.
- А почему... – и опять договорить не дали. Создавалось впечатление, что девушка действительно читает мысли.
- В данный момент времени знать, почему я ничего не ем, не обязательно. Когда придет время, я сама расскажу. – И предугадывая следующий вопрос, – И никуда ни вы от меня, ни я от вас не денемся. Гарантирую.
Зелу опять стало не по себе. Что-то в этой девушке заставляло настораживаться... и почему-то верить. Не задавая никаких вопросов.
И когда Лина с Гаури уже готовы были убить друг друга из-за последней ножки, пришли Амелия и Сильфиль. Как водиться, оставшуюся ножку ухватила Лина, и началась новая битва за вновь прибывшую еду. Жрица сказала, что недавно обедала, и принялась опять запихивать еду в Тору. Амелия успела отхватить себе несколько блюд и спасти кофе химеры.

Во время так называемой трапезы оказалось, что Тора знает, где находится нужный им артефакт. Точнее, не совсем нужный. А если совсем по правде, то абсолютно ненужный. Отправляться дальше решили на следующий день, а переночевать остаться в храме, благо комнат было завались.

Зелу определенно не спалось. Он не мог выкинуть из головы эту страннейшую особу. И каково было его удивление, когда Тора спокойно вошла в его комнату, села рядом и с самым наикавайнейшим выражением лица спросила:
- Что тебя гложет?
- Чего тебе... ты тут забыла? – подавившись, хрипло спросил химера.
- Ты не ответил на мой вопрос. – Ему показалось, или ее глаза стали кровавыми в этот момент?
- Да вот не спиться...
- Почему? – прервала его девушка. Химера уже начал привыкать в этой ее манере вести разговор...
- Да вот все никак не могу понять, что ты такое! – разозлившись, выкрикнул Зел, о чем успел тут же пожалеть. Хотя девушка отреагировала спокойно:
- Мазоку я, – обворожительная улыбка на ее лице заставила парня задрожать. – Почему всех так пугает этот факт? – Тора пожала плечами.
- Ничего меня не пугает, – спокойно ответил Зелгадис, унимая свою дрожь. Только сейчас он понял, что она жутко напоминала ему Кселлоса.
- Хм... ну, со мной не все так просто. Что, не любишь мазоку? – ухмылка и во-просительный взгляд.
- А за что вас... – и опять его прервали.
- Не нужно шаблонно судить о мире, Зелгадис, это приводит к неправильным выводам, а они в свою очередь дают неправильные ответы.
- О чем ты? Я не совсем понимаю...
- Это из-за шаблонности мышления ты не можешь найти своего исцеления... Хотя любое мышление по-своему шаблон, но ты мыслишь в одной плоскости, не ища другие. И именно это неправильно.
Химеру передернуло, и он поспешил отодвинуться от девушки. Теперь она на-поминала еще и Резо. О чем она? Каким образом способ мышления поможет исцелиться? Зачем она вообще пришла? И как она узнала, что он не спит? И почему она сама не спит? Хотя да, она же мазоку...
- Вообще называть меня мазоку не совсем правильно, я несколько другая... Хотя это и неважно. Похожа на мазоку, и ладно.
Зел сглотнул, не отрывая от нее глаз.
- Да, я ошиблась, рассказав тебе сейчас. – Похоже, Тора говорила уже не с ним, а сама с собой. – Но кто не совершает ошибок? Нет, вы должны были узнать случайно, когда уже привыкнете...
Некоторая разочарованность и боль в ее голосе заставили химеру выйти из оцепенения и посмотреть на нее с другой стороны. Не все так просто? Странно. И откуда эта печаль? Тора представилась очень родной в этот момент...
- Эм... Тора? Почему ты говоришь это мне, а не Лине, или...
- Хм... – девушка улыбнулась. – Наверно, так сложились звезды. Я просто знаю, что сначала хочу, чтобы именно ты мне доверял. – Такой загадочный взгляд...
- А почему?
- Интуиция. Не задавай таких вопросов, ответы на них приятнее находить самому, – девушка встала, – спокойной ночи.
Ушла. Ответив на один вопрос, и оставив множество. Зел думал, что теперь он точно не уснет, но в следующую минуту уже спокойно посапывал.
Заглянувшая в комнату Тора опять улыбнулась. «Отлично... Начало положено».

На следующее утро отправились в путь – Сильфиль отправилась вместе с ними. К Торе как-то попривыкли, хотя все еще сторонились ее. Лишь один Зелгадис иногда хотел подойти, но как-то понимал, что пока в его голове вертятся вопросы, на которые девушка не даст ответов. Путешествие обещало быть занимательным...

*Фраза из советского мультфильма «Алиса в стране Чудес».

Отредактировано Tora_Tallium (2010-04-25 13:58:26)

0

2

ниче так))веселенько))

Tora_Tallium написал(а):

Kiss my eyes and lay me to sleep. (с)

группа AFI
песня prelude 12 21^^?

0

3

Вальгаав написал(а):

ниче так))веселенько))

Ну так, я это писала... во сколько... года два-три назад... Вообще, должно быть дальше ^ ^

Вальгаав написал(а):

группа AFI песня prelude 12 21^^?

Она самая))))) После клипа на игру-ответвление от FFVII (не наю, как Дирдж оф Церберус пральна написать ^ ^) Подсела на эту песенку)

0

4

Tora_Tallium написал(а):

Ну так, я это писала... во сколько... года два-три назад... Вообще, должно быть дальше ^ ^

так пиши))я ужой проду жду)))

Tora_Tallium написал(а):

Она самая))))) После клипа на игру-ответвление от FFVII (не наю, как Дирдж оф Церберус пральна написать ^ ^) Подсела на эту песенку)

ясн)))а я вот эт группу ош люблю))лучший альбом по моему decemberundeground
рекомендую))

0

5

Вальгаав написал(а):

так пиши))я ужой проду жду)))

Ну, энная часть от второй части ужо есть XD На днях, когда учет ставить песестанут, допишу XD

Вальгаав написал(а):

ясн)))а я вот эт группу ош люблю))лучший альбом по моему decemberundegroundрекомендую))

Я как раз собиралась на днях скачивать ^^

Меня понесло выкладывать свои фики дальше...

0

6

пиши-пиши^^

0

7

Часть вторая. Встреча.

Они шли уже неделю. Торе удавалось поставлять всем еду… не рассекречивая того, кто она такая. Зел по этому поводу предусмотрительно молчал. Что-то тянуло считать ее родным человеком, но случалось это чаще бессонными ночами, или после коротких разговоров. И настолько отрывочным и непостоянным было это чувство, что Зелгадис о нем даже не помнил. Сама же Тора постепенно «подбивала клинья» ко всем рубакам. Так ежедневно Лине доставалась еда, Амелии уроки лаконичности, Гаури подробные ответы на вопросы. К Сильфиль подбиваться было уже не нужно, приходилось скорее от нее отбиваться (жрица упорно заставляла девушку есть). С Зелом же была совершенно странная история – он упорно не хотел ждать того времени, когда она расскажет все сама. По прошествии же этой недели к новоявленной девушке все привыкли, и как раз во время – они дошли до нужного им города, под названием Руишвиль.

А жизнь Руишвиля кипела и бурлила – шла неделя Святого Валентина. Незаметно для остальных рубак, Сильфиль куда-то утащила мечника. Лина Инверс смылась сначала в таверну, а потом просто неизвестно куда. Амелия тоже пропала – принц Солярии и старый знакомый принцессы Сейруна был очень рад встрече… Так, все незаметно разошлись, и Зел остался с Торой.
- Нужно же было так попасть…
- Необязательно следовать канонам праздников.
Зел одарил Тору уже привычным непонятливым взглядом.
- Почему тебе приходится все разжевывать, как Гаури? – девушка ответила таким же вопросительным взглядом. – Расшифруй сам.
- А, как же я забыл! Ответы на такие вопросы нужно находить самому!
- Сдерживай эмоции. – Безапелляционно. Так она разговаривала с Линой, и та становилась на удивление спокойной… Химера поперхнулся.
- А я разве их не сдерживаю? – девушка ухмыльнулась. – Ладно.
Парень стал думать. Почему-то все, произносимое этой девушкой, сразу же становилось непонятным. Будь ты хоть трижды Эйнштейном, стоит Торе сказать самую простейшую из истин – и ты будешь думать о ней до конца жизни, так и не разгадав. Благо, Зелгадису это не грозило.
- Ты хотела сказать, что в День Влюбленных не обязательно быть влюбленным?
- Ммм… Приблизительно. Но ты на верном пути. Ладно, пошли, зайдем вон в тот магазинчик…
Девушка указала на вывеску, изображавшую чайный сервиз и булаву. Химере это сочетание что-то напомнило. И он вспомнил что, когда вошел…
- Зелгадис – сан, какая встреча! Хотите чашечку чаю?
Им приветливо улыбалась не кто иная, как Филия. Где-то в другой комнате что-то со звоном разбилось. Тора осмотрелась.
- Интересный магазин… У вас есть дети?
Ироничная улыбка на лице, впрочем, не раздражающая, а притягательная.
- Валь!!! Прости, Зел, я сейчас…
Драконица скрылась в соседней комнате, и вышла оттуда через несколько минут. За ней улыбаясь шел маленький мальчик, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Вальтерией. А уж от его последующих действий удивились и Зел, и Филия. А именно – дракончик с возгласом «Ня!» повис на Торе.
- Тетенька Тора!!! Здрасьте!
- Разве я тетенька, Валь? – девушка улыбнулась. – А ты не изменился. Уже переродился что ли? – последний вопрос относился к Филии.
- Да, но… - Драконица наконец-то проверила ауру девушки. – Мазоку?!
- Меня зовут Тора. – Спокойная улыбка на лице. Даже слишком. Но девушка действительно не злилась. – В суете происходящего нас не представили.
Зелгадис смутился, сам не понимая чему.
- Филия, это Тора. Тора, это Филия.
- Я знаю, Зел. Жрица Карюю-о-сама. Вам позволили воспитывать переродившегося Вальтерию… - Девушка с ухмылкой продемонстрировала свою осведомленность. По идее, Филия должна бы разозлиться, но… Отчего-то Драконица наоборот стала спокойней.
- Зато о вас я ничего не знаю.
- Меня зовут Тора.
Филия с непривычки удивилась сильнее, химера же лишь чуть ухмыльнулся. Он уже стал к этому привыкать… Знакомство обещало быть забавным, с учетом того, что маленький Вальтерия продолжал виснуть на Торе…

Примерно через час Валя все-таки отцепили от Торы, и все вместе они сидели за столом и пили чай. Девушка о себе ничего нового не рассказала. Хотя, конкретно она ничего и не говорила. Все, что знал, ответил Зел. Еще через некоторое время в магазинчик пришла Лина. Филия невольно удивилась тому, что волшебница была гораздо спокойнее, хотя аппетита своего не потеряла.
- Тора, сколько вы говорите, путешествуете с ними?
- Приблизительно полторы недели. – Не снимая очков, ответила девушка.
- И за такое время… Зел, это же ее влияние на Лину? – тихо спросила драконица у химеры.
- В целом. – Он кивнул. Тора, как всегда, только пила чай и ничего не ела. Периодически отвечая на вопросы Вальтерии.
- А откуда вы его знаете? – Все-таки спросила Филия.
- Путешествия во времени. Занесло меня как раз перед событием. Вот и познакомились. – Улыбнулась. Валь снова някнул.
Наверное, и дальше бы ничего особо примечательного не случилось… Но вдруг… Неожиданно для всех присутствующих, в комнате появился Кселлос с чашкой чая в руках.
- Яре, яре, госпожа Филия… - И тут он увидел Тору. Глаза мазоку открылись сами по себе. Чашка вывалилась из рук. Нервно задергалась бровь. Тихим, неестественным для себя голосом священник тихо произнес, - Т-тора-а…
На несколько мгновений девушка засветилась золотым. Вся. Волосы вновь расплелись, и остались в чуть подвешенном состоянии. Узоры переливались перламутровыми оттенками. Глаза же, кажется, были сплошь золотыми…
- Кселлос, - голосом, пробирающим до мозга костей. Ледяным. Отнимающим все радостное… Вальтерия испуганно спрятался за удивленную Филию. Тора же медленно поставила чашку на стол. – Давно не виделись…
Еще несколько секунд сверлила священника взглядом. После чего надела очки, перестав светиться вся. Встала. Чуть поклонилась Филии.
- Вы готовите прекрасный чай. Мы встретимся позже. – Перевела взгляд на Зелгадиса. – Я в скором, думаю, времени, вернусь. Не беспокойтесь.
И вышла из магазина, пройдя мимо Кселлоса, будто его и не существовало. Даже не одарив презрительным взглядом. Как будто его не только нет сейчас, но и не было никогда. Мазоку снова тихо прошептал:
- Тора…
Но девушка его не услышала. Или сделала вид, что не услышала. Все оставшиеся несколько удивленно посмотрели на таинственного священника. Ксел наконец-то заметил, что он вообще-то не один тут стоит. И, пока у него не успели ничего спросить, исчез.

- Эм… И что это было? – Приблизительно через полчаса поинтересовалась Лина. Хотя никто из присутствующих не мог ответить ей на этот вопрос.
- Лина, у кого ты спрашиваешь? Пока ясно только, что эти двое знакомы. – Чуть нахмурившись, ответил ей Зел.
Валь же непрерывно спрашивал у Филии, куда ушла Тора. Жрица лишь могла, вздыхая, отвечать, что не знает, убирая осколки разбитой Кселлосом чашки. Таким драконица его никогда не видела. Да и остальные тоже. Священник был поразительно... Испуган? Взволнован? Расстроен? Этой эмоции, отразившейся на его лице, никто не понял. Повисшее в воздухе молчание нарушили Гаури и Сильфиль, тоже нашедшие магазинчик.
- Лина – сан, Зелгадис – сан... А что случилось? – Спросила Сильфиль, увидев несколько мрачные лица.
- Филия! Привет! – А Гаури, похоже, как всегда не заметил сразу.
Быстрее вышедший из оцепенения химера начал знакомить Филию и Сильфиль. Гаури, до которого дошло, что что-то случилось, пристал с расспросами к Лине. В наступившей суматохе не заметили, как шустро убежал Валь... Первой конечно опомнилась драконица.
- Что-то тихо... Валь, ты где? Иди сюда!
Лина и Зел огляделись, Гаури вслед за ними тоже. Филия успела обежать весь магазин, но Вальтерию конечно не нашла. Хотя и запаниковать тоже не успела, поскольку, держа его за руку, в магазин вернулась Тора... На лице которой  не осталось и следа от того гнева, что был при виде Кселлоса.
- Я вернулась. А за детьми смотреть надо, Филия.
Девушка присела перед Валем на корточки, что-то тихо ему сказала. Дракончик послушно кивнул и подбежал назад к жрице. У Лины медленно отпадала челюсть. Как, впрочем, и у остальных присутствующих. Разве что Гаури был спокоен, считая, что ему Тора сама все объяснит...

А девушка понимала, что практически совершила самую опрометчивую глупость из всех, что когда-либо могли быть. Всего лишь из-за неприязни к Джуу-о-шинкану чуть было не рассекретила себя. «Бабушка моя Эль-сама, что я творю? Он… Он просто выводит меня из себя. Видеть не могу этого лица! Спокойно... Держи себя в руках, Тора. Спокойно». Мазоку осмотрела присутствующих изучающим взглядом из-под стекол очков. Все было, как она и предполагала – Гаури не задумывался, Лина похоже была недовольна, Зелгадис настороженно размышлял.
Сама Тора понимала – очередная встреча с Кселлосом неизбежна. Но не была уверена, что сможет держать свои эмоции при себе, и терялась от этой мысли.
- Ну, и что вы все застыли с такими мрачными лицами? Праздник же. Давайте веселиться.
Химера удивленно приподнял бровь, что ускользнуло ото всех, кроме той, кому этот взгляд предназначался. За эти полторы недели он впервые видел Тору такой – растерянной, невластной, метущейся между чем-то. Остальные могли этого не замечать, но не он, с которым мазоку проводила большую часть времени.
Его размышления прервала Сильфиль, радостно согласившаяся с Торой:
- Да, конечно, Тора – сан! Пойдемте все!
Зел притормозил, впрочем, как и Тора. Все уже вышли на улицу, и Филия собралась закрывать магазин, несколько непонимающе глядя на них двоих:
- Так вы идете?
- Да, конечно.
Тора порывисто взяла химеру за руку – он удивился еще больше, почувствовав в этот прикосновении просьбу помощи. Девушка быстро отняла руку, драконица не успела заметить, закрывая магазин.
- Вы идите, мы догоним вас.
Крикнула вслед удаляющейся компании Тора, оставив Зелгадиса в полном недоумении.

- Я должна поговорить с тобой. – Зел собирался что-то вставить, но девушка ему не дала. – Мне нужна твоя помощь. Ты хорошо прячешь свои эмоции – научи этому меня. – Маг-мечник поперхнулся, смотря на Тору расширенными от удивления глазами. После встречи с ней он сомневался, что умеет прятать эмоции вообще, и стремительно терял все навыки в этом вопросе.
- Я тебя не узнаю и не понимаю.
- Все просто. Кселлос меня бесит. Научи меня этого не показывать.
- Тора, ты уверена, что я для этого подхожу? – Он снова запнулся под взглядом, пронизывающим даже сквозь стекла очков. – Хорошо.
Только и кивнул он.
Они медленно побрели в ту сторону, в которую предположительно направилась вся компания. Девушка молчала, и не проронила не слова, пока химера не объяснил ей всего, что знал. Торе, похоже, эти знания не понравились – требовалась сила воли, которой у нее не доставало. Она сняла очки и неожиданно убрала их в рюкзак, распуская волосы – Зелу так понравилось больше, но он промолчал. Все остальное время, что они шли до остальных рубак, Тора лишь думала, но стоило компании показаться на горизонте – с ее лица ушла вся напряженность, и Зелгадис почувствовал, что Тора будет вести себя как обычно. Тут же представился случай испытать услышанное ей – снова появился оклемавшийся Таинственный Священник.

- Яре-яре... – Кселлос был сама невозмутимость. Ни намека на то странное чувство, отразившееся на его лице. Мазоку вел себя как обычно, словно и не он вовсе так странно отреагировал, увидев Тору. Она, впрочем, делала вид, будто Священника здесь вообще нет.
- Что ты тут забыл? – ухмыльнулся Зелгадис. Ни для кого не секрет, что данного конкретного мазоку он, мягко говоря, недолюбливал.
- Это секрет!
- Кселлос, ты хотя бы раз можешь ответить нормально? – спокойно поинтересовалась Лина. – Все твои секреты уже порядком поднадоели...
- Может быть, я просто хочу провести с вами свободное время, а вы так допрашиваете меня.
«У тебя не бывает свободного времени... И если они этого не знают или не понимают, то мне их жаль,» - фыркнула про себя Тора, но виду не подала.
Компания же вслед за Сильфиль и Гаури, которые любыми силами старались разрядить накалившуюся обстановку, направилась в парк развлечений. В парке, попутно заметив Амелию, естественно, все разбрелись кто куда, снова оставив Зелгадиса вместе с Торой. Хотя, на сей раз с ними же остался Джуу-о-шинкан.
- Тора – сан, я полагаю...
- Мне не о чем с тобой разговаривать. – Безапелляционно перебила его девушка, хотя мазоку не сдавался.
- Я ведь могу рассказать всем ваш секрет. – Тихо шепнул ей на ушко, и тут же отпрянул, потому что глаза Торы вспыхнули золотом.
Химере эти перешептывания не понравились совершенно, и он поспешил подойти.
- Тора, какие-то проблемы?
- Ах вот оно что, Тора – сан, а я-то думал…
- Еще одно слово, Кселлос, и от тебя не останется даже шрама в астрале.
Мазоку предпочел удалиться. Девушка села на землю, кипя от злости.
- Вот ведь сволочь! Ненавижу! Не могу оставаться спокойной, когда его вижу!
- Тора, да что случилось-то? Ты хоть что-нибудь можешь рассказать?
- Нет, не могу. Рано. Ты итак слишком много знаешь, дурья моя голова.
Либо химере показалось, либо Тора выглядела опустошенной. По крайней мере, за эти полторы недели он ни разу не видел ее такой... Казалось бы, что значат полторы недели? Но задумавшись, Зел понял, что он действительно успел многое о ней узнать. И такое ее состояние в его представлении с ней совершенно не сочеталось. Девушка выглядела подавленной, разбитой, озлобленной и опустошенной одновременно... Словно была готова разнести в порошок все вокруг, но у нее не было сил. А уж когда сидя на земле она закашлялась, сложившись пополам, ему это совсем не понравилось.
- Тора, да что с тобой такое? Может, тебе помочь?
На них уже оглядывались люди, а Зел все не мог понять – что же ему делать. Девушке оставалось радоваться, что из всей компании Рубак это видит только Зел. Как ей казалось.

Кселлос наблюдал за ней из астрала, прекрасно зная, что во время приступов Тора этого не заметит. «Глупенькая. Сильная, но беззащитная. Но почему она вызывает у меня такие странные эмоции? Я не делал ничего противоестественного мне, а вот она сама по себе противоречие, которое не должно существовать. Да, и за что она так злится на меня, я не понимаю? А я даже впитать ее эмоции не могу. Во всяком случае, у меня преимущество – я точно знаю, кто она. Но я не помню, что точно случилось…»

Приступ закончился минут через десять. Зелгадис все же додумался взять девушку на руки и отнести в тенек, на скамеечку. Тора же, как только смогла нормально ориентироваться в пространстве, углядела магазин одежды.
- Прекрасно.
- Что с тобой было?
- Я иду в магазин, скоро вернусь.
- Тора!
- Не ходи со мной.
Она нередко бывала лаконична, но сейчас это было что-то другое, химера не мог подобрать слова. Он видел, что Тора с трудом идет ровно, да и вообще с трудом идет, на ходу вытаскивая из рюкзака яблоко, но понимал, что лучше сейчас ей не перечить и оставить ее одну. Вскоре к нему подошла Амелия – ее знакомый принц куда-то спешил, и Зелгадиса синеглазая девушка нашла первой. Еще минут через пятнадцать к ним подошли Филия с Вальтерией, мальчик при этом сразу поинтересовался, где же тетенька Тора.
Она появилась еще через десять минут – теперь на ней было черное платье без рукавов со свободной юбкой, длинные черные перчатки выше локтя и без пальцев, черные же чулки и туфельки вместо массивных сапог. Перчатки и юбка по краю были окантованы белым кружевом.
- И чем обусловлена столь радикальная смена имиджа? – несколько удивился Зелгадис.
- Просто надоела старая одежда. – Пожала плечами Тора, посмотрев на заходящее солнце. – Я думаю, нам стоит поискать остальных и отправиться в гостиницу, скоро ночь.
- Рядом с моим магазином очень уютная гостиница. Я бы предложила остаться у меня, но, боюсь, мне негде будет вас расположить... – Тут же отозвалась Филия.
Спорить никто не стал. Вели непринужденную беседу ни о чем, Валь все также лип к Торе, которая все еще неважно себя чувствовала, но никак этого не показывала. Лиину нашли на конкурсе поедания пирожных (кто победил, догадаться нетрудно). Сильфиль таскала Гаури по различным аттракционам для влюбленных. К заходу солнца все были уже в гостинице.

На этот раз не Тора пришла к Зелгадису – он пришел к ней. парень и сам не понимал, почему так обеспокоен ее состоянием, но то, что он беспокоился, оставалось фактом. Как минимум третий раз за день он поразился – в своей комнате девушка поглощала пищу не хуже Лины Инверс.
- Мы знакомы всего полторы недели...
- А ты уже так обо мне беспокоишься. Забей.
Тора как всегда закончила мысль за собеседника, поглощая очередную куриную ножку.
- Меня уже даже не раздражает твоя привычка всех перебивать. Ты объяснишь, что с тобой такое?
- Нет, не объясню.
- Ответ самому искать, как всегда?
- Его вообще лучше не искать.
- Почему ты с таким рвением ешь?
- Это только кажется, что с рвением.
Химере это определенно надоело. Парень отодвинул еду и взял руки Торы в свои.
- Либо ты мне расскажешь, либо...
- Что? Ты ничего мне не сделаешь.
- Может быть. Но я не отстану, пока ты хоть что-то не объяснишь.
- Ок. Я ем, чтобы восстановить силы. Эмоциями я тоже питаюсь редко, меня это вводит в диссонанс. Я ответила на твой вопрос, руки выпусти.
Зелгадис вздохнул, возвращая Торе возможность самой повелевать своими конечностями, и до момента, как она все съела, не проронил ни слова.
- Хорошо, а Кселлос что тебе сделал?
- Зелгадис Грейвордс, хватит вести этот бессмысленный допрос. Я не люблю рассказывать о себе, и, даже будь ты моим братом, на твои вопросы я не стала бы отвечать.
- То есть я никогда не узнаю тебя лучше?
- А так ли оно нужно? Узнаешь, если я сочту это возможным.
- Тора. Я о тебе беспокоюсь. Это раз. Я об этом сам сказал. Это два. Тебе не кажется это странным?
- Не кажется. От общения со мной у тебя едет крыша.
- Это ты все начала.
- Уйди, пока мы не поругались. Завтра с утра со мной все будет в порядке.
Химера покачал головой и ушел. Тора легла на кровать и ушла на астральный план. Очень зря.

Отредактировано Tora_Tallium (2010-04-11 15:42:21)

0

8

Часть третья. Отстраненность.

Кселлос все еще наблюдал за ней, и теперь не успел скрыться. Но, хотя он и опасался, что Тора сразу вспыхнет, как только его увидит, этого не произошло. Девушка лишь фыркнула.
- Уйди отсюда.
- Яре-яре, Тора – сан. Нам нужно с вами побеседовать.
- Мне не о чем с тобой разговаривать.
- А мне кажется, что есть.
- Что-то ты не был таким уверенным, когда неожиданно увидел меня у той драконицы. Или я не права?
- Да, я не ожидал Вас там увидеть.
- Ну-ну, Кселлос, не пытайся оправдаться. У тебя было такое лицо, что я даже не берусь его описать.
- Зря Вы переместились в астрал.
- Да не тебе за меня решать! Уйди!
Стало совершенно ясно, что Тора всего лишь держала эмоции на замке. Только вот замочек оказался довольно слабеньким.
- И волноваться так Вам тоже не следует. – Джуу-о-шинкан выглядел несколько обеспокоенным, но девушке было не до того.
- Отстань ты от меня, я не собираюсь ни о чем с тобой разговаривать! Ненавижу!
Тут уж мазоку не на шутку испугался. Да, именно испугался – астральное тело Торы светилось золотым, и, бормоча что-то о ненависти, она начала задыхаться. Кселлос прекрасно знал, чем все это может обернуться, и поспешил вытащить ее на физический план. Только не в ту гостиницу, где остановились рубаки, а в какой-то заброшенный дом. Девушка продолжала задыхаться и пыталась вырваться из рук Священника Бистмастер (сразу по перемещении на физический план Кселлос по инерции схватил Тору).
- Да успокойся ты, дура!
Либо от необычности формулировки, либо от необычности интонаций, но девушка затихла, немного закашлявшись. Кселлос сам от себя обалдел. «Нет, и чего это мне взбрело в голову, а? И откуда этот непонятный страх... Мне ни жарко, ни холодно, что с ней может случиться. По крайней мере, должно быть. Однако я ее вытащил, да еще и заставил успокоиться... Я ее еще и обнимаю. Сейчас опять начнется».
- Пусти. – Восстановив дыхание, немного сипло сказала девушка. Уже относительно спокойно, по крайней мере, раздражения или злобы в ее голосе не было слышно.
- Только если ты перестанешь истерить.
- Оу, мы уже перешли на ты. – Она фыркнула. – Не буду.
Мазоку все же рискнул ее выпустить. Тора шатаясь отошла и присела на пол. Сказать, что ей было плохо – ничего не сказать. «Ну и сама виновата... Знаю же, нельзя мне так реагировать, особенно во время приступов, но не могу. Черт, а мы еще и фиг знает где. Я его убью когда-нибудь, точно».
- Как давно ты впитывала чужие эмоции?
- Пол... стоп, с какой стати я должна тебе отчитываться?
- Тора, ты сама усугубляешь ситуацию.
- Не твое дело, фиолетовый. И вообще, я пошла к себе.
- Никуда ты не пошла. – Теперь уже фыркнул Кселлос. – В таком состоянии ты самостоятельно из астрала не выберешься.
- Я все равно не хочу с тобой разговаривать.
- Что ж, Тора – сан, - делая ударение на вежливое обращение. Мазоку явно был не в восторге от ее позиции, да и непонятный страх отошел на второй план, - Ваша взяла, но только на недолгое время. Хотите Вы этого или нет, но мы должны поговорить, и поговорим.
- А это мы еще увидим.
Тора попыталась изобразить сарказм, но в таком состоянии у нее это плохо получилось. Джуу-о-шинкан же покачал головой, и переместил их. Девушку в ее комнату, а сам исчез в неизвестном направлении. Она позволила себе тихо взвыть от боли и уснула.

Зелгадис зашел к ней утром, после того, как она не спустилась на завтрак. Тора уже не спала, но все еще отвратительно себя чувствовала.
- А кто-то говорил, что с утра с ней все будет в порядке.
- Мне сейчас не до нравоучений, Зелгадис.
- Я могу тебе чем-то помочь?
- Да. Отстань, пожалуйста. – Девушка специально растянула последнее слово. – Вся компания вполне может еще денька два побыть в городе, тот артефакт никуда не убежит. И не лезьте ко мне это время.
Химера вздохнул, и ему ничего не оставалось, кроме как уйти, прикрыв за собой дверь. Эта внезапная отстраненность Торы ему не очень нравилась. Не сказать, чтобы она до этого момента была очень открытой – но сейчас она сама отталкивала от себя, очень яростно.
- Ну и почему она не спустилась, Зел? Скоро мы уже пойдем дальше? – поинтересовалась Лина.
- Неважно себя чувствует. Еще два дня мы точно никуда не пойдем.
- Я пойду посмотрю, что с Торой – сан...
- Не стоит, Сильфиль. Она просила ее не беспокоить.
Ненадолго рубаки замолчали. Все же, Тора производила впечатление очень сильной девушки, которой все нипочем, и вдруг... Хотя серьезно обеспокоены этим были только химера и белая жрица. Но Сильфиль уже была знакома с приступами Торы, и точно знала, что все будет хорошо, а вот маг-мечник был в этом не уверен.
А поскольку компании предстояло быть в Руишвиле еще как минимум два дня, все снова разбрелись кто куда. Амелия потащила Лину то ли на какой-то конкурс, то ли с кем-то знакомиться; Гаури с Сильфиль просто пошли гулять; Кселлос нигде не появлялся, и только Зелгадис остался наедине со своими мыслями.
Мысли состояли в основном из вопросов, на которые он не мог найти ответы. Поэтому химера решил наведаться к Филии.
- Здравствуй, Зелгадис. – Приветливо поздоровалась с ним драконица, но химера предпочел сразу перейти к делу.
- Филия, ты свободна? Можем мы поговорить?
- Да, покупателей пока нет... Что-то случилось?
- Можно и так сказать. – Маг-мечник, уже порядком сомневающийся в своем статусе бессердечного, вздохнул.
- Я налью чая...
Драконица закрыла магазин – все равно во время праздников посетителей было мало. Сели за стол, выпили чая, Зелгадис поделился своими наблюдениями за все это время. Немного подумав, и своими переживаниями. Больше всего его интересовали три вопроса – как Тора связана с Кселлосом, что это может быть за болезнь, и почему девушка вдруг так странно себя ведет.
- Хм... Ну, может быть до этого Тора – сан и не вела себя по-настоящему. Такой вариант отрицать нельзя, она все же мазоку... Но необычная. Мазоку не болеют. Либо она притворяется, либо она не совсем мазоку. И мне кажется, что, скорее всего, второе. Что-то такое есть в ее ауре. А вот как она связана с этим намагоми, - у Филии от негодования вылез драконий хвост, но ей удалось быстро его убрать, - мне и самой было бы интересно узнать.
- Мне кажется, ее что-то беспокоит. И это что-то связано с одной известной нам обоим личностью. – Химера недовольно хмыкнул. – В присутствии друг друга они оба ведут себя странно.
- Зел, не беспокойся так. Все-таки, вы не так долго знакомы. Может быть, ты уже довольно хорошо ее узнал, но я уверена – еще большего ты о ней не знаешь.
- А болезней ты таких не знаешь, да?
- Честно, не припомню...
- Тетенька Тора заболела, да? – на кухню пришел Валь, либо подслушавший весь разговор, либо услышавший только окончание его.
- Да, можно так сказать.
- А можно ее проведать?
Вальтерия удивлял всех, кто его знал до перерождения. В данный конкретный момент он удивлял Зелгадиса и драконицу. Он не помнил ничего из недавнего прошлого – ни кем был сам, ни рубак, ничего. Но с первого взгляда неизвестно откуда узнал Тору, да еще и тянулся к ней по неизвестным причинам.
Тем не менее, его отвели к комнате мазоку. Зайти в комнату она, извинившись, не разрешила, и попросила на два дня вообще о ней забыть. Валь пообещал прийти через два дня. Вопросов в голове Зелгадиса становилось еще больше.

- Лина – сан, мне идет это платье? – Сейрунская принцесса вышла из примерочной в ослепительном наряде фиалкового цвета, но бандитоубийца и не заметила.
- Амелия, что ты думаешь о Торе?
- Тора – сан? Она странная.
- Это мы все итак знаем. – Фыркнула Лина. – Какое-то менее общее представление о ней у тебя есть?
- Она очень скрытная, и у нее специфические взгляды на мир.
- Уже лучше... Хотя, к такому выводу даже Гаури пришел.
- На что вы намекаете, Лина – сан?
- Да ни на что я не намекаю! Я пытаюсь разобраться. То она вертит ситуацией, как хочет, то запирается у себя в комнате. Постоянно перебивает и отвечает на еще незаданные вопросы, будто читает мысли. Но не думаю, что она действительно это умеет. По-моему, мы слишком рано ей доверились.
- Но Лина – сан, вы же сами были не против, чтобы она пошла с нами...
- Да, я не была против! Но сейчас я не уверена, что тогда мы поступили правильно.
- Предлагаете уйти без Торы – сан?
- Нет. – Рыжая волшебница покачала головой. – Предлагаю все же выведать у нее ответы на наши вопросы.

- Сильфиль, а чем это Тора болеет?
- Милый Гаури, я не знаю точно. Тора – сан долгое время помогала восстанавливать Храм в Карвеле, и каждый месяц с ней случалось подобное... Но когда она регулярно ела, приступы были слабее. Мне так и не удалось вылечить ее, и даже приблизительно понять, в чем дело.
Белая жрица вздохнула, покачав головой.
- Но ты уверена, что все будет в порядке?
- Конечно. – Девушка улыбнулась. – Приступы всегда проходили, и я уверена – пройдут и сейчас.
- Вот и славно...

Еще два дня Тора не подавала в своей комнате никаких признаков жизни. Первый день химера пытался зайти к ней, или хотя бы достучаться до ее ответа – но не преуспел в этом неблагородном занятии. Создавалось впечатление, будто и нет вовсе такой девушки по имени Тора.
Рубаки пока отдыхали, пользуясь моментом. То целой компанией, то по отдельности – но каждый находил, чем себя занять. Пару раз на огонек заглядывал и Джуу-о-шинкан, но как только кто-то пытался у него выведать что-то относительно их новой знакомой, фиолетовый испарялся под предлогом неотложного дела.
Через два дня, как и обещал, к Торе наведался Валь. Зелгадис был уверен, что она снова не отзовется, но девушка против его ожиданий даже пустила дракончика к себе. Через два часа мальчик вышел в смешанном настроении – вроде бы он был обрадован, но в то же время подавлен – и сказал, что «тетенька Тора выйдет завтра».
Химера единственный был в замешательстве. Остальные, кажется, решили не забивать себе сильно голову. В чем-то они были правы, хотя бы потому, что чем больше Зелгадис думал, тем больше становилось вопросов, и тем меньше возможных ответов.
На следующий день мазоку действительно вышла из своей комнаты – мрачная и явно не настроенная на общение.
- Если вы готовы, мы можем выдвигаться. Если нет, то сообщите, когда будете готовы.
- Тора, мы хотели у тебя спросить...
- Я не намерена ни о чем разговаривать. Мы выдвигаемся, или вы еще желаете остаться здесь?
- Выдвигаемся. – Тоже мрачновато ответила Лина. Даже в своем невластном состоянии Тора умудрилась ответить так, что не хотелось лезть к ней с вопросами.
- Тогда через полчаса у входа в гостиницу.
И девушка гордо удалилась, оставив Рубак собираться в путь.
Зелгадис вместе со всеми зашел к Филии сообщить, что они уходят, и тут взбунтовался Валь.
- Я не могу бросить тетеньку Тору! Я пойду с ней!
- Вальтерия, объясни мне, почему?
- Это секрет и никого не касается. И я все равно пойду.
Почему-то глядя на дракончика сомнений, что он свои слова выполнит, не возникало.
- Что ж, тогда и мне придется пойти с вами. Давно я не путешествовала.
Драконица чуть улыбнулась. Как бы то ни было, но она успела соскучиться по компании Рубак. Таким составом и пошли дальше.

Первые несколько дней Тора вообще ни с кем не общалась. Даже с Вальтерией, который переживал скорее из-за факта замкнутости девушки, чем из-за того, что не общаются конкретно с ним. По прошествии этой пары дней мазоку, сидя вечером в отдалении от всей компании, позвала дракончика к себе. Судя по тому, что утром она несла мальчика на руках, ночью они болтали.
Следующим вечером Торе пришлось переговорить с Филией, несколько обеспокоенной данным положением дел. Никто так и не узнал, сказала ли ей мазоку правду, и что вообще она ей сказала, но драконица успокоилась. Теперь Вальтерия либо просто шел вместе со всеми, либо ночью болтал с Торой.
По прошествии недели, как рубаки вышли из Руишвиля, к девушке с утра пристал Гаури. Компания так и не смогла выведать у него ничего, более чем «Все в порядке». Причем было непонятно, в каком контексте он это говорил.
Снова появлялся Кселлос, но Тора даже не просто его игнорировала – создавалось впечатление, будто она его вовсе не замечает. Хотя Таинственного Священника сей факт, по видимым признакам, вполне устраивал, и он вел себя абсолютно как всегда (чем пару раз довел Филию до перевоплощения в дракона).
Заметив, что Тора ничего не ест, к ней подошла и Сильфиль – девушка вежливо извинилась, и удостоверила жрицу, что регулярно в достаточном количестве ест по ночам. Наверное, это был единственный факт, который им вообще удалось узнать за последнее время.
Амелия, Лина и Зелгадис у Торы ничего не спрашивали, и все трое по разным причинам. Сейрунской принцессе просто нечего было спросить – пусть она и скучала по интересным урокам лаконичности, но вмешиваться в личные дела мазоку считала неуместным. Бандитоубийца хотела спросить многое, но помня тон Торы подходить к ней не решалась. Точнее, понимала, что это будет бесполезно.
Химеру же девушка старательно избегала, поначалу почти так же, как и Джуу-о-шинкана. Когда же его попытки наладить с ней связь ее окончательно достали, Тора посмотрела на него ярко-алыми глазами. На Зелгадиса это произвело удручающий эффект – будто вся мрачность новой Торы передалась ему в троекратном размере. В команде рубак они теперь на пару шли отстраненно – девушка впереди всей команды, а химера позади всех.

По пути они заходили в разные деревни – путь до артефакта оказался удивительно долгим. Спустя какое-то время Зелгадис пришел в относительную норму, а вот Тора также всех сторонилась.
Через месяц после их знакомства, или же через три недели после выхода из Руишвиля, Рубаки решили поинтересоваться у Вальтерии, о чем они болтают с Торой.
- Тетенька Тора рассказывает мне сказки. – Лучезарно улыбнулся мальчик.
- Но я ведь тоже рассказываю тебе сказки, Валь... – удивилась Филия. И не одна она.
- Нет. Она рассказывает другие сказки. – Дракончик серьезно покачал головой. – И я тоже рассказываю ей сказки. Тетеньке Торе очень одиноко.
Зелгадис невольно поперхнулся кофе. Эта картина в его голове никак не укладывалась, или же он просто не хотел чего-то признавать.
- Но почему она тогда ведет себя так?
- Я не могу вам этого сказать, дядя Зел, спросите сами.
- А какие же она рассказывает сказки? – Заинтересовалась Лина.
- Мм... Не знаю. Просто сказки.
Глядя на такую искреннюю улыбку Валя всем стало понятно, что это далеко не просто сказки. И что им в ближайшее время ничего об этом не узнать.

Когда легли спать, химера снова решил попробовать поговорить с Торой, но все никак не мог заставить себя постучать в ее дверь. Он не знал, несколько минут простоял так, или несколько часов, но, услышав тихое «Да входи уже, что стоишь», обрадовался.
Она сидела на подоконнике и смотрела в ночное небо. Лунные блики озорно играли в ее волосах, хотя это было неуместно. И Тора снова выглядела, как в тот день, когда они только встретились – загадочной и держащей все под контролем, пусть теперь к этому образу примешалась какая-то тоска.
- Долго же ты приходила в себя.
- Что ж поделаешь, если так на меня действуют приступы.
- Я более чем уверен, что это не только приступы.
- Допустим. Что с того?
- Ну да, бесполезно просить тебя что-то рассказать.
- Почему? Все зависит от твоей формулировки вопроса.
- Ты слишком непостоянная. – Парень устало, и вместе с тем облегченно вздохнул.
- Разговоров со мной тебе так не хватало? – Тора весело фыркнула.
- Представь себе. Я же говорил, что переживаю.
- Уж извини, мне было не до того. Ладно, я отвечу на любой твой вопрос. Только спрашивай не раздумывая.
- А о чем вы говорите с Валем?
Девушка прыснула, а после и вовсе рассмеялась.
- Он разве не сказал? Что мы рассказываем друг другу сказки?
- Сказал...
- Но вы подумали, что за этим что-то не то. Ладно, поясню. Наши сказки ни о чем. Мы просто разговариваем, и все. Обо всем на свете, что не имеет никакого значения. И, бывает, о чем-то важном для нас. И зовем это сказками. Предугадывая возможный твой следующий вопрос – я уже говорила, что путешествовала во времени. В прошлом я виделась с ним. Мы таким образом друг друга успокаиваем.
- Ну, допустим, в прошлом... А сейчас?
- В прошлом это успокаивало в основном Вальтерию. Сейчас меня.
- А почему...
- Почему меня нужно было успокаивать, я тебе не скажу. По крайней мере, сейчас. Кстати, нам осталась неделя пути.
- Кстати? – Химера чуть приподнял бровь.
- Все бывает кстати, Зел. – Развела руками Тора.
- Я рад, что с тобой все в порядке.
- Спасибо.

Кселлосу приходилось очень тщательно прятать свою ауру, чтобы восстановившая жизненный тонус Тора его не засекла. Да и наблюдать приходилось издалека, но удавалось, а это уже было хорошо. «Тора... Когда она общается с Вальтерией, я не могу за ней следить. Плохо. Но когда общается с этим химерой, могу. Хорошо. Стоит дать ей еще времени повыпендриваться, показать себя сильной... Переждать еще один приступ. Пусть найдут артефакт, пусть игнорирует меня дальше, неважно. Ксо, зачем я к ней прицепился? почему меня так интересует, что произошло? Странные вопросы. Я должен знать свое прошлое, хотя бы из чистого любопытсва».

0

9

проду))

0

10

Часть четвертая. Неожиданность.

С утра Тора спустилась к завтраку и заказала себе чай так, будто бы ничего и не произошло. Собственно, она сама практически так и считала – но другие так не думали.
- Тора, у меня есть к тебе много вопросов. – Хмыкнула Лина Инверс, сразу переходя к делу.
- Вопросов? – Девушка наивно похлопала глазками, отпивая чай. – Лина – сан, вы же прекрасно понимаете, что я ни на один из ваших вопросов не дам ответа, зачем спрашивать?
- А если в таком случае я не согласна, чтобы ты путешествовала с нами?
- Линочка, с тобой что-то случилось? Ты потеряла деньги, твоя жизнь подверглась опасности, или тебя снова заставили спасать мир? Нет, нет и нет. Я экономлю твои деньги, оплачивая обеды. Я достаю всем еду, пока мы в пути между деревнями и городами. Я веду нас к артефакту, который вы так жаждете найти, хотя он вам нафиг не нужен. У тебя есть какие-то претензии?
Девушка говорила спокойно. Без нажима и недовольства, так, словно вела прогноз погоды. Но рыжей волшебнице в какой-то момент стало не по себе... Может быть, именно поэтому она все-таки решила высказаться.
- Да, у меня есть претензии! И не у меня одной. – Волшебница встала на ноги, стукнув руками по столу. – Мы ничего не знаем о том, кто ты такая на самом деле, ни черта непонятно, что с тобой творилось последние три недели, ты выглядишь и ведешь себя подозрительно, командуешь всеми, как тебе вздумается, и...
- Лина. – Теперь и Тора поднялась на ноги, отставив чашку с чаем. Теперь в ее голосе чувствовалось недовольство. – Я сказала это еще при нашей первой встрече, жаль, что приходится повторять. Мне не важно ваше мнение. Я хочу путешествовать с вами – я путешествую. Мне надоест – я уйду. И если ты не хочешь нажить проблем на свою голову и головы своих товарищей – лучше не лезь туда, куда не следует. Вы знаете обо мне достаточно, чтобы не волноваться ни о чем, понятно? А вот если узнаете больше, то плохо будет всем.
Бандитоубийца уже собиралась ответить ей, но в разговор вмешался Зелгадис.
- Лина, какая муха тебя укусила?
- Зел, не лезь, а? Я никуда дальше не пойду, пока она...
- Прекрасно. Филия и Зелгадис уже знали, пусть услышат все. Я практически мазоку. Ты довольна?
Волшебница не нашлась, что сказать. Вернее, ей хотелось сказать очень многое, и она не могла выбрать, с чего начать. Тора хмыкнула.
- Я удовлетворила ваше любопытство?
Рубаки как воды в рот набрали. Немного раздраженная мазоку обвела компанию спокойным взглядом.
- Полагаю, что удовлетворила. Надеюсь, хоть доказывать, что я опасности для вас не представляю, не нужно? – Все то же молчание в ответ. – Отлично. Предлагаю забыть об этом маленьком неприятном инциденте. Валь, пошли.
Мальчик, до этого непонимающе смотрящий на всех остальных, вылез из-за стола и подошел к Торе.
- Через час встречаемся у входа в гостиницу и отправляемся дальше.
И они вышли на улицу. Только сейчас все заметили, что за прошедшее время Вальтерия сильно вырос. Пожалуй, необычно быстро.

Дальше они первое время шли молча. Каждый, кроме Филии и Зелгадиса, переваривал сам для себя открывшийся факт. Ближе к вечеру все-таки решили, что ничего страшного в этом нет. Когда устроили привал, Тора, улыбаясь, поинтересовалась, кто чем хочет отужинать. Наконец-то все вернулось в привычное русло.
- Тора – сан, вы заметили, что Вальтерия быстро растет? – поинтересовалась у девушки драконица.
- Сложно не заметить. Не знаю, почему, но думаю, что это нормально.
- А почему вы говорите, что нам не нужен тот артефакт, госпожа Тора? – поинтересовалась Амелия.
- Он бесполезен сам по себе. Я не знаю точной легенды, но это то ли ключ, то ли какая-то там часть от чего-то грандиозного. Причем интереса конечный результат не представляет никакого.
- И это не способ исцеления Зелгадиса? – поинтересовалась Лина.
- Нет.
- Но способ его исцеления ты знаешь?
- Возможно. У меня есть некоторые предположения.
Сейрунская принцесса думала, что химера рассердится на такие слова... но он даже не слушал. Они с Филией тихо и увлеченно о чем-то спорили. Гаури и Сильфиль тоже не слушали, кажется, предавшись каким-то воспоминаниям. Тора тем временем разговорилась с Линой, маленький Вальтерия их слушал...
Сейрунская принцесса почувствовала себя очень одинокой.

Следующим утром Тора объявила, что к вечеру они должны прийти к Храму. Сейчас факт команду как-то воодушевил – рубакам уже порядком поднадоело просто так таскаться из города в город. Джуу-о-шинкан внимательно за ними следил. В основном, конечно, он караулил Тору, но и его Госпожа дала приказ проследить за компанией Лины. Видимо, Зеллас тоже интересовалась артефактом. Кто знает? Кселлос лишь исполнял приказ. И ждал подходящего момента.

Они действительно вечером дошли до места «Х». Лина Инверс не утерпела и первая побежала в Храм, остальные пошли за ней, несколько воодушевленные. Проходя из зала в зал, компания видела множество интереснейших вещей, правда, если верить Торе, не представлявших магической ценности. Это не помешало Дажедре ухватить себе некоторые драгоценности. Сам Храм был старым, там и тут висела паутина, все поверхности были покрыты толстым слоем пыли, от чего Вальтерия несколько раз чихал. Но, несмотря на неубранность, было здесь какое-то очарование, на стенах можно было разглядеть необычные картины, а на потолке – мастерски выполненную лепнину.
Дойдя до главного зала, в котором и хранился артефакт, Лина остановилась. Нет, артефакт, коим оказался некий жезл, был на месте. Только рядом с ним стоял высокий мужчина, в коричневом плаще, со светло-фиолетовыми волосами и голубыми глазами. Всем своим видом этот мужчина излучал силу и спокойствие, на его лице не отражались никакие эмоции. Рубаки непонимающе переглянулись, а Зелгадису это лицо показалось знакомым...
Только Тора, выйдя вперед, возмутилась.
- Терим, что ты тут забыл?!
- Я пришел напомнить тебе, Тора, о некоторых вещах.
Услышав имя мужчины, Зелгадис побледнел. Терим пока не обращал на остальных внимания, но стоило магу-мечнику тихо произнести:
- Отец...
Мужчина посмотрел на него, и на его лице проступило удивление.
- Зелгадис?
- Господин Зелгадис, это ваш папа? – Удивленно переспросила Сейрунская принцесса.
- Но разве ты не говорил, что твоя семья погибла, когда тебе было 6 лет? – Вторила ей Лина Инверс.
- Что случилось-то? – Непонимающе переспросил Гаури, но все были слишком удивлены, чтобы как-то реагировать на его вопрос.
Даже Тора непонимающе переводила взгляд с младшего Грейвордса на старшего. Но у нее были свои причины удивляться.
- А я думала, что это случайность... И вы просто однофамильцы... Но, стоп. Если Зелгадис твой сын, Терим, то... Он что, мой брат?
Мужчина молча кивнул, все еще не веря своим глазам. Он считал свою семью погибшей. Так же, как считал и Зелгадис. Но вот они смотрят друг на друга, живые и невредимые. Мазоку поперхнулась.
- Только не говори, что совсем родной брат, а не сводный... Родной?
Терим снова кивнул. Рубаки ошалевшее смотрели на неожиданное воссоединение семьи. Хотя так назвать эту встречу получалось с трудом.
- Какого хрена, папочка? – С очень недовольными нотками поинтересовалась Тора. До химеры, наконец, дошло, что она только что сама сказала, что приходится ему сестрой. – И сколько у вас было детей после меня?
- Двое. – Голос мужчины оказался хриплым.
- Я, конечно, все понимаю, но это несправедливо...
- Что несправедливо? – Неуверенно поинтересовался Зел. С одной стороны, он был рад узнать, что его семья, вероятно, все еще жива, но с другой стороны это уже практически не имело значения, да и становилось понятно, что что-то здесь нечисто. – Так, но если Тора мазоку, я что, тоже мазоку?
- Тора, молчи! – Прикрикнул на нее отец, и чуть покачал головой. – Сейчас мы все в шоке. Давайте обговорим это, когда успокоимся.
Химера кивнул сразу. Тора приблизительно через минуту, явно чем-то раздосадованная.
Остальные Рубаки в шоке смотрели на новоиспеченных родственников.

Терим сказал, что оставаться ночевать в Храме не стоит, поэтому привал снова устроили на свежем воздухе. Про артефакт, конечно, не забыли, и теперь Лина изучала его вместе с заинтересовавшимся этим Вальтерией. Амелия что-то лепетала о том, что справедливость всегда торжествует, и воссоединение уз семейных – это прекрасно, но принцессу никто не слушал. Тора с Теримом отошли поговорить, и минут через десять вернулись. Не слишком довольные. Девушка с явным неудовольствием сообщила, что Терим какое-то время должен будет походить с ними (пусть еще и не решили, куда же надо идти).
У большой компании претензий не возникло. И пусть мужчина не выглядел слишком разговорчивым, разговаривать ему сегодня пришлось много.  Как ни странно, но все сводилось к банальным расспросам кто и как жил, считая, что другой мертв, и знакомству всех со всеми. Оказалось, что у Зелгадиса есть еще и младшая сестра, которую зовут Териса. На вопрос о матери Терим неопределенно пожал плечами, а Тора ни с того, ни с сего фыркнула. Только Зелгадис собрался рассуждать о том, что они, оказывается, родственники, девушка поспешила «пойти проветриться».

- Яре-яре, Лина – сан, а что это у вас такое интересное?
Таинственный Священник появился, как всегда, ниоткуда. И снова прошептал это в самое ухо волшебнице, правда, увернуться от Лины ему удалось.
- Кселлос, мать твою! – Выдохнула Бандитоубийца, покачав головой. – Хватит возникать у меня за спиной и шептать мне на ухо!
- Предпочитаете, чтобы я появлялся спереди и кричал вам в ухо? – Джуу-о-шинкан чуть приоткрыл один глаз, хитро глядя на Лину. Тут уже драконица не выдержала, вытаскивая свою любимую булаву.
- Мерзкий намагоми, что ты здесь забыл?!
- Филия – сан, ну зачем же вы так... – Кселлос сделал расстроенное лицо, и Филия чуть опешила, опустив булаву. Ее драконий хвост, до этого момента мотавшийся из стороны в сторону от негодования, тоже пришел в относительное спокойствие.
- Кстати, Лина – сан, не ругайтесь так при детях. Филия – сан, вас это тоже касается.
Таинственный Священник кивнул на Вальтерию, который с неугасающим интересом рассматривал артефактный жезл.
- И все-таки, Кселлос, что ты здесь забыл? – серьезно поинтересовался Зелгадис.
- Я? Да вот скучно мне как-то, зашел на огонек...
- А как же твое «Это секрет!»?
- Уж не подозреваете ли вы меня в чем, господин Зелгадис? – Мазоку снова приоткрыл один глаз.
- Даже если и так, то что?
- Давайте не будем ссориться, сегодня же такой чудесный день – Зелгадис – сан и его отец встретились после долгой разлуки! – Встряла в разговор Амелия.
Священник удивленно открыл глаза.
- Терим Грейвордс. – Представился молчащий до этого момента мужчина.
- Кселлос Метталиум. - фиолетовый чуть поклонился. – Что ж, поздравляю Вас, Зелгадис – сан.
- Мне твои поздравления не нужны, монстр. – Хмыкнул химера.
- Что за расовая дискриминация? Вы же прекрасно общаетесь с Торой – сан, несмотря на то, что она тоже монстр.
Кажется, Зелгадис был готов применить к Джуу-о-шинкану Ра-Тилт, но Гаури внезапно произнес умную мысль.
- Где же Тора?
Рубаки огляделись, но Торы нигде не было видно, хотя прошло уже почти полтора часа с того момента, как она пошла прогуляться. Кселлос раздосадовано покачал головой.
- Как же я теперь поговорю с ней, если она пропала...
- А не ты ли виновен в ее пропаже, мерзкий намагоми? – Чуть прищурившись, поинтересовалась драконица.
- Что вы, Филия – сан! Это несправедливо – обвинять меня лишь потому, что я мазоку. Не так ли, госпожа Амелия?
- Я? Ну, раса монстров... Я даже не знаю, вы столько путешествовали с нами, Кселлос – сан, что я даже и не знаю!
- Предполагаю, что логичнее разделиться и поискать Тору, а не выяснять, виноват Кселлос или нет. – Терим поднялся, отряхивая плащ.
Никто не стал спорить с мужчиной. Правда, поскольку за день все устали, и уже тянуло в сон, поиски отложили до утра.
Но и утром, и после всего дня поисков во всем лесу и в Храме, Тору так и не нашли. Кселлос появлялся то там, то тут, и подтвердил, что в лесу девушки нет.
Самым неприятным было, что не оставалось никаких зацепок. Химера ясно видел, что отец чем-то недоволен.
- Предлагаю двигаться дальше. – Ближе к вечеру вынесла предложение Лина.
- Но как же Тора – сан? – В один голос поинтересовались Сильфиль и Амелия.
- Она говорила, что если ей станет скучно или надоест, то она уйдет. Кто знает, вдруг она действительно ушла сама? А ведь она мазоку, где мы вообще можем ее искать?
- Да где угодно, Лина. И как угодно. Не забывай, она – моя сестра.
- И что с того? Ты об этом узнал только вчера, Зел. Что, предлагаешь вызывать ее ритуалом призыва мазоку?
- Он не сработает. Тора – сан ведь не простая мазоку, верно? – Филия, похоже, все-таки не была уверена до конца, поэтому решила спросить у Терима.
- Да, Тора частично мазоку, частично человек. Ритуал не сработает, по крайней мере, обычный. И она бы не ушла сейчас сама.
- И что же тогда нам делать? – Гаури задал интересующий всех вопрос.
- Думаю, вам стоит продолжить путь, и попутно искать способ вернуть Тору – сан. Я постараюсь помочь вам, как смогу, но пока что у меня работа.
И Кселлос испарился.
- Что-то он не договаривает...
- Брось, Зелгадис, это же Таинственный Священник Кселлос. Он всегда что-то не договаривает. – Пожала плечами Лина.
Рубаки еще полчаса спорили ни о чем, но лучшего решения, чем предложил Кселлос, так и не придумали.

Отредактировано Tora_Tallium (2010-04-18 18:25:39)

0

11

Часть пятая. Взаимоотношения.

Два дня команда просто шла. В неизвестном направлении, почти ни о чем не разговаривая, каждый думал о чем-то своем. Кселлос не появлялся, Зелгадис и Терим словно не замечали друг друга, Лина все пыталась понять что-то об артефакте... Под вечер второго дня все окончательно проголодались. Без Торы у рубак явно ничего не клеилось, хотя всем это казалось несколько странным.
- Надо найти деревню и поесть. – Вынесла вердикт Лина.
- До ближайшей деревни день пути, мы сделали большой крюк. – Пожав плечами уточнил Терим.
- И какого ты раньше молчал?!
- Лина, не кричи на моего отца!
- Я, по-твоему, не права, Зел?! – Бандитоубийца мгновенно выходила из себя. Прямо как до знакомства с Торой. Терим Грейвордс отошел в сторону, будто этот спор и вовсе не из-за него начался.
- Да, не права! Какого черта ты постоянно срываешь свою злость на окружающих?
- Но он мог сказать раньше! И вообще, что-то я не заметила, чтобы вы дружно общались!
- Лина, ну чего ты, в самом деле? – Попытался встрять в разговор Гаури.
- Не успокаивай меня, медузьи мозги! – Волшебница с размаху треснула мечника по голове.
- Лина – сан, как вы можете так! – Возмутилась Сильфиль. – Дорогой Гаури этого не заслужил!
- Во имя Справедливости, прекратите эту ссору, Зелгадис – сан! – Взмолилась Амелия, хотя было понятно, что бессмысленно сейчас пытаться прекратить.
- Я ничего не начинал, между прочим!
- Да что с вами такое? – Тихо поинтересовалась Филия, но Лина шикнула на нее, уже собираясь что-то ответить...
Как вдруг из ниоткуда явился Джуу-о-шинкан.
- Яре-яре, какое бессмысленное времяпрепровождение.
Драконица уже собиралась разозлиться и достать булаву, но поняла, что что-то ей кажется непривычным... Приглядевшись к Таинственному Священнику, она поняла, что именно.
Зеллос не выглядел довольным и спокойным. Он явно был не в настроении наслаждаться тем пиром отрицательных эмоций, который Лина любезно ему предоставила. Более того – мазоку выглядел задумчивым и недовольным.
- Лина – сан, глупо. – Фиолетововолосый парень открыл глаза и провел взглядом по притихнувшей команде рубак. – Вы совершенно неорганизованны. Я совсем не это имел в виду, когда предлагал вам просто продолжить путь.
- Ксел, с чего это ты начал командовать? – Тихо фыркнула Лина. Под взглядом мазоку устраивать скандалы не хотелось.
- И сколько можно перевирать мое имя… - Священник Бистмастер вздохнул, покачав головой. – Вы только что чуть ли не в войнушку начали играть, Лина – сан. Неужели так сильно проголодались?
- Чего ты от меня хочешь?
- Чтобы вы успокоились. Терим – сан проведет вас к деревне, возможно, он знает что-то об артефакте – зачем вам с ним ссориться?
Зеллос чуть кивнул мужчине. Терим с легкой ухмылкой на лице кивнул в ответ.
- Также, поразмыслив эти два дня, я пришел к выводу, что специально искать Тору – сан вам бессмысленно, она может быть где угодно. Но предполагаю, что и на этот счет у Грейвордса-старшего есть некоторые соображения.
- Не много ли ты на себя берешь, Кселлос?
- Зеллос. – Мазоку снова вздохнул. – Поначалу ваша интерпретация была забавной, но мне это уже надоело. И нет, немного, Филия – сан. Кстати, вас я тоже попросил бы попытаться найти Тору – должна же быть от драконов какая-то польза?
Филия ненадолго потеряла дар речи, и не из-за обидных слов. Из-за встревоженных интонаций. Хотя Джуу-о-шинкан быстро заметил свою оплошность.
- Что ж, надеюсь, вы не станете вести себя, как маленькие дети. Прошу простить, очень занят.
И мазоку исчез в ночной тьме.

- Вам не кажется, что Кс... Зеллос был какой-то не такой?
Поинтересовалась драконица, когда команда устроила привал и жарила рыбу на костре. Атмосфера стала спокойной, и можно было уже подумать, что делать дальше.
- Был. – Кивнул Зелгадис. – Очень даже.
- Может у него какие проблемы? – Поинтересовался Гаури, склонив голову набок. Сильфиль ласково ему улыбнулась, протягивая уже готовый кусок рыбы.
- Какие проблемы могут быть у нашего Ксела? – Хмыкнула Лина. – Хотя, кто ж его знает, с его секретами.
- Лина – сан, а ведь в этот раз он был откровенен. – Высказала свое предположение Сейрунская принцесса, и Филия решила ее поддержать.
- Меня это тоже удивило – даже его аура была не такой, как всегда.
- Меня больше интересуете вы, Терим – сан. – Хмыкнула волшебница.
- Я? Из-за слов того монстра? Полагаю, он руководствовался своей логикой, мы с ним не знакомы.
- Но соображения у вас есть?
- А что тебя больше интересует?
Лина уже собралась вытаскивать артефакт, как обнаружила его отсутствие.
- Жезл пропал!
Хотя как следует удивиться, рассердиться и далее по списку у нее не вышло. Из-за дерева вылез Вальтерия, сжимающий в руке вышеназванный жезл.
- Тетенька Лина, он никуда не пропал, это я его взял!
- Какая я тебе тетенька?! – Немного вспылила Инверс, выхватывая у дракона артефакт. – И вообще, не бери ничего без спросу.
- Извините. – Мальчик примиряющее улыбнулся и сел рядом с Филией. – Я просто хотел узнать, где Тора.
- Ты знаешь, как пользоваться этой штукой? – Глаза у девушки уже загорелись, но Терим остудил ее пыл.
- Не стоит допытывать маленького дракона, Лина. Жезл не показывает чужого местонахождения.
Зелгадис смотрел на отца и не узнавал его. Этот сдержанный молчаливый мужчина совсем не был похож на того жизнерадостного и амбициозного юношу, каким химера его помнил. Можно было лишь предполагать, из-за чего произошли такие перемены, но узнать наверняка у Зелгадиса не получалось. Всякий раз, когда он пытался о чем-то заговорить с отцом, разговор не клеился, зачастую даже просто находиться рядом было неуютно.
Разговор, как водится, перетекал с одной темы на другую. Лина с энтузиазмом пыталась разговорить Терима, но мужчина, похоже, не собирался выкладывать все так сразу. Но даже при такой беседе удалось узнать, что жезл сам по себе практически бесполезен, поскольку это что-то вроде ключа, и использовать его не по назначению непродуктивно. Уже за полночь легли спать.

Уже утром, когда рубаки снова отправились в путь, Зелгадис снова подошел к отцу с желанием узнать больше о его жизни.
- А чем ты занимался все это время?
- У меня есть работа.
- Какая?
- Серьезная.
- Ты не пробовал нас искать? Терису, меня... маму?
- Я был занят.
Разговор не клеился. По непонятным химере причинам его отец не был настроен на откровенности, и создавалось впечатление, что мужчина вовсе хочет поскорее закончить разговор. Помрачневший, Зелгадис отошел в сторону.
- Что-то случилось, Зелгадис - сан? – Поинтересовалась у него Филия. От нее не укрылось, что маг-мечник старается идти отдаленно ото всех и его обеспокоенность чем-то. А поскольку Вальтерия все равно приставал к Лине с просьбами дать ему жезл...
- Филия? – Химера вывалился из своих мыслей, будто только проснулся. И тут же вздохнул. – Можно и так сказать.
- Так поделитесь со мной! Вдруг я смогу вам чем-то помочь?
- Наладить контакт с отцом?
На некоторое время они оба замолчали. Драконица прекрасно понимала, что Зелгадис либо скажет сам, либо не скажет вообще, а парень собирался с мыслями.
- Он изменился?
- Из слов Лины я поняла, что вам было 6 лет, когда произошла трагедия... Может быть, вы не помните точно и добавляете в образ какие-то несуществующие черты?
- Нет, Филия, я прекрасно его помню. Я плохо помню мать, но вот отца... У нас не было с ним проблем, пусть я и был тогда только ребенком. Он изменился почти до неузнаваемости. Этот скрытный мужчина совсем не похож на моего отца, которого я помню. Да, он всегда был себе на уме – но сейчас...
- Прошло уже столько времени, Зелгадис – сан, люди меняются со временем. Я уверена, вы еще найдете точки соприкосновения.
- Зато я не уверен. Такое чувство, что он совсем не хочет меня знать.
- Он обеспокоен исчезновением Торы – сан. – Филия чуть покачала головой. – Это видно по его ауре. Вот только... Аура у него тоже странная. Вроде бы человеческая, и в то же время нечеловеческая. Такое можно было бы сказать и о Торе – сан, но ее аура в конечном итоге осталась для меня совершенной загадкой.
- Ты же разглядела в ней мазоку...
- Разглядела. Это первое, что бросается в глаза – потому что так себя подает сама Тора. А вот после, когда я пыталась рассмотреть ее ауру лучше – я совсем ничего не поняла. Вы ведь тоже обеспокоены ее исчезновением?
- Конечно. Хотя даже не пойму, почему я так быстро к ней привязался.
- Зелгадис, попробуй поговорить с Теримом о ней. Вдруг поможет?
Драконица ободряюще ему улыбнулась, и парень кивнул ей в ответ.

- Тетя Лина, дайте!
- Какая я тебе тетя?! И не дам, артефакты детям не игрушка!
- Артефакт почти обычная палка, а этот дракончик не совсем ребенок. – Уточнил Терим. Он не слишком любил ввязываться в чужие разговоры, и все-таки не удержался от замечания.
- Вас не спрашивают!
- Тетя Лина, ну вам жалко? Дайте!
- Я тебе не тетя!!!
- Лина – сан, не кричите на ребенка! – Встала в позу Сейрунская принцесса, но дракончик фыркнул.
- Я не ребенок. Лина – сан, пожалуйста, дайте мне жезл.
Дракончик был совершенно серьезен. Теперь уже Терим тихо фыркнул, а рыжая волшебница с явным неудовольствием протянула мальчику артефакт.
- Но учти, что я даю его тебе ненадолго!
- А если я что-то о нем знаю?
Тут уже заинтересовался мужчина. По крайней мере, по его лицу легко угадывалось любопытство.
- Что ты знаешь? – Лина стала почти шелковая, из-за чего Вальтерия рассмеялся.
- А это секрет, знаю я что-то, или не знаю!
- Ну ты...
Бандитоубийца с криками стала носиться за Валем, а он тем временем смеялся. Терим покачал головой.
- Да, когда он вырастет, из них получится замечательная пара.
- Терим – сан, но почему вы так решили? – Амелия, наблюдающая за игрой в догонялки, совсем не могла понять логики мужчины.
- Если бы ты знала о жизни столько, сколько знаю я, то у тебя не возникало бы таких вопросов. Переродившийся Вальтерия и повзрослевшая Лина будут прекрасно ладить, пусть сейчас этого практически не заметно.
- А мне всегда казалось, что они могли бы быть вместе только до первой ссоры...
- В случае с Вальгаавом так и было бы. Вальтерия другой.

- Милый Гаури, вам не кажется, что должно произойти что-то?
- Сильфиль, что ты все «вы» да «вы»... Мы же столько лет друзья! А разве есть повод считать, что что-то происходит? Вроде Швабру никто не воскресает...
- Шабронигдо? Нет, не в этом дело... Просто у меня ощущение, что произойдет что-то, чего никто не ожидает.
- О чем ты хочешь сказать, Силь?
Девушка задумалась, как лучше описать это ощущение. Ощущение, что скоро уже ничего не будет, как прежде. Что произойдет что-то, чего никто не ожидает. И даже будто бы их дружная команда рассорится между собой... А связано это все с артефактом и Торой.
- Значит, у вас... у тебя нет никакого предчувствия, дорогой Гаури?
- Мне кажется, что мы мало знаем, чтобы что-то предполагать.
- Действительно...
Сильфиль немного успокоилась – все же блондин был прав. Что они все знают? Тора необычная мазоку, и она очень не любит Зеллоса, по крайней мере, так выглядит, жезл – ключ к чему-то, Зелгадис встретился со своим отцом... Зато вопросов было куда больше. Куда она пропала, почему Таинственный Священник так жаждет ее найти, ключом от чего является артефакт, почему так быстро растет Валь, и кем же является Терим Грейвордс...
Но сколько не думай, домыслы, порой совершенно невероятные, оставались домыслами. И не вызывали ничего, кроме головной боли.

Под вечер рубаки все же дошли до деревни. Расположились в небольшой уютной гостинице, и, поужинав, решили подвести какие-то итоги своих знаний. Все же действовать совсем без плана было бессмысленно, а для составления плана нужны были какие-то зацепки.
- Итак, Терим Грейвордс, я надеюсь, ты ответишь на ряд моих вопросов. – Лина времени даром не теряла. Благо, она наконец-то была сыта, и потому довольна.
- Посмотрим, что за вопросы ты мне задашь. Я не в силах прыгнуть выше головы.
- Более чем уверена, что ты преуменьшаешь. Начнем с артефакта. Ты сказал, что сам по себе он почти бесполезен и является ключом к чему-то. Так почему «почти», и к чему ключом?
- Почти – потому что его нельзя уничтожить. Жезл снабжен неким защитным механизмом, под угрозой разрушения вокруг него возникает барьер, пробить который может разве что магия Повелителя Кошмаров. Барьер этот действует и на тех, кто находится рядом с артефактом. – Не мудрствуя лукаво, мужчина честно ответил на первую часть вопроса, считая, что раз уж Лина хочет что-то узнать, она все равно узнает.
- Магия Повелителя Кошмаров? Но значит, его можно уничтожить...
- Лина, скажи – кто кроме тебя может применить Гига Слейв?
Рубаки переглянулись. Терим демонстрировал ту самую осведомленность, которая насторожила их при встрече с Торой. Мало того, что он знал о Гига Слейве, он знал и то, что Лина его применяла...
- Хорошо, согласна. – После непродолжительной паузы ответила волшебница. Раз уж они доверились подозрительной Торе, то почему бы не довериться ее отцу? И заодно отцу Зелгадиса, который пока лишь внимательно слушал. – А второй мой вопрос? От чего этот ключ?
- Я не в праве делиться этими знаниями, могущественная волшебница Лина Инверс. Да, и если бы был вправе – я не знаю наверняка. Это древняя скрытая магия. Конечно, я не отговорю вас от дальнейших поисков – но будь готова к непредвиденным последствиям.
- Прекрасно, что ты не станешь нас отговаривать. А идти-то куда?
- Если я не ошибся – пусть жезл несет Вальтерия, и тогда вы, может быть, что-то найдете. Повторю – я не знаю наверняка.
Рубаки снова замолчали. Лина долгое время смотрела на дракончика – сейчас, когда Торы с ними не было, его рост словно замедлился, но он все равно выглядел старше, чем должен бы – если верить словам Филии. Валь делал вид, что увлеченно рассматривает ползущего по потолку паучка.
- Что ж, и то хлеб. Держи, Валь. – Девушка протянула ему жезл. Мальчик взял его молча, хотя улыбнувшись. И выжидающе посмотрел на Зелгадиса.
Химера задумался о чем-то своем. Артефакт его почти не интересовал, но и заговорить с отцом после многих неудачных попыток он опасался. От Зела не ускользнуло, что с остальными рубаками Терим гораздо разговорчивее.
- А как же нам искать Тору? – все же спросил маг-мечник. Его отец вздохнул.
- Я мог бы быстро ее найти, но сейчас у меня нет такой возможности. Она может быть где угодно и по каким угодно причинам. Хотя думаю, что предложения Зеллоса о том, что ее могла бы поискать Филия, было не так уж плохо.
- Почему?
- Я не силен в магии драконов, но Филия – сан ведь может попробовать? – Старший Грейвордс вопросительно посмотрел на драконицу.
- Д-да, конечно... Плохо, что мы далеко ушли от места ее пропажи...
- Я могу помочь Филии – сан? – В голос поинтересовались Сильфиль и Амелия. Терим улыбнулся.
- Я предполагаю, что можете. И еще я предполагаю, что в случае с Торой то, что мы далеко ушли, не будет такой сильной проблемой. – Мужчина чуть склонил голову набок, и неизвестно почему смутившаяся Филия кивнула.
- Вы правы, Терим – сан. Эта помеха не так значительна.
- Ну, вы как хотите, а я спать. – Гаури вышел из-за стола, потягиваясь и зевая.
Лина, кажется, хотела треснуть его по голове, но Зелгадис с Теримом вместе вынесли предположение, что поспать – хорошая идея.
- Мы решили достаточно, и всем нам нужен отдых. Утром продолжим путь. – Закончил один лишь химера. Рубаки разошлись по комнатам.

В этот момент Джуу-о-шинкан вернулся к своей Госпоже на Волчий Остров.
- У тебя есть новости, Зеллос? – Бистмастер тяжело посмотрела на своего Священника, отпивая дорогого вина из бокала. По ее интонациям и взгляду проглядывалось недовольство – в последнее время Зеллос будто отбился от рук. Месяц слежки за Линой Инверс – и все впустую. Никакой сколь нибудь ценной информации. И необъяснимое притупление их связи в определенные моменты – все это заставляло настораживаться.
Однако сейчас Зеллос, как и всегда, был спокоен, вежлив и в меру самоуверен.
- Хай, Джуу-о-сама. Артефакт можно уничтожить только магией Повелителя Кошмаров, никакая другая не пробивает магический барьер, возникающий при попытке уничтожения. Сам же жезл – это ключ к некой скрытой древней магии. Я предполагаю, что это связано с Древними Драконами – жезл отдали Вальтерии, чтобы найти какие-нибудь зацепки.
- Что ж, это уже какой-то результат. – Нет, Зеллас не была довольна. Так мало информации – тем более что часть ее была понятна с самого начала. Тем не менее, и такие крохи информации – ценнейшие знания, на основе который можно строить различные предположения. И все же больше ее беспокоила верность Таинственного Священника ей.
- Зеллос, ты занимаешься только артефактом и слежкой за Линой Инверс?
- Хай, Джуу-о-сама. – Ни голос мазоку, ни его аура не дрогнули. Он был все также спокоен и уверен в себе, как и было всегда.
- Не теряй Лину и жезл из виду. И ищи информацию об этой древней магии. Ступай. – Женщина вновь пригубила вино.
Зеллос кивнул и вышел из зала. Сердце его человеческого облика билось ровно – хотя ему казалось, что оно должно вырываться из груди. Но рано было расслабляться – навстречу ему шел парень лет пятнадцати на вид, его светло-фиолетовые волосы были забраны в конский хвост. Его голубые глаза смеялись, а губы скривились в презрительной ухмылке.
- Что, получил по шее, Зеллос? – Парень будто и не спрашивал вовсе, а говорил со стопроцентной уверенностью.
- Рано радуетесь, Джеда – сама. Госпожа дала мне новое задание. – Мазоку говорил спокойно и вежливо, как и всегда. Но холоднее обычного, и с чувством собственного превосходства.
- Не груби мне.
- Вы пожалуетесь Зеллас – сама, Джеда – сама? – Джуу-о-шинкан приоткрыл свои фиолетовые, чуть светящиеся глаза. Парень поправил ворот куртки. – Уже забыли, что было в прошлый раз?
- Мама скоро поймет, что ты совершенно бесполезен. Ты, кстати, плохо заметаешь следы.
- Я не волен запретить вам мечтать, Джеда – сама. – Пусть Зеллос и обращался к сыну Госпожи с должным почтением, было ясно, что он считает его лишь капризным ребенком. – И о чем вы?
- Не делай вид, будто не знаешь ничего. И не недооценивай меня. Как и не переоценивай себя. Я лучше, и мама скоро это поймет.
- У меня нет больше времени на разговоры с вами, Джеда – сама.
Джуу-о-шинкан переместился на дерево рядом с гостиницей, в которой остановились рубаки. Он только делал вид, что не понимает, о чем говорит Джеда. Он только делал вид, что совершенно спокоен. И что он беспрекословно выполняет повеления Госпожи. «Черт возьми, я никак не найду след Торы. Где же она может быть, где... Она, конечно, умеет прятаться, но она сказала бы Вальтерии. Он не знает, я уверен. Тора не ушла бы просто так от такой интересной компании. И этот ребенок», - Зеллос фыркнул, вспоминая сына Бистмастер, – «Он что-то знает. Похоже, я, правда, был недостаточно осторожен. Но нет, этого не может быть. Неужели я схожу с ума? Иду против задания Госпожи, как полоумный пытаюсь любой свободный момент посвятить поискам... Что ж, пока я успешно все скрываю. И буду скрывать и далее. Ничего не мешает мне одновременно искать Тору и информацию об артефакте. Стоит, кстати, расспросить Терима». Фиолетововолосый монстр переместил себе чашку чая, и посмотрел на ярко сияющие в ночном небе звезды.

Отредактировано Tora_Tallium (2010-04-24 19:44:50)

0

12

*а я всегда первый читаю!* (х

0

13

Часть шестая. Поиски.

Зелгадис всю ночь не мог заснуть. То ему казалось, что сейчас в комнату войдет Тора, чтобы оставить в его голове новую порцию вопросов. Либо что-то произойдет с артефактом, и Лина поднимет всех на ноги... Разные мысли посещали его этой ночью. Уже под утро химере казалось, что сейчас явится Шабронигдо, и снова предложить служить ему – но взошло солнце, Рубиноокого нигде не наблюдалось, и деревня спокойно просыпалась, как было всегда, и как всегда будет.
Судя по свежим лицам друзей, мучался бессонницей один маг-мечник. Позавтракав, рубаки отправились в дорогу – драконица сказала, что ей будет проще пытаться найти Тору вдалеке от населенных пунктов. А Вальтерия заявил, что идти им нужно совсем в другую сторону, которую он указал жезлом, словно обычной палкой. Лина бы вспылила из-за столь небрежного отношения к артефакту, если бы дракон не выглядел при этом пафосно и очень смешно.

Когда рубаки все же отошли на достаточное расстояние от деревни, Филия сообщила, что им стоит остановиться, и она будет пробовать найти Тору. Лина в целом была не в восторге – ее больше интересовало, от чего ключом является жезл. Но перечить не стала, и только пошла вместе с Гаури и Валем к ручейку, ловить рыбу на обед.
Драконица достаточно быстро начертила на земле какие-то знаки, обвела круг и села в его центр. От Амелии и Сильфиль требовалось только сесть недалеко от круга – все остальное Филия сделает сама. Сложив руки в молитвенном жесте, она шептала слова, возможно то были слова заклинания, возможно просьбы к Богам – разобрать ее шепот не представлялось возможным.
И Терим, и Зелгадис напряженно ждали результатов. Хотя по старшему Грейвордсу его обеспокоенное состояние не было заметно – внешне он оставался невозмутимым, будто бы ищут не его дочь, а какую-то детскую игрушку. Но химера догадывался, что и он переживает. Даже считал, что неизвестно, кто из них двоих желает, чтобы Тора нашлась, больше другого.
Надеялся на успех и Зеллос, продолжающий наблюдать за компанией из астрала – все равно он планировал поговорить с мужчиной об артефакте, так почему бы не последить? И все же в удачном поиске драконицей мазоку сомневался, пусть было видно, что Филия вкладывает в это все свои возможности.
Лина, Гаури и Вальтерия как раз вернулись с рыбой, когда через час Филия поднялась с земли и отряхнула юбку.
- Ну? – Нетерпеливо поинтересовался Зел. Химера был весь на нервах, и скрыть этого никак не мог.
- Я не нашла ее точного местоположения. Мне удалось только понять, что Тора – сан жива, и, если я не ошиблась, находится чуть северо-восточнее нашего пути.
- Так это ведь не так плохо, глядишь, и встретим ее где-нибудь. – Хмыкнула Лина, разводя костер и готовя рыбу к употреблению в качестве пищи.
- Это уже результаты. Спасибо, Филия – сан. – Терим кивнул драконице, и та чуть вздохнула.
- Мне жаль, что я не могу сделать большего.
- Что ж, Филия – сан, это, во всяком случае, сужает круг поиска.
Зеллос на сей раз не появился из ниоткуда, а вышел из-за дерева. Теперь в его образе не было той обеспокоенности и задумчивости, что углядела драконица при прошлом его появлении. Мазоку хитро улыбался и чуть поклонился присутствующим в знак приветствия.
- Ты ищешь Тору? – Прищурившись, поинтересовался химера. Интерес Джуу-о-шинкана ему не очень-то нравился, и причин доверять мазоку не было.
- Это секрет, Зелгадис – сан. – Зеллос привычным жестом покачал пальцем, приоткрыв один глаз. – Терим – сан, могу я с вами пообщаться?
- По поводу жезла? Я сказал все, что мог, Лине Инверс. – Терим Грейвордс спокойно пожал плечами.
Рубаки, как ни в чем не бывало, сели есть рыбу, и только химера с подозрением смотрел на монстра.
- Я вижу, вы не выспались, Зелгадис – сан, - Джуу-о-шинкан чуть хмыкнул. – Может быть, вам стоит поесть?
- Я сам решу, что мне делать. – Огрызнулся маг-мечник. – Но вот откуда мне знать, чем ты занимаешься? Вдруг ты сам похитил Тору?
- Какое дикое предположение. – Зеллос покачал головой.
- Зел, что ты, в самом деле! – Крикнула Лина, уничтожая одну рыбину за другой.
- Я просто ему не верю.
Химера хмыкнул и присел рядом с компанией. Мазоку развел руками.
- Терим – сан, вы точно не хотите со мной поговорить?
- Нет, Джуу-о-шинкан. Не хочу.
- Тогда я должен вас покинуть. Дела-дела.
Зеллос ушел в лес, медленно растворяясь в воздухе.

Они шли уже несколько дней. Зеллос изредка пытался разговорить Терима, но мужчина был стоек в своем решении молчать об артефакте. Это не помешало им поговорить о Торе, о ее поисках, и о еще какой-то ерунде – Зелгадис даже начинал злиться на своего отца. И сколько бы Филия и Амелия его не успокаивали, химера не мог смириться с тем, что даже с монстром его отец общается с большей охотой. Конечно, Зелгадис многого не знал. У Терима были свои причины на такое поведение, и, видя, что химера уже не просто расстроен, а даже сердится, мужчина все же решил с ним поговорить.
- Что тебя беспокоит?
Зел аж подскочил на месте, когда к нему подошел Терим.
- Исчезновение Торы.
- И то, что я с тобой не общаюсь?
Химера отвел взгляд, задетый словами отца. Правдивыми словами.
- Зелгадис, - мужчина вздохнул, - у нас есть многое, что стоит сказать друг другу. И поверь мне, я очень хочу с тобой пообщаться.
- Так в чем дело?
- Сейчас не время. Подожди еще немного.
- Прошло шестнадцать лет. Ты сильно изменился за это время, я тебя не узнаю.
- Многое изменилось, и я изменился. Я обещаю, что когда придет время – ты узнаешь все, что хочешь знать.
- Поверю тебе на слово, отец.
- А Тора найдется. Не переживай.

Лина, Валь, Филия и Амелия тем временем рассматривали жезл. Шар был наполнен дымкой, держался тремя металлическими «отростками» и словно был вплавлен в рукоятку. Сама же рукоятка немного закручивалась спиралью, несмотря на это, жезл хорошо ложился в руку.
Зато если приглядеться, то можно было разглядеть на рукоятке некие письмена, но нанесенные насколько мелко, что разобрать их просто так не представлялось возможным.
- Это все интереснее, чем дальше мы заходим. – Улыбнулась Лина, не сильно опечаленная тем, что письмена они так и не разобрали.
- Лина – сан, а вы уверены, что стоит искать то, от чего этот ключ? – С сомнением поинтересовалась Амелия. – Вдруг там какое-то Мировое Зло...
- Типун тебе на язык, Амелия! – Тряхнула рыжими волосами волшебница. – Слова древняя скрытая магия еще вовсе не означают воскрешение Шабронигдо или прочее Зло.
- Лина – сан, а вдруг? Не просто так же ключ так далеко от места, где предположительно спрятан основной артефакт. Вдруг там вовсе и не артефакт, а запечатанная часть Шабронидо?
- Филия, и ты туда же! Да что на вас всех нашло? Вальтерия, вот скажи – это ключ от Мирового Зла?
Мальчик взял артефакт и задумался. После нескольких минут раздумий уверенно сказал:
- Нет.
- Лина – сан, вы доверяете решение таких спорных вопросов Валю? Он ведь еще ребенок!
- Филия – сан, вы ошибаетесь. – К ним подошли Терим с Зелгадисом. – Вальтерия не такой уж и ребенок.
- Вы что-то знаете. – Вздохнула драконица.
И тут как раз из леса вышли Сильфиль и Гаури, с собой они несли много спелых ягод.
- А мне казалось, сейчас не сезон... – Немного удивилась Амелия.
- Нужно просто знать, что и где искать. – Улыбнулась белая жрица.
- Сейчас подкрепимся, Линочка проголодалась...
- Лина, но ты ведь совсем недавно ела! – Зелгадис уже не удивлялся аппетиту бандитоубийцы, и все-таки ее любовь к еде часто вводила многих в ступор.
- Ну и что? Ягоды – не тяжелая пища.
- Не перестаю тебе поражаться, Лина.
- Зел, не говори ерунды.
Рубаки дружно рассмеялись. Сильфиль подумала, что все ее прежние опасения были беспочвенны и даже глупы – никакой угрозы миру не предвидится, ребята прекрасно ладят, нашелся хоть какой-то след Торы... Улыбнувшись, жрица вместе со всеми принялась за ягоды.

Зеллос был недоволен. Даже очень недоволен. Пожалуй, никто кроме Зелгадиса не видел в пропажи Торы проблемы. Даже Терим говорил об этом слишком спокойно, но, насколько было известно Джуу-о-шинкану, у него были основания не переживать.
Да и с артефактом не было совершенно никаких подвижек – мало того, что рубаки продвигались вперед достаточно медленно, так и сам по себе жезл практически не изучали. Зеллос нашел с десяток подходящих Храмов, но без жезла отсеивать ненужные было слишком долго. Приходилось методично изучать их все – и во время этих изучений находилось еще большее количество возможных, но от этого необязательно реальных зацепок. Можно было помочь Лине – но в таком случае терялось то свободное время, что  мазоку посвящал поискам Торы. Его настораживал тот факт, что Филия указала направление на Волчий Остров – но Священник Бистмастер не чувствовал там сильной ауры девушки.
«Я так жажду ее найти. Почему мне не удается этого сделать? И почему Лина так медлит, это же все усложняет. Становится сложно убеждать Зеллас – сама в том, что я занят исключительно артефактом. А что я делаю сейчас? Вижу на дереве, пью чай, смотрю на веселящихся, как ни в чем не бывало, рубак. И думаю, где еще искать эту несносную в своей убежденности девушку. А ведь у нее скоро приступ... Еще и Джеда, самомнение на тонких ножках. Смотрит на меня, будто бы я Гаури. Ха! Не был бы он сыном Госпожи... Так, что это я? Пусть так думает Джеда. А я...»
А что он, Зеллос додумать не успел. Его вызвала на Волчий Остров Бистмастер.

- У тебя есть какие-нибудь новости, Зеллос?
Сейчас Джуу-о курила трубку. Джеда сидел рядом с ней, высокомерно смотря на Священника матери. От мазоку не укрылось, что сын его Госпожи явно что-то затевал, но не было времени выяснять, что.
- Лина обнаружила на жезле некие письмена, но у нее нет возможности их прочесть. Слишком мелко для человеческого глаза. – Фиолетововолосый монстр чуть улыбнулся. – Вальтерия же сказал, что артефакт не ключ от Мирового Зла – рубаки предполагали воскрешение Шабронигдо.
- Так-так... – Зеллас снова затянулась, ее глаза загорелись интересом. – А вне компании Лины?
- Мною найдены десять Храмов, подходящие на роль того, к чему идут рубаки. Я их изучаю.
- Ну что, Джеда, он не врет?
Зеллос не дрогнул, преданно глядя на Госпожу. Его голос не дрогнул, когда он вел свой отчет, ничто не выдавало в нем беспокойства. Джеда несколько минут будто изучал его своими голубыми глазами.
- Нет, не врет. Но он что-то недоговаривает.
Джуу-о-шинкан открыл глаза и спокойно посмотрел на Джеду. Глаза парня смеялись, он уже считал себя выигравшим противостояние, прищучившим Зеллоса. «Подлый, но все-таки наивный».
- Что ты не договариваешь, Зеллос? – Бистмастер сощурила свои глаза, смотря в самую суть своего Священника. Зеллос считал, что он выкрутится, мгновенно убедив себя, что он ничего не скрывал, и всегда беспрекословно служил лишь своей Госпоже. Но проверка на прочность не состоялась, не в этот раз.

В отдалении от Тронного зала, но определенно на Волчьем острове произошел выброс энергии. Небывалый выброс – астрал пестрил золотом этом энергии, энергии, схожей с силой Хаоса, которая, казалось, могла бы стереть в порошок весь Волчий остров. Она все текла и текла, расползаясь по астралу и насыщая его ощущениями, которых здесь никогда не было.
И Зеллос, и Джеда дернулись, обернувшись в ту сторону. Бистмастер встала с трона, нахмурившись.
- Что это такое?
Ее сын и ее Священник одновременно переместились к месту импровизированного взрыва. Но Джуу-о-шинкан оказался быстрее.
В комнате, чье назначение уже давно утратило смысл, на широкой кровати, покрытой кроваво-алым шелковым покрывалом, извивалась Тора. Она шипела, потому что задыхалась и не могла кричать; она дрожала и сжималась в комочек – чтобы в следующий миг резко дернуться, с опасностью свалиться с широкого ложа. От нее шел поток этой золотой энергии, пробивший стоявший здесь барьер, что не уцелел под таким напором. Ее лицо было искажено гримасой нестерпимой боли, даже внешне казалось, будто ее раздирает на части и выворачивает наизнанку.
Зеллос бы остолбенел, если бы не знание, что тут же сюда явится Джеда. Все встало на свои места – его ухмылки, высокомерие, готовность рассказать все Зеллас; направление, указанное Филией, и такая внезапная пропажа Торы. Мазоку готов был уничтожить несносного мальчишку, пусть и не понимал, что вызывает в нем такую ярость.
Тора уже треснулась головой об пол, когда Зеллос подхватил ее на руки. В тот же миг в комнате появился и сын Бистмастер.
- Я расскажу все матери! Теперь ты не сможешь отвертеться!
- Джеда, ты кретин! – Выпалил Таинственный Священник, прижимая Тору к себе и прихватывая ее рюкзак. – Ты думаешь, что все знаешь? Ты ни черта не знаешь! Она твоя старшая сестра, о которой Госпожа ничего не помнит! И если ты расскажешь об этом Зеллас – сама, то, боюсь, для исправления ситуации явится Эмиссар. Ты же в курсе, кто такой Эмиссар?
Джеда поперхнулся от дерзости мазоку, но он знал об Эмиссаре. Правая рука Эль, что вершит ее дела на земле.
- Зеллас – сама не должна ничего знать. Ты не станешь подставлять свою мать, перед которой так пытаешься выслужиться.
Девушку тем временем колотило все сильнее. Она пыталась вдохнуть воздуха, но его все не хватало; заметив ее невидящие глаза, Зеллос переместился с Волчьего острова, оставив Джеду в полном недоумении.

0

14

Часть седьмая. Осложнения.

Зеллос мелькнул рядом с компанией рубак всего на мгновение, но и этого мгновения Териму хватило, чтобы заметить монстра с извивающейся от боли Торой на его руках. Джуу-о-шинкан переместился в номер какой-то гостиницы в городе неподалеку – и Эмиссар уже ждал его там.
- Но как Вы... – От волнения мысли и слова монстра становились похожими на человеческие. Пусть он считал, что быстро одумался и не успел мелькнуть рядом с компанией Лины, Терим все равно почувствовал бы и явился к Торе.
Мужчина без лишних слов взял дочь на руки и уложил на кровать. Девушка все еще дрожала и задыхалась, ее лицо было бледным, как мел, а тело похолодело, словно лед. Терим светился золотым – Зеллос никогда прежде не видел его в облике Эмиссара – и с кончиков его пальцев на Тору падала золотая пыль.
Потребовалось несколько минут, чтобы у нее восстановилось дыхание, и она перестала извиваться от нестерпимой боли. Мазоку выдохнул, прислонившись к стене. Он не замечал, что сам дрожит, а тело его будто покрыто мурашками – Зеллос тревожно смотрел на Тору, и продолжал бы смотреть, не заговори с ним Терим.
- Она могла умереть, Джуу-о-шинкан. – Голос мужчины был холоден и суров, но спокоен. Он уже не светился Золотом Хаоса, но в нем чувствовалась сила.
- Как... умереть? – Зеллос перевел ошалевший взгляд на Терима.
- Просто. Ее запечатанная сила – Сила Хаоса – рвется наружу. Еда и эмоции людей сдерживают и стабилизируют ее. Но без них... ты и сам видел, что произошло на Волчьем острове.
- Нужно ведь что-то сказать Госпоже...
Зеллос сполз вниз по стене, вспомнив, что и Зеллас – сама была свидетельницей неожиданного взрыва энергии. И что Джеда остался там. Но мужчина только хмыкнул.
- В силу определенных обстоятельств этим занимается Арбитр.
- Арбитр?
- Хм... Левая рука Повелителя Кошмаров. Она следит, чтобы Джуу-о ничего не вспомнила о Торе. Она же следит за тем, чтобы остальные Ма-лорды не узнали ничего о ее старом приключении. Все-таки, миру не нужна война между монстрами. Так что вопрос с Бистмастер уже улажен.
Они оба замолчали, слушая тихое дыхание Торы, Тени Хаоса. Дочери Эмиссара и Джуу-о, чья сила оказалась слишком велика и была запечатана, чья сила рвалась наружу, причиняя нестерпимую боль. Териму нечего было больше сказать, Зеллос запутался в происходящем настолько, что не мог ни о чем думать – только и переводил взгляд с Торы на Терима и обратно. Спустя какое-то время мужчина хмыкнул.
- Зеллос, тебе не идет быть таким встревоженным и испуганным. Хватит дрожать.
Джуу-о-шинкан покачал головой, будто выпадая из одной реальности в другую. Только после слов мужчины он заметил свое смешное для монстра положение, и быстро взял себя в руки, поднимаясь.
- Я, конечно, понимаю, что ты не ожидал такого... Но, в конце концов, ты ведь Джуу-о-шинкан, сильнейший монстр после Ма-лордов, а ведешь себя как... как человек. Тебе это не свойственно. К чему розыгрыш?
- Это... – Зеллос задумался. Терим был прав в своих словах, и не мог ошибаться, но ошибался. Глядя на Тень Хаоса, мазоку отчетливо понимал, что его поведение несколькими минутами назад не было только представлением. Что он действительно встревожился на Волчьем Острове, когда увидел ее приступ. Что он действительно готов был за это убить Джеду. Что он и правда испугался, услышав, что она может умереть... Что он чувствовал. Как человек. Но стоило ли об этом говорить Эмиссару? Который, несмотря на свою силу, все-таки не заметил подлинности происходящего, и не отличил от фарса? – Прошу меня простить, Терим – сан. Не знаю, что на меня нашло.
- Мы дойдем до этого города через неделю. Позаботься о Торе.
Священник Бистмастер ошибался. Терим прекрасно понимал все, что произошло за последний час. Он хотел узнать причину, по которой Зеллос так резко менялся рядом с Торой, глупо надеясь, что Джуу-о-шинкан в курсе. Его заблуждения подтверждали, что ответ известен одной лишь Торе.

Уже переместившись назад к рубакам, Терим понял, как внезапно он исчез. Зелгадису так и слов не требовалось, весь его вид выражал требование разъяснений у отца. Да и по остальным можно было сказать то же самое, однако Амелия все же поинтересовалась:
- Терим – сан, куда вы пропали?
- Я нашел Тору.
Химера аж подскочил, оглядевшись вокруг, будто Тора должна была стоять за его спиной. Но глаза не обманывали парня – девушки нигде не было.
- И где она? Что с ней?
- Зелгадис, успокойся. – Терим подошел к сыну и положил руку ему на голову. Зел хмыкнул, но остался стоять, все так же выжидающе смотря на отца. – Тора сейчас с Зеллосом.
Рубаки переглянулись. Даже Гаури понимал, что Тора крайне негативно относится к их знакомому монстру, да и у Зеллоса к ней несколько напряженное отношение.
- Это с какой стати? Что вообще случилось? – Химера был недоволен. Филии даже показалось, что он готов если не убить, то покалечить своего отца.
Терим молчал. Что он мог сказать? Правду? Ту правду, что может стоить Тени Хаоса жизни, правду, которую он и Арбитр так старательно скрывают, правду, из-за которой Зелгадис окончательно потеряет голову? Приходилось срочно придумывать правдивую ложь, но мысли, повинуясь закону подлости, отказывались приходить в его голову. Не сумев придумать ничего вразумительного, он пожал плечами и произнес:
- Это секрет. – Как он ошибся в этот момент...
Нет, у Зелгадиса не было силы Хаоса. Зато у него было каменное тело. Не подумав, химера со всей силы ударил отца кулаком в грудь, так что сильный мужчина пошатнулся, и чуть было не упал на землю.
- Секрет?! Ты заодно с этим проклятым монстром?!
- Зелгадис - сан, успокойтесь, прошу вас... – Жрица Карю-о-сама схватила парня за плечи. – Терим – сан ведь ваш отец! Я уверена, что он не стал бы оставлять Тору - сан вместе с Кселлосом, если бы это причинило ей вред!
- Зато я не уверен!
- Зелгадис, хватит! – Рявкнул Терим, взяв младшего Грейвордса за руку и потащив в лес. – Я понимаю твое возмущение, но держи себя в руках. Ты хотел поговорить – поговорим!
И они скрылись в лесу. Филия тревожно вздохнула, смотря им вслед.

- Какая-то чокнутая семейка... – Чуть поежилась Лина, смотря в сторону леса.
- Не надо так говорить, Лина – сан. – Покачала головой Амелия, повернувшись к костру. – Это очень печально, что они не могут найти общий язык.
- А как еще говорить? Ладно, Зелгадиса можно понять – его отец странный. Куда страннее, чем Тора.
- Терим не странный. – Хмыкнул Вальтерия. Лине показалось, или он вырос еще на несколько сантиметров за этот вечер? – Терим несчастный.
- Это почему? – Почти в один голос спросили все.
- Потому что он несет тяжкое бремя, и несет его в одиночестве. – Валь выглядел как угодно, но не ребенком. Лина вспомнила слова Терима о том, что он и не ребенок.
- Какое еще бремя? – переспросила бандитоубийца.
- На нем большая ответственность, Лина. Я не знаю ничего больше. – Дракончик покачал головой. – У него просто есть причины быть таким, какой он есть. Он не чокнутый и не странный.
- И этого знать много. Откуда ты знаешь?
- Просто знаю, Лина. Они сами разберутся между собой, давай лучше лупу в следующем городе купим и попробуем письмена на жезле разобрать.
- Мда, во всей этой суматохе я даже о нем забыла, о жезле-то...
Амелия и Филия удивились неожиданному взаимопониманию этих двоих, а Гаури и Сильфиль просто восприняли, как должное.

- Значит, ты решил поговорить?!
Зелгадис все еще был на взводе, когда Терим отошел на достаточное от рубак расстояние и сел на землю, вздохнув.
- Зел, сядь, пожалуйста, и не кричи. Я очень тебя прошу.
Химера все же заметил, что его отец выглядел несколько опустошенным, и потому сел. Молча. В ожидании объяснений.
- Я не могу сказать тебе всего. Но все взаимосвязано, одна информация несет за собой другую, и скажи я тебе, где была Тора – особенно при остальных – возникли бы большие проблемы. По правде говоря, проблемы итак возникли.
- Какие проблемы? Неужели ты совсем ничего не можешь мне рассказать?
- Да я вообще не должен знать, что ты жив! И ты тоже не должен был узнать, что жив я.
- Ты что, Ма-лорд?
- Хуже. Я Эмиссар.
- Кто?
- Ай, все равно ситуация не стандартная... правая рука Повелителя Кошмаров. Вершитель ее решений на Земле грешной.
- Врешь... – поперхнулся Зелгадис.
- Ни капельки. – Покачал головой Терим.
Они молча смотрели друг на друга, казалось, целую вечность. И смотрели бы столько же, не подойди к ним откуда-то из ночной тьмы девушка в белоснежном платье и с серебристыми волосами. У нее были резкие черты лица, злые серые глаза и самодовольный вид.
- Так-так, Терим, что-то ты разболтался.
- Диана, чего ты тут забыла? – Оскалился мужчина. Сразу становилось понятно, что они друг друга не любят.
- Я пришла исправлять твою оплошность, Эмиссар. В стрессовой и тупиковой для Торы ситуации твоя сила вернулась, да. А теперь, как я и опасалась, ты выбалтываешь своему отпрыску тайны, которые ты поклялся сохранить тайнами. Поклялся нашей Госпоже.
- Отец, кто она такая?!
- Арбитр. Диана. – Терим устало вздохнул. – Может, я сам разберусь, не думаешь?
- Раз ты раскрыл свою суть ему – не думаю. Я ведь знала, что ваших детей нужно было просто уничтожить, но Эль – сама оказалась милосердной.
- Если ты еще раз скажешь, что моих детей нужно было убить, я тебя сам прикончу. – Глаза Терима засветились золотом. – Ты сейчас, кстати, тоже разбалтываешь тайны.
- Ой-ой, ему все равно придется стирать память.
- До следующего раза, пока он не узнает откуда-то еще. А потом еще и еще... Ты же сама понимаешь, что Зелгадис очень похож на меня.
- О да. Тогда ему придется дать клятву о неразглашении. Магическую клятву, и если он расскажет кому-то, то умрет. Ты и сам это понимаешь, Эмиссар.
И, не дожидаясь ответа, Диана ушла. Терим стукнул кулаком по дереву, а химера непонимающе на него посмотрел.
- Что это только что было?
- Это Левая рука Повелителя Кошмаров. Сейчас я расскажу тебе все, но тебе придется дать Клятву Хаоса.
- Но расскажешь честно?
Терим кивнул. Зелгадис, не раздумывая, кивнул в ответ. Мужчина честно рассказал ему все с самого начала – о своем знакомстве с Зеллас Метталиум, которая притворялась человеком под именем Зеллы Таллиум, об их семейной жизни, о своей работе, о Торе и ее силе и слабости. И даже о том, куда она пропадала. Он не мог только рассказать причин, по которым Тени Хаоса следовало оставаться с Джуу-о-шинканом, потому что и сам их не знал. Химера внимательно его слушал и понимал. Понимал так, как не мог понять никто другой. Зелгадис поклялся Териму молчать об узнанном. И нарушение этой клятвы каралось смертью в Океане Хаоса...
С этого момента между ними уже не было непреодолимой преграды, потому что не было тайн.

Зеллосу пришлось несколько раз возвращаться на Волчий Остров по вызовам Бистмастер. Пришлось окольными путями выпытать у Джеды, что же произошло согласно их измененным воспоминаниям. Оказалось, что и Зеллас, и ее сын считали, что на Остров проник шпион – Зеллос без проблем его уничтожил. Однако Джеда не забыл о похищении Торы – Джуу-о-шинкан подумал, что у Арбитра слишком жестокое чувство юмора, и она сама ходит по лезвию, как ходит и Терим.
Все остальное время за последние три дня он провел, сидя рядом с Торой. Девушка не корчилась от боли, но и не приходила в сознание. Зеллос никак не мог успокоиться.
«Черт возьми, когда она уже очнется? До этого я хоть занимался поручениями Госпожи, а теперь только и могу, что сидеть и ждать ее пробуждения. Что же это такое? Терим ведь был прав, я вел себя, как человек. Нет, я веду себя, как человек, когда думаю о Торе, когда она рядом... Это бред. Задаться вопросом, кто я такой? Мазоку. Священник и Полководец Джуу-о-сама. Я предан своей Госпоже. Я питаюсь отрицательными эмоциями, меня забавляет компания Лины Инверс, и немного раздражает Джеда. У меня везде свой интерес. Но я монстр, а потому я не ощущаю человеческих эмоций. Не должен ощущать. Но вот уж в моем ответе на вопрос ошибка – меня раздражает Джеда. А когда речь заходит об этой упрямой девушке, то вообще хоть стой, хоть падай. Я знаю, Торе известен ответ на вопрос «Почему?», и он кроется в десятилетнем прошлом. Но она упряма, она за что-то невзлюбила меня, и не хочет слушать. А я сижу тут, переживаю за нее, видите ли...»
Повинуясь необдуманному порыву, Таинственный Священник провел рукой по ее волосам, мягким и гладким, как шелк. От них шел аромат вишни и мускатного ореха, Зеллос осторожно взял прядь волос в руки и уткнулся в них носом, чуть наклонившись. Этот запах напоминал ему что-то, наверное, что-то очень важное, забывшись, мазоку дотронулся губами до ее волос...

Лес неподалеку. Поляна. Водопад. Над водой застыла радуга. Воздух наполнен свежестью, а запах мускатного ореха и вишни едва уловим. Так пахнут ее волосы, и ей очень идет этот аромат. А она сама смеется, кружась под ясным, синим небом, с восхищением смотря на радугу. Я чувствую, как она счастлива, но во мне нет отторжения – и я покорно следую за ней ближе к воде, кружась, будто в танце, вдыхая такой приятный и дурманящий запах... Опьяненный, целую прядь ее волос, и ее смех преображается, становясь еще прекраснее и удивительнее...

Зеллос открыл глаза и задержал дыхание – Тора смотрела на него своими карими глазами. На пару мгновений они так и застыли – но после Джуу-о-шинкан отпрянул, сгоняя неожиданное наваждение. Тень Хаоса проморгалась, и заговорила с ним первой.
- Что это было только что, Кселлос?
- Искал способ привести тебя в чувство. – Тут же нашелся мазоку. Хотя Тора понимала, что это не так – хотя бы потому, что он не смотрел на нее в этот момент.
- Ладно, это не столь важно... – Девушка чуть качнула головой. – Где это мы? И почему я нахожусь в этом месте с тобой?
- Ты не помнишь, что случилось на Волчьем Острове? – Зеллос чуть приподнял бровь.
- Я помню, как начался приступ, и мне стало плохо...
- Я это почувствовал и позволил себе забрать вас оттуда. Мы в гостинице, Терим – сан поручил мне заботу о Вас. Думаю, Лина и остальные придут сюда через несколько дней... А до тех пор вы не удовлетворите мое любопытство?
- Нет. Я не хочу с тобой ни о чем разговаривать.
- Тогда хотя бы поешьте и не устраивайте глупостей вроде побегов через астрал.
Переместив девушке еду из кухни этажом ниже, Джуу-о-шинкан удалился, чтобы хотя бы немного исполнить свои прямые обязанности. Он понимал, что Тора не сдастся, и будет упрямиться до последнего в своем нежелании с ним разговаривать.
а еще он понимал, что запах вишни и мускатного ореха сводит его с ума.

0

15

Часть восьмая. Воссоединение.

Зелгадис весь извелся, пока компания дошла до города, в котором находилась Тора. Он так и не мог спокойно спать – хотя вопросов теперь было гораздо меньше. Филия пыталась его разговорить, но все тщетно – опасаясь сказать лишнего, химера предпочитал вообще ни о чем, ни с кем не разговаривать.
Зеллос за эти несколько дней в комнате Тени Хаоса больше не появлялся, но с уверенностью сказать, что он занимается поручением своей Госпожи, тоже было нельзя. Впрочем, девушку его отсутствие нисколько не огорчало. К тому моменту, как радостный Валь и обеспокоенный Зелгадис зашли в ее комнату, Тора уже успела достаточно прийти в себя.
- Тетенька Тора!
- Валь, называй меня просто Торой. – Улыбнулась девушка. Слышать обращение «тетенька» от довольно сильно подросшего дракончика было уже несколько неудобно. – А ты вырос...
Тень Хаоса потрепала его по волосам и перевела взгляд на Зелгадиса.
- А где все остальные?
- Внизу. Лина, как, впрочем, и всегда, сильно проголодалась... Да и не одна Лина. Мы надеялись, что ты спустишься в таверну.
- Да, я уже достаточно пришла в себя...
- А где Джуу-о-шинкан? – Терим не стал дожидаться, пока его дети и переродившийся древний дракон спустятся вниз. Тень Хаоса хмыкнула.
- С того момента, как я очнулась, этот монстр тут не появлялся.
Эмиссар ничего не ответил, но лицо его приобрело выражение крайнего недовольства.

Куда же пропадала Тора, интересоваться никто не стал. Амелия уже хотела спросить, но одного взгляда Тени Хаоса хватило, чтобы понять – этому секрету не суждено раскрыться.
- А что у вас там с артефактом, Лина?
- Письмена прочитать не можем.
Увеличительное стекло Инверс купила, как только они вошли в город. И любопытство настолько пересиливало желание плотно поесть, что Лина как раз сейчас сидела и пыталась разобрать надписи на закрученной рукоятке.
- Письмена? Не знала, что на этом жезле еще что-то написано... Можно посмотреть?
Дажедра уже собиралась дать артефакт Торе, как Терим покачал головой.
- Пока что не стоит, Тора.
- Терим, ты в своем уме? Я же просто посмотрю.
- Мне кажется, отец прав...
- О. Ну, ладно, мне-то что.
Тень Хаоса чуть фыркнула, сложив руки на груди.
- Я что-то пропустил? – Гаури удивленно посмотрел по сторонам. К общему удивлению, Лина даже не попыталась крикнуть «Медузьи мозги!» и дать блондину по голове – они с Вальтерией вовсю были увлечены нечитаемыми знаками.

Зеллос же появился традиционно – непонятно когда, непонятно откуда, непонятно с какими целями... Будто бы он так и сидел за столом вместе с рубаками – хитро улыбаясь и обнимая Тору за талию.
- Зеллос! – Только и успела рявкнуть разгневанная и светящаяся золотым Тень Хаоса, когда Джуу-о-шинкан приложил палец к ее губам.
- Яре-яре, Тора – сан, вам не стоит так волноваться.
Улыбка на его губах будто стала еще хитрее. Филия так и замерла, не достав свою булаву; Зелгадис буравил Таинственного Священника взглядом так, что будь Зеллос листком бумаги – сгорел бы. Гаури выронил куриную ножку, а Сильфиль с Амелией на пару икнули, удивленно уставившись на развернувшуюся здесь картину. Казалось, что все посетители таверны сейчас смотрят только на них – ярко светящуюся золотом Тору и довольно приоткрывшего глаза мазоку. Даже Лина и Вальтерия оторвались от изучения жезла. В зале повисло нелегкое молчание, которое нарушил Терим.
- Джуу-о-шинкан.
Мужчина просто поднялся из-за стола, не добавляя к своему обращению никаких слов. Монстр делано вздохнул, и все же поднялся следом за Эмиссаром. Они как раз вышли на улицу, когда тяжело дышащая от избытка эмоций Тень Хаоса шумно взбежала наверх по лестнице, а затем заперлась в своей комнате, громко хлопнув дверью.

- Я же сказал тебе позаботиться о Торе! А ты сначала просто смылся, а теперь выводишь ее из себя!
Терим сердился. Сейчас он жалел, что в свое время встретился с Зеллас и согласился стать Эмиссаром; жалел, что влюбился в нее; что после вернулся к ней... Злился на неугомонность Торы, на непреклонность решений Эль – самы, на все эти тайны, которые либо приходится скрывать, либо пытаться понять.
Зеллос же выглядел самим очарованием, и искренне не понимал негодования мужчины. Или просто делал вид, что не понимал.
- Терим – сан, ваша дочь крайне неадекватно на меня реагирует. Боюсь, если бы я «не смылся», выздоравливала бы она гораздо дольше.
- Допустим. – Эмиссар чуть кивнул и снизил тон, чтобы привлекать меньше внимания. – А что ты сейчас устроил?
- Я разве что-то устроил? Терим – сан, простите – но я подчиняюсь только своей Госпоже. Однако у меня есть и свои интересы... И я не обязан вас в них посвящать.
- Мне интересно, а Джуу-о о твоих личных интересах знает? Это, конечно, не шантаж. Но я не позволю выводить Тору из себя.
- Боюсь, это не зависит от вас, Терим – сан. И поверьте – я не желаю Торе ничего плохого.
Терим бы не удивился, если бы сказав это Зеллос обворожительно улыбнулся и исчез – но монстр продолжал стоять перед ним и ждать. Видимо, на лице мужчины было заметно удивление, и Джуу-о-шинкан поинтересовался:
- Что вас так удивляет, Терим – сан?
- Почему-то мне казалось, что ты сейчас по обыкновению исчезнешь.
- О нет, у меня еще есть дела здесь.
Какое-то время эти двое еще молча смотрели друг на друга, и каждый из них задумался о своем. Терим пытался понять, какие еще дела могут быть у Таинственного Священника; фиолетововолосый монстр пытался угадать, что же сейчас делает Тора.

- Эм... что это сейчас было?
Чуть почесал затылок Гаури, задавая интересовавший всех вопрос.
- У господина Зеллоса поехала крыша. – Предположила Амелия, снова чуть икнув. Лина покачала головой, снова пытаясь разобрать надписи.
- Не думаю. Тут что-то серьезнее, чем психическое расстройство у монстра... чего, кстати, и не может быть. Валь, может у тебя есть какие-то соображения?
Рубаки дружно уставились на дракончика, который все молчал и молчал.
- Вальтерия... – Уже начала было Филия, но мальчик качнул головой.
- Нет, я ничего не знаю.
- Не знаешь? – Лина даже удивилась. – Но ты ведь столько всего говоришь, когда, по сути, действительно не должен знать, а с Торой вы знакомы...
- Не знаю!
Вальтерия даже отвернулся от Лины, немного разозлившись. Девушка пораженно смотрела ему в спину. Дракон определенно что-то знал, но не хотел об этом говорить, а значит, это было чем-то важным...
- Ладно, Валь, прости. – Рыжая чуть тронула его за плечо, неловко улыбнувшись. – Давай попробуем разобрать все же эту чертову писанину...
Валь еще немного делал вид, что обижен, но все-таки обернулся к Лине с привычной для всех улыбкой на лице. Зелгадис, сидевший как в воду опущенный, поднялся из-за стола и направился к лестнице наверх.
- Зелгадис – сан, куда вы? – Поинтересовалась драконица, почти вскакивая следом за ним.
- Попробую поговорить с Торой.
- Но вам не кажется, что...
- Кажется. Я все равно попробую.
Химера чуть вздохнул. Он прекрасно понимал, что сестра не откроет ему дверь и не будет ни с кем разговаривать, пока не успокоится, но он не мог просто так продолжать сидеть за столом, съедаемый любопытством и негодованием. Филия только покачала головой.
- Тора, открой! Это я, Зелгадис! – Младший Грейвордс стучался в ее комнату, но Тень Хаоса его ожиданий не обманула и дверь не открывала.
Она стояла, прислонившись спиной к стене и закрыв глаза, глубоко и редко дыша.

Поздний вечер, солнце уже почти скрылось за горизонтом. И небо такое темно-золотое... Оно напоминает мне Океан Хаоса, но, несмотря на это, небо прекрасно. В твоих фиолетовых глазах отражается закат, и я уже почти говорю это вслух – вот только ты не даешь мне этого сделать, дотрагиваясь пальцами до моих губ. Дыхание перехватывает, и я не знаю, куда же мне смотреть – на закат, или на тебя. Ведь ты так восхитителен, освещенный лучами заходящего солнца. Дует прохладный северный ветер, и ты неожиданно чуть обнимаешь меня, а я чувствую себя почти счастливой, сидя на берегу моря, вдыхая немного солоноватый морской воздух и ежась от холодного ветра.

Настойчивый стук в дверь будто разбудил Тору ото сна. Она совсем не заметила, когда успела сползти на пол. «Черт, нужно держать себя в руках. И ведь приступ только недавно был, а я так нервничаю из-за мелочей...» Девушка поднялась с пола, отряхнула платье и все-таки открыла дверь.
- Зел, не стоило так волноваться.
- Тора! Что, в конце концов, происходит? Этот мазоку...
- Зелгадис, неужто ты ревнуешь?
Тень Хаоса рассмеялась, а ее брат недовольно на нее смотрел.
- Тора, я ведь серьезно. Что ему от тебя нужно?
- А я обстановку пытаюсь разрядить, Зел. Поверь, я сама разберусь с ним.
- Вот в этом-то я и сомневаюсь. Все слишком запутано...
- Вот и не пытайся распутывать. – Жестко ответила девушка и вышла из комнаты. – Ты идешь?
Химера покачал головой. Вся эта неразбериха с Торой и Джуу-о-шинканом уже не просто вызывала недоумение, но начинала раздражать и настораживать. Но, понимая, что Тень Хаоса ничего не расскажет, Зелгадис просто молча спустился вместе с ней к Рубакам.

Терим и Зеллос уже сидели за столом, последний молча пил кофе и улыбался, не обращая внимания на рассерженный взгляд Филии, любопытные взгляды Сильфиль и Амелии и недовольный взгляд Вальтерии. Гаури либо действительно забыл о почти только что произошедшем инциденте, либо просто делал вид, что забыл, и не интересовался. Лина же избегала смотреть на Зеллоса, целиком и полностью поглощенная изучением артефакта.
Тора села рядом с драконицей, делая вид, будто Священник Бистмастер это просто неодушевленный элемент декора.
- Ну что, Лина – сан, есть успехи? – Зеллос чуть склонил голову набок, с интересом смотря на волшебницу.
- Тут, похоже, говорится о Храме Солнца... Если я не ошибаюсь, я плохо знакома с этим языком.
- Храм Солнца? Это же прекрасно, Лина – сан!
- Зеллос, ты что-то знаешь? - Филия чуть прищурила глаза, с подозрением смотря на монстра.
- Яре-яре, Филия – сан, вы же понимаете, что это секрет.
- Ты, мерзкий намагоми!
У драконицы вылез хвост, и она уже почти запустила в Зеллоса своей булавой, но Тора ее остановила.
- Филия – сан, не нервничайте так.
- Тора – сан, значит, вы меня все-таки не игнорируете? – Джуу-о-шинкан обворожительно улыбнулся, но Тень Хаоса только фыркнула.
- Ты вообще молчи.
- Ну, зачем же так грубо?
- Мы об артефакте говорим, или отношения выясняем? – Прервал их Валь, недовольно фыркнув. Тора вместе со жрицей Карюю-о-сама сели за стол, и первая демонстративно повернулась к Вальтерии. – Значит, все-таки об артефакте. Тут действительно говорится что-то о Храме Солнца, собственно, мы к нему и направляемся.
- А где он, этот Храм? – Поинтересовался Гаури. Лина только возвела взор к потолку и промолчала, предоставив право ответить кому-то другому.
- Мы ведь идем в ту сторону, верно? – Неуверенно спросила у Терима Амелия.
- Храм Солнца... Амелия, почему ты так уверена, что я знаю?
- Но вы же знаете о жезле, и говорили, от чего он может являться ключом... Терим – сан, разве вы не знаете?
Мужчина вздохнул. Он даже и не заметил, каким болтливым был все это время. Пусть Зелгадису и казалось, что его отец чрезвычайно замкнут, Терим действительно очень многое рассказал.
- Ну, я скорее догадываюсь. Если догадываюсь правильно – то мы идем в нужном направлении. Не правда ли, Зеллос?
- Хай, Терим – сан.
Мазоку спокойно пил чай и, не отрываясь, смотрел на Тору. Девушка предпочитала не обращать на него внимания и тихо перешептывалась о чем-то с Вальтерией и Линой. «Эх, Тора-Тора. Интересно, что же именно ее так рассердило? Но я, кажется, угадал. Может быть, тогда она хотя бы случайно со злости что-то расскажет? Вряд ли, конечно, но я все равно ничего не теряю».
Зелгадис чувствовал, что пристальный взгляд Зеллоса на Тору ему не нравится. Казалось, что мазоку что-то задумал, и вот-вот это «что-то» произойдет, но Таинственный священник просто смотрел, и тихий разговор Рубак шел своим чередом. Несмотря на это, химера продолжал беспокоиться, и даже думал, что хотел бы знать мысли Джуу-о-шинкана, чтобы раскрыть его планы.
Рубаки тем временем решили, что завтра с утра отправятся в путь.
- В таком случае до встречи. – Зеллос вышел из-за стола, и, пройдя мимо Торы, чуть наклонился, чтобы шепнуть ей на ухо: - Я буду скучать, Тора – сан.
Он исчез прежде, чем девушка успела треснуть его по голове, и Тени Хаоса оставалось только рассерженно смотреть на то место, где мазоку стоял минуту назад.
- Да что он себе позволяет! – искренне возмутилась Филия, и Зелгадис готов был ее поддержать.
- Действительно. Тора, ты понимаешь, что происходит?
- Это выглядит странно, Зеллос – сан все же монстр... – Тихо произнесла Амелия, но Тень Хаоса не дала этой теме ходу.
- Я не хочу об этом разговаривать. И вам не советую.
Оставив рубак гадать, чем же обусловлено такое поведение Джуу-о-шинкана, девушка поднялась наверх, чтобы отдохнуть и прогнать навязчивые воспоминания.

0

16

Часть девятая. Сомнения.

Зеллос только что закончил свой доклад Госпоже, и Джуу-о чуть хмыкнула. Все было более чем неплохо – из десятка найденных мазоку храмов оставались всего три, которые могли оказаться Храмом Солнца. Рубакам, по прикидкам Зеллоса, идти оставалось совсем недалеко, да и текст на рукоятке они с горем пополам все же разбирали. Однако Зеллас Метталиум интересовало уже не только это.
- Зеллос, а кто сейчас путешествует с Линой?
Джуу-о-шинкан внутренне напрягся, но ответил сразу же.
- Лина, маленький Вальтерия, Зелгадис, Амелия, Сильфиль, Гаури, Филия... – Монстр надеялся, что Госпожу удовлетворит этот ответ, и о Торе и Териме уточнять не придется. Однако тяжелый взгляд Джуу-о давал понять, что любую утайку информации она прекрасно поймет. – Некто Тора и Терим Грейвордс.
- Терим Грейвордс? – Зеллас чуть приподняла бровь, и в ее руке появился бокал вина. – Забавно...
Мазоку даже не знал, что хуже – если Бистмастер  заинтересуется Торой, или Теримом. Но ему не повезло – Джуу-о заинтересовалась обоими.
- И кто же эта Тора?
- Прошу простить, Госпожа, мне известно только, что она не совсем обычный человек. – Таинственный Священник поклонился в извиняющемся жесте.
- Что ж, тогда разузнай, кто же она такая. И проследи за Теримом. Иди.
Бистмастер пригубила вино, и Зеллос вышел из тронного зала. В коридоре его уже поджидал Джеда.
- Ну что, досталось?
- Джеда – сама, даже не надейтесь.
- Во всяком случае, по тебе видно, что ты влип. Неужели мама дала тебе задание, с которым ты не в состоянии справиться? Так признай, что ты хуже! – Всем своим видом парень показывал ликование и свое превосходство. Джуу-о-шинкана это порядком раздражало.
- Джеда – сама, не лезьте не в свое дело.
- Грубишь мне, Зеллос? – В голосе сына Бистмастер появились угрожающие нотки, но мазоку только фыркнул.
- Увольте, все ваши угрозы всегда выходили вам боком, а я просто оставался в стороне. Прошу простить, у меня нет времени на разговоры с вами.
- Не смей так со мной разговаривать! И перестань постоянно сбегать!
Но Зеллос уже исчез с Волчьего Острова и появился за столиком летнего кафе.
«Черт! Нужно поговорить с Теримом, может быть, Арбитр что-то предпримет... Зеллас – сама ведь не должна ничего знать. И я не могу ничего ей не говорить... Еще этот назойливый мальчишка. Впрочем, где наша не пропадала. Решение есть всегда».

Тора, конечно, догадывалась, что Рубаки все равно обсуждали немного неожиданное поведение Зеллоса, но не могла ведь она запретить им разговаривать на эту тему. Амелия еще раз предположила, что Таинственный Священник сошел с ума, но Лина снова повторила, что это невозможно. Филия на пару с Зелгадисом настаивали, что Джуу-о-шинкану что-то нужно от Торы, потому что он ничего не делает просто так. Сильфиль тихо предположила, что они сами разберутся, и Гаури ее поддержал – но драконица с химерой были свято уверены, что пускать это на самотек не стоит и Торе определенно нужна помощь в избавлении от «этого гадкого монстра». Один только Вальтерия отмалчивался, и Лина подозревала, что это неспроста. Но как только Тень Хаоса спустилась, разговоры на эту тему прекратились, и рубаки выдвинулись в путь.

- Терим, сколько нам там идти нужно?
Немного недовольно поинтересовалась у отца Тора. Этот новый способ  Зеллоса пытаться заставить ее поговорить с ним выводил Тень Хаоса из себя. И не потому, что ей было неприятно – потому что она не хотела даже его видеть, но на провокации всегда поддавалась легко. А теперь поведение Джуу-о-шинкана выводило девушку из равновесия больше прежнего.
- Не больше пары дней. Тора, тебе что, надоело?
- Нет. Просто хочу быстрее дойти.
- Тора... Уже довольно давно хотел спросить – почему ты зовешь отца по имени?
- А что тебя не устраивает, Зел? – девушка фыркнула. – Как хочу, так и зову – это мое дело.
Химера и Терим переглянулись. Мужчина осторожно поинтересовался:
- Да какая муха тебя укусила?
Тора не ответила, ускорив шаг и скрывшись за деревьями впереди.
- Тора – сан какая-то нервная сегодня... Может, у нее поехала крыша? – Почесала затылок Амелия, глядя девушке вслед.
- Амелия, ну что ты заладила одно и то же! То Зеллос сошел с ума, то Тора! – Раздраженно фыркнула Лина, возведя глаза к небу. – Может, это у тебя крыша поехала?
- Лина – сан! – Искренне возмутилась принцесса. – Просто Тора – сан ведет себя странно...
- И только поэтому она сразу становится сумасшедшей? Она всегда вела себя странно, вообще-то.
- Мне кажется, мы ее чем-то обидели. – Вздохнула Сильфиль. Гаури тут же поинтересовался:
- Чем же мы могли ее обидеть?
- Она же понимает, что мы разговаривали о них с господином Зеллосом... Я думаю, ей это неприятно.
- А что нам, не обращать внимания? Сильфиль, этот мерзкий намагоми явно что-то задумал! Я не могу позволить какому-то гадкому монстру...
- Филия – сан, Тора ведь тоже монстр, почти наполовину. – Заметил Эмиссар.
- В том-то и дело, что Тора – сан – необычная мазоку! А Зеллос коварен и подл! – У драконицы, как и всегда, вылез хвост, украшенный розовым бантом.
- Зеллос нам помогал, Филия. Он, конечно, не ангел – но ты преувеличиваешь. – Хмыкнула Инверс. – Хотя я и не могу отрицать, что какой-то свой интерес у него присутствует.
- Может быть, это действительно не наше дело, и они разберутся сами? – Все-таки встрял в бурное обсуждение Валь. Рубаки переглянулись. – Тора далеко не дура и разберется как-нибудь, что же ей делать.
-  - Но, Валь... – Начал Зелгадис. – Ты же не можешь спорить с тем, что что-то тут не так? Никто из нас не утверждал, что Тора не справится сама – просто мы хотим помочь.
- А тебе было бы приятно, Зелгадис, если бы кто-то, пусть и с самыми благими побуждениями, лез к тебе со своей помощью? В дело, которое ты предпочел бы решить сам и без посторонней помощи, по каким угодно причинам?
Дракон был как никогда серьезен и, кажется, даже рассержен. Несколько минут химера не отвечал. Он прекрасно понимал, что Валь имеет в виду, и сам сердился, когда друзья стремились помочь ему... Вот только сейчас он и друзей своих понимал. Он переживал за Тору, даже боялся – кто знает, что на уме у Зеллоса Метталиума.
- Ты же что-то знаешь, и поэтому так говоришь?
- А это сейчас неважно. Просто тебе не кажется, что это действительно может оказаться их личное дело? Вдруг при вмешательстве посторонних станет только хуже?
- Валь, что ты знаешь? – Прямо спросила Лина. – Расскажи нам, ты ведь должен понимать – всех нас терзает любопытство, и все мы беспокоимся за Тору.
- Лина, я же сказал – это их личное дело! И Сильфиль права – мы не должны вмешиваться!
Рассерженный, Вальтерия ускорил шаг, и пошел чуть впереди всех. Терим покачал головой и подумал, что из-за его дочери Вальтерия поссорился с Линой. Рубаки замолчали, задумавшись каждый о своем.

Тора почти бежала вперед и никак не могла заставить себя успокоиться. Ей действительно не хотелось, чтобы кто-то лез в ее прошлое и пытался помочь ей заставить Зеллоса отстать. Тень Хаоса сама хотела все решить, потому что это больше никого не касалось. Но погруженная в свои мысли девушка не заметила, как в кого-то врезалась. Этим кем-то, как несложно догадаться, оказался Джуу-о-шинкан.
- Опять ты?! – Успела гневно крикнуть девушка перед тем, как довольно улыбающийся мазоку ее обнял и, приблизив свое лицо к ее лицу, прошептал:
-  Я соскучился, Тора – сан. – Девушка дернулась, и священник Бистмастер восстановил дистанцию, впрочем, девушку не выпуская. – Ну вот, снова вы сердитесь. Вам ведь вредно. – Он укоризненно покачал головой.
- Если бы ты не появлялся в поле моего зрения, не возникало бы никаких проблем. И вообще, что ты себе позволяешь?
- Прошу Вас, не повторяйте за Филией. – Зеллос чуть поежился. – Вам не к лицу. И ведь не смотря на все ваши протесты, вы со мной общаетесь. Сложно не заметить, что игнорировать меня Вам удается с трудом. Так почему бы нам просто не поговорить, Тора – сан?
- Мне не о чем с тобой разговаривать, Зеллос. – Девушка фыркнула, попытавшись освободиться от его объятий. – Чего ты лезешь ко мне, после всего?
- После чего, Тора? – Джуу-о-шинкан раздосадовано вздохнул. – Я как раз хотел поинтересоваться насчет того, что же было десять лет назад.
- Хватит делать вид, будто ничего не помнишь.
- Но я ведь действительно ничего не помню. Только тебя и твой маленький секрет.
Тень Хаоса и правда удивилась. Она могла понять, почему Зеллос себя так ведет, если бы он помнил... Но немного растерянное выражение его лица доказывало, что мазоку действительно заработал себе амнезию. Тора даже перестала вырываться, и не менее растеряно посмотрела на Джуу-о-шинкана своими карими глазами.
- Какая-то выборочная амнезия... Неестественно.
- Тора, я не вру. Я вообще ничего естественного вокруг себя не видел уже давно.
Он чуть прижал девушку к себе одной рукой, второй поправив ей волосы и проведя по ее щеке. Тень Хаоса покачала головой, снова попытавшись вырваться.
- Почему ты так себя ведешь?
- Сам не знаю. – Монстр беззаботно улыбнулся, пожав плечами. – Я могу сделать вывод, что если бы я помнил, то мое поведение не казалось бы тебе странным?
- Нет, не можешь. Лучше вообще не делай никаких выводов и просто от меня отстань. – Девушка чуть вздохнула, отведя взгляд.
- Нет, Тора, не могу. Я должен знать. Амнезия причиняет мне некоторый дискомфорт, знаешь ли.
- А мне причиняешь дискомфорт ты, своим присутствием.
- Какая наглая ложь...
Зеллос покачал головой и осторожно взял ее за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза. Тора чуть прищурилась. Она словно пыталась показать, как сильно недовольна и что больше не скажет ни слова. Но Джуу-о-шинкан не собирался сдаваться только из-за ее упрямости. Повинуясь порыву, мазоку легонько дотронулся губами до мочки ее уха, прошептав:
- Кажется, ты никогда не умела врать, Тора. Я не отступлю.
Девушка чуть задержала дыхание и шумно выдохнула. Голос сел, закружилась голова... Прикрыв глаза, она шепнула в ответ:
- Зато ты мастер во лжи...
- Сейчас я не лгу.

Поздняя ночь, на небе светит луна. Холодно, ты дрожишь, а я пытаюсь тебя согреть, но ведь мне это совсем не свойственно. Я не знаю, что случилось, но мне страшно. За тебя страшно. Шепчу бессмысленные глупости, пытаясь тебя успокоить – вдруг ты дрожишь совсем не от холода? Я хочу, чтобы ты смеялась. Мне совсем не нравится чувствовать твое беспокойство.

Рубаки остановились посреди дороги, увидев впереди Тору и Зеллоса. Терим покачал головой с видом «Ну за что это все мне?»; у Филии нервно дергалась бровь, и снова вылез драконий хвост; Зелгадис поперхнулся; Амелия, Сильфиль, Лина и Гаури непонимающе переглянулись; и только Вальтерия крикнул с какой-то непонятной интонацией в голосе:
- Тора!
Девушка дернулась, мазоку же лишь улыбнулся, смотря на удивленных рубак.
- Давно не виделись. А что у вас с лицами?
- Зеллос, ты, мерзкий намагоми, отпусти Тору! – К драконице первой вернулся дар речи, и она тут же достала свою любимую булаву.
- Яре-яре, Филия – сан, вы же не хотите случайно попасть в Тору, нет? И зачем же так грубо... – Джуу-о-шинкан вздохнул, все же выпустив тень Хаоса из своих объятий. Девушка тут же отскочила и отвернулась. Почти незамедлительно к ней подошел Зелгадис и тихо поинтересовался:
- И ты до сих пор уверена, что справишься сама?
- Зел, я очень хорошо к тебе отношусь и ценю твою заботу, но это тебя не касается. – Тихо же ответила брату Тора, а после уже громко добавила: - Это никого не касается!
Вальтерия хмыкнул и, взяв Тень Хаоса за руку, просто увел ее в сторону, на достаточное расстояние ото всех остальных.
- Мда... – Лина чуть почесала затылок, смотря на удаляющихся дракона и Тору. – Зеллос, может, хоть ты объяснишь, в чем дело?
- Это секрет, Лина – сан. – Ответил волшебнице мазоку с привычной улыбкой на устах. – Терим – сан, нам нужно с вами переговорить.
- Да уж думаю.
И Джуу-о-шинкан с Эмиссаром ушли в другую сторону.
- Дурдом на выезде. – Мрачно подытожил Зелгадис.

- Тора, ты что творишь? – Спросил Вальтерия, как только компания рубак скрылась из виду и точно не могла подслушать их разговор. – Это же Зеллос! Ты же не хотела обращать на него внимания, а теперь!
- Валь, успокойся. Не хотела, не хочу и не захочу. – Уверенно ответила ему Тень Хаоса. «Надеюсь, что не захочу». – Просто я была в растерянности... Он ничего не помнит.
- Глупости. Он же прекрасно помнит тебя.
- В том-то и дело, что он не помнит, что произошло. И вряд ли он врет.
Дракон недоверчиво хмыкнул и задумался.
- И он хочет, чтобы ты ему рассказала? – Девушка кивнула. – Надеюсь, ты не собираешься этого делать?
- Валь, я же сказала – я разговорилась с ним, потому что растерялась... Не собираюсь я ничего ему рассказывать. Было бы лучше, если бы он и меня не помнил.
- Просто понимаешь, всех очень интересует, почему у тебя с этим монстром такие странные взаимоотношения... Я говорил, что это твое личное дело, и ты разберешься сама, но вряд ли после таких сцен они будут меня слушать.
- Ты же ничего им не рассказал? – Чуть нахмурилась Тень Хаоса.
- Не беспокойся, нет. Даже Лине. – На этом месте дракон вздохнул, и Тора понимающе спросила.
- Поссорились?
- Скорее, я поссорился. Но я ничего не расскажу... Только ты не должна подпускать Зеллоса к себе.
- Я знаю, Валь. Спасибо. Уверена, вы с Линой быстро помиритесь.
- Помиримся, но... Я не хочу искать Храм Солнца.
- Почему?
Тень хаоса была искренне удивлена. Дракон проявлял такой интерес к жезлу, разбирал надпись лучше Лины, чувствовал, куда нужно идти... Девушка оперлась на растущее рядом дерево, задумчиво наматывая прядь волос на палец. Валь вздохнул, и нехотя пояснил:
- Я не думаю, что там что-то ужасное, но... Я вспомнил прошлую жизнь, Тора. Но я никак не пойму, какая именно магия там скрыта.
- Я думала, что ты вспомнишь свою жизнь Вальгаавом только через несколько лет... – Тора была немного обеспокоена этим фактом. – Значит, этот Храм, но скорее конечная магия, и Древние Драконы действительно связаны. Хотя этому я не удивляюсь. Валь, я думаю, что Лина Инверс сможет разобраться с возможными негативными последствиями, но ничего страшного все же не произойдет. так что не забивай себе голову. Вернемся?
Вальтерия кивнул, и они неспешно направились назад к рубакам.

- Зеллос, что ты творишь? – Чуть ли не по слогам произнес Терим Грейвордс, но монстр лишь приложил палец к своим губам.
- Это секрет.
- Какие, к черту, секреты? Тора моя дочь, а ты тут...
- Я не делал ничего плохого. – Джуу-о-шинкан пожал плечами. – Я не хотел повторять эту фразу, но это не ваше дело. Мы с Торой – сан сами во всем разберемся.
- В чем это вы разберетесь? – В глазах Эмиссара уже плясали золотистые огоньки, но Священник Бистмастер оставался непреклонен.
- Не ваше дело. И вообще, я хотел поговорить о другом. Зеллас – сама интересуется вами и Торой.
- Ты рассказал Джуу-о про Тору? Совсем крыша уехала? – Терим действительно рассердился, но облик Эмиссара не принимал, даже наоборот, стал больше себя контролировать.
- Госпожа интересовалась, кто путешествует с Линой Инверс. Я не мог ей соврать. Но ни о Вас, ни о Торе я еще ничего не рассказал. Я предполагал, что Арбитр...
- Диана не будет этим заниматься мне назло. – Перебил Зеллоса мужчина. – Я рассказал все Зелгадису, и теперь эта стерва злится.
- Очень опрометчиво с Вашей стороны, Терим – сан. Что же мне тогда делать? – Теперь недоволен был уже Джуу-о-шинкан. Да, Зеллос не помнил того, что произошло десять лет назад, но он помнил разговор с Теримом о том, что тайну Тени Хаоса и личности Эмиссара нужно хранить даже под страхом смерти. И теперь оказалось, что тот же мужчина сам противоречит своим словам.
- Поинтересуйся у своей Госпожи. – Хмыкнул Эмиссар.
- А если серьезно? Вы ведь понимаете, что это достаточно серьезная проблема.
- Если серьезно... Что ж, обо мне говори что угодно, хоть правду. Часть правды. А вот о Торе... Скажи, например, что она химера. Случайно прибилась к Лине. В общем, как-нибудь убедительно ври.
- Было бы лучше, если бы Ваши отношения с Арбитром были дружественнее. – Заметил Зеллос и направился назад к рубакам.
Терим фыркнул и пошел за ним следом.

Вернулись они почти одновременно с Торой и Валем. Последний уже успел помириться с Линой, и теперь они о чем-то шептались. Тень Хаоса снова делала вид, будто Зеллоса в природе не существует, и когда он окликнул ее по имени, и когда провел рукой по ее волосам. Только Зелгадис не удержался, и треснул все-таки монстра по голове вместо Филии, которая снова начала речь о «мерзком намагоми». Джуу-о-шинкан вздохнул, и с тихим вздохом «Как вам только не надоело» ненавязчиво повел рубак в сторону возможного Храма Солнца.

0

17

Часть десятая. Время.

Зеллос устал от безрезультатных попыток снова разговорить Тору и косых взглядов рубак и начал беседовать с ними о Храме. Зелгадис как всегда хмурился и не забывал каждые пять минут повторять Лине, что с этим монстром нужно быть настороже. Филия его в этом начинании поддержала, но Инверс не обращала на них внимания, хотя бы потому, что сама пыталась выведать у Джуу-о-шинкана, что он знает. Тень Хаоса была довольна тем, что монстр от нее хотя бы на время отстал, и спокойно беседовала с Вальтерией. К ним же прибилась и Сейрунская принцесса – рядом с Гаури и Сильфиль она начинала чувствовать себя неуютно.
Терим же решил отвлечься от мрачных мыслей о своей дочери, и стал размышлять над тем, почему Валь так быстро растет. Ответ напрашивался сам собой – так влияло присутствие Торы, да и самого Эмиссара. Сила Хаоса подталкивала тело дракона к взрослению, но вот с мышлением дела обстояли несколько сложнее. Хотя бы потому, что морально Вальтерия развивался куда как быстрее, и сейчас уже явно был взрослым, постарше Лины Инверс. Но физически все еще выглядел лет на 13 от силы – пусть и продолжал расти. Терим точно был уверен, что энергия Хаоса, излучаемая Торой, такого эффекта дать не может, следовательно, на моральное взросление Валя влияло что-то еще. И этим «чем-то еще» по всем признакам выходила магия, скрытая в Храме Солнца.
Рубаки взросление Вальтерии принимали, как должное, но Зеллос тоже пришел к таким выводам. Ближе к вечеру стало понятно, что до Храма еще прилично идти, и компания устроила привал. Мазоку любезно пожелал всем спокойной ночи, и на прощание чмокнув Тору в щеку, переместился с докладом к Бистмастер. Тень Хаоса фыркнула, скрывая внутри себя грусть.

- У тебя есть новости, Зеллос?
Поинтересовалась Джуу-о, перестав обращать внимание на стоящего рядом Джеду, с растрепанной шевелюрой и в какой-то копоти. парень почти с ненавистью посмотрел на монстра, но Таинственный Священник только поклонился своей Госпоже.
- Хай, Джуу-о-сама. Как нам уже было известно, Вальтерия очень быстро растет, и я подозреваю, что виной этому, - Зеллос позволил себе чуть ухмыльнуться такой формулировке, и тут же продолжил, - та Древняя магия, что скрыта в Храме Солнца. Возможно, на взросление дракона влияет и сила Терима Грейвордса.
- Сила Терима?
- Да. Очень необычная сила.
- Интересно, интересно... – Зеллас отпила вина из появившегося в ее руке бокала. Джеда стоял, не смея встревать в разговор, прекрасно помня, что Джуу-о этого не любит. Но весь его вид так и показывал, как он зол. Бистмастер тем временем продолжила, оставив бокал висеть в воздухе: - А кто такая Тора ты выяснил?
- Прошу меня простить, Госпожа, но эта девушка чрезвычайно скрытна. Я подозреваю, что она химера, и, узнав, что рубаки ищут некий артефакт, посчитала, что он поможет ей стать простым человеком.
Джеда не смог сдержать хитрого смешка, но тяжелый взгляд матери мгновенно заставил его замолчать. Зеллос не обратил внимания – так бывало каждый раз, когда сын Джуу-о присутствовал на его докладах, и даже подкалывать Джеду по этому поводу стало очень скучно.
- Значит, проверь. Не спускай с них глаз. Можешь идти.
Джуу-о-шинкан снова поклонился и направился к выходу, и Джеда уже собирался выйти следом за ним, но тихое замечание Зеллас: «А с тобой я еще не закончила» не позволило ему этого сделать. Он кипел от злости и безумно хотел напомнить Зеллосу, что он знает о Торе и может рассказать все матери. Но во всем этом не было ничего удивительного, и Таинственный Священник вернулся к рубакам, оставив Джеду бесполезно вариться в собственном соку.

Рубаки уже легли спать, и только Тора сидела вдалеке, на ветке старого дуба, смотря на звезды и почти полную луну. Зеллос невольно улыбнулся, перемещаясь рядом с ней. И тут же обнял ее со спины, бережно прижав к себе. Тень Хаоса уже вспыхнула золотым, но сразу же попыталась сделать вид, будто ничего не произошло, и она все так же одна сидит на ветке. Мазоку даже чуть рассмеялся.
- Глупо делать вид, что меня здесь нет, не находишь?
Молчание в ответ.
- И молчать тоже глупо, Тора.
Он уткнулся носом в ее волосы – ночью они пахли вишней и мускатным орехом еще сильнее – и тихо выдохнул ее имя снова. Девушка чуть поежилась, нехотя отвечая:
- Перестань. Щекотно.
- Ты вкусно пахнешь.
Тень Хаоса снова замолчала, смотря на луну. Ей казалось, что мир остановился – рамки времени стерлись, и стало непонятно – где прошлое, а где настоящее. «Может быть, это вообще будущее?» Зеллос же терял голову от ее запаха, забыв обо всем на свете, кроме нее. Казалось, что ничего не имеет значения, и не может иметь. Зачем какой-то смысл, когда можно сходить с ума от ее присутствия?
- Зеллос, не надо. Уйди.
- Но я ведь ничего не делаю. И не собираюсь никуда уходить.
- Не сходи с ума. Я не хочу...
- ...с тобой разговаривать. – Закончил монстр за нее. – Знаю. Но неужели ты не хотела бы вспомнить, оказавшись на моем месте? И, кстати, ты уже свела меня с ума.
- Если бы меня так упорно просили отстать – не хотела бы. И, кстати, не преувеличивай.
- Боюсь, что я преуменьшаю.
Джуу-о-шинкан легонько прикоснулся губами к шее Торы, закрывшей глаза. Желания и мысли спутались – хотелось оттолкнуть его от себя и прижаться сильнее; стереть его память и рассказать ему о прошлом; чтобы наступило утро – и чтобы ночь никогда не кончалась.
- Послушай... – Слова давались с трудом, и сложно было выбрать, что именно сказать из всех противоречивых мыслей.
- Не говори ничего. – Зеллос приложил пальцы к ее губам и покачал головой. – Сегодня – не говори ничего. Просто расслабься, слышишь?
Тень Хаоса вздохнула, покачав головой.
- Нет. Нельзя расслабляться.
- Потому что я – это я? Но я совсем не я, когда рядом ты. Не рассказывай ничего, молчи – и я тоже буду молчать, но только рядом с тобой.
Он снова легко поцеловал ее в шею, почти неслышно назвав ее по имени. И Тора кивнула, откинув голову ему на плечо. Мысли сразу куда-то испарились, а от его ласковых поглаживаний стало очень тепло и почему-то спокойно. И время действительно исчезло, вместе с чувством бесконечной боли. Пусть это и было проявлением слабости, но так она смогла ненадолго обо всем забыть.
Зеллос и правда не спрашивал ничего – только слушал тихое биение ее сердца и размеренное дыхание. Казалось, что так было всегда – и должно было быть. Вот она здесь, в его объятьях, и от этого так сладко, что хочется продлить эти моменты до вечности. И все же, время его не покинуло, а к сладости примешивался вкус чужой боли – ее боли, которую мазоку никак не мог понять. Но все это не сейчас – и Зеллос не думал ни о чем, позволив себе на несколько часов совершенно сойти с ума рядом с ней.
Когда стало светать, Тора просто без слов переместилась к рубакам, обрывая то внезапное украденное у прошлого счастье. Она пообещала себе, что больше не поведется на свои противоречивые эмоции.
Джуу-о-шинкан уверился, что он все-таки узнает правду о своем прошлом.

Один только Вальтерия заподозрил что-то неладное, проснувшись утром. Тень Хаоса же спокойно жарила рыбу к завтраку и заверила дракона, что все в порядке. Зеллос появился только тогда, когда рубаки уже позавтракали и как раз собирались идти к Храму.
Однако первый Храм, на который они вышли, оказался совсем не тем. Джуу-о-шинкан с каким-то сомнением смотрел на Валя, который с самого утра молчал и совсем не интересовался жезлом, в то время как Лина все билась над надписью. Собственно, если бы не ее старания, компания вряд ли поняла бы, что Храм, к которому они вышли – громоздкий, с изображениями битвы за Солнце – им не нужен. Письмена на рукоятке описывали небольшое здание в форме солнца, без иных опознавательных знаков снаружи, с основными помещениями, спрятанными под землей. Дальше Лина разбирать надписи отказалась, и всучила жезл недовольному этим фактом Валю.
- Вальтерия, если ты не хочешь читать надпись, то дай прочесть мне. – Невинно улыбнулся Джуу-о-шинкан, подходя к дракону, и тут же ему на голову обрушилась не булава, но кулак Филии.
- Чего ты вздумал, намагоми?!
- Но за что, Филия – сан? – Зеллос действительно был удивлен, потому что причины для агрессии со стороны драконицы не наблюдал.
- А за все! – Гордо ответила жрица Карюю-о-сама. – И за твои приставания к Торе – сан в том числе. И жезл тебе никто не даст, ясно?
- Как грубо, Филия – сан.
Монстр покачал головой и отошел в сторону, пожав плечами. Терим же наоборот подошел к Вальтерии и поинтересовался, может ли он прочитать надпись до конца. Тора хотела уже крикнуть, чтобы от Валя отстали, но дракон ответил, что он может приблизительно сказать, о чем говориться дальше.
- Здесь говориться приблизительно так: «Там скрыто забытое солнце, что не принесет богатства, власти или могущества». И все.
- Что за солнце? – Почесав затылок переспросил Гаури, и Лина раздраженно шикнула:
- Забытое какое-то! Может быть, артефакт так назвали какой-то?
- Или целую ветвь магии. – Задумчиво заметил Зелгадис. – Если этот жезл отец назвал ключом к магии, то...
- Ай, Зел, ты опять понимаешь все исключительно буквально. – Фыркнула Тора. – Забытым Солнцем может оказаться вообще все, что угодно. Разве не так?
- Так. – Чуть кивнул дочери Эмиссар. – Кто знает, что имели в виду Древние Драконы...
- Может быть, Вальтерия знает? – Предположил Зеллос.
- Откуда, Зелл? Валь все-таки... – Начала Лина, но Терим ее перебил. Похоже, это семейная привычка.
- Вальтерия не ребенок. Совсем не ребенок. Он просто не успел физически вырасти. – Мужчина чуть пожал плечами, смотря на задумавшегося дракона.
- У меня нет ни малейшего представления об этом Солнце.
- Значит, узнаем экспериментальным путем. – Гаури беззаботно улыбнулся и пошел вперед, подытожив все метания рубак.

Подсчеты Зеллоса оказались верны – к нужному Храму компания должна была дойти к вечеру этого дня, минуя третий Храм-фальшивку. Но никто, кроме Торы, не знал, что Вальтерия не хочет идти к конечному пункту назначения. Пару раз случайно свернув не туда, рубаки уклонились в сторону от нужного Храма, и поняли это только тогда, когда вечером нашли развалины с множеством скульптур по периметру.
- Это ведь не тот Храм, да? – немного неуверенно поинтересовался блондин, и Зеллос мрачно подтвердил.
- Да. Не тот. Вальтерия, ты специально нас привел не к тому Храму?
- Не слишком ли ты много знаешь, Зеллос? – Прищурилась Тора.
- А это – секрет. – Девушке показалось, что она готова убить этого мазоку за хитро приоткрытый глаз и поучительный жест пальцем, когда он переместился ей за спину и прошептал на ухо: - Не сердитесь, Тора – сан, я расскажу вам, если вы расскажете кое-что мне.
- Даже не думай, монстр. – Фыркнула Тень Хаоса, отходя к статуе, изображавшей протянувшую к солнцу руки девушку.
- Амелия – сан, вам не кажется, что что-то не так? – Тихо поинтересовалась у принцессы молчавшая до этого момента Сильфиль.
- Мне уже давно кажется... – Так же тихо ответила Амелия, разведя руками. – Но мы можем только догадываться о том, что происходит.
- Хотел бы я знать. – Хмыкнул подошедший к девушкам Зелгадис. – Зеллосу ведь точно что-то нужно, но непонятно, что. И почему все так...
- Меня тоже интересует этот вопрос... – Вздохнула Филия. – Пожалуй, меня это интересует даже больше, чем Забытое Солнце.
Они еще недолго обсуждали, как странно ведут себя Тора и Зеллос, причины этого, и возможные планы Джуу-о-шинкана, пока Вальтерия, до этого момента разговаривавший о Храме с Линой, не заметил и не напомнил, что неприлично лезть в чужие тайны.

Тора не заметила, как отошла от рубак довольно далеко в лес, собирая ягоды. А вот не заметить Зеллоса, появившегося прямо перед ней, было очень сложно.
- Яре – яре, Тора – сан, вы слишком категорично отметаете все варианты.
- Дрогой мой, - она произнесла эти слова с особой интонацией, так и кричащей «Убила бы гада!», - если ты считаешь, что я все тебе расскажу, просто так ли, или за другую информацию – то ты ошибаешься.
- Я думал, мы не будем вспоминать о вчерашнем.
Джуу-о-шинкан хотел погладить Тору по щеке, но она успела перехватить его руку. Он только чуть качнул головой и незаметным движением обнял Тень Хаоса, приоткрыв фиолетовые глаза.
- Вот именно – не будем. Ничего не было.
- Если мы не будем об этом вспоминать, это не значит, что этого не было. То маленькое счастье на двоих... Разве тебе было плохо, Тора?
- Я не хочу говорить с тобой о десятилетнем прошлом, и еще меньше хочу говорить о вчерашнем! Забудь об этом, и не пытайся больше...
- Не забуду, даже не проси. – Если в словах девушки была явная агрессия, то мазоку говорил будто бы успокаивающе.
Тора оттолкнула его от себя, но Джуу-о-шинкан ее не отпустил. Она пробовала вырваться снова и снова, но Зеллос только молча ждал, ничего не предпринимая. Она слабо била его руками по груди, не говоря ни слова, и это было похоже на тихую истерику. Нет, мазоку не мог ее понять – было столько разрозненных эмоций, что они совершенно не воспринимались, а само по себе поведение девушки не поддавалось анализу.
- Пусти меня.
- Нет.
Рассерженных взгляд золотых глаз. И легкая улыбка в ответ. Но Тора больше не терялась и быстро успокоилась.
- Тогда я просто перемещусь.
- Так почему же ты не сделала этого раньше?
Ответа не требовалось – ведь было понятно, что Зеллос переместиться следом, это не составит для него никакого труда. Ей уже казалось, что нигде не скрыться от этого вездесущего мазоку – ни в своих мыслях, ни в реальности.
- Вчера время остановилось – но больше такого не повториться. Может быть, ты и правда сошел с ума – но я не хочу больше терять голову.
Джуу-о-шинкан все же выпустил ее из своих объятий, и Тень Хаоса пошла назад, к ложному Храму, внешне спокойная и невозмутимая. Но он знал, что это лишь маска, и после любой ее, казалось бы, случайно фразы, желание знать прошлое в нем возрастало.
Вот только он не понимал, что это следствие другой причины.

0

18

Часть одиннадцатая. Дождь.

- Валь, я вот не понимаю, почему мы вдруг пришли не к тому Храму. И теперь до нужного мы дойдем только завтра.
- Не нужно туда идти, Лина.
Они разжигали костер, пока остальные осматривали руины. Тора еще не вернулась из леса, да и Зеллоса нигде не наблюдалось, хотя перед тем, как исчезнуть, он успел уверить всех, что завтра ко второй половине дня они все же выйдут на Храм Солнца. Вальтерия сидел мрачнее тучи.
- Нет, я не понимаю, почему? Мало того, что ты так быстро растешь...
- Я уже вырос, психологически.
- Тем более. Ладно, уж не знаю, почему так, но так. Но ты так хотел найти этот Храм, а теперь отводишь нас от него! Я, конечно, гениальная волшебница, но не понимаю!
- Да, там нет еще одной части Шабронигдо. Но то, что там спрятали, спрятали не просто так.
- По-человечески рассказать не можешь? – Рыжая тоже нахмурилась, кидая в костер новые ветки.
- Я не знаю! У меня очень нехорошее предчувствие. – Дракон огляделся в поисках Тени Хаоса или Джуу-о-шинкана, но их нигде не было.
- Что, Тору не можешь найти? – Склонила голову набок Лина, и Валь кивнул. – Странно это все. Вот, вроде бы она показывает, что ей неприятно, но особо-то...
Вальтерия молчал, подняв взгляд к небу. То, что Тора больше притворяется, чем чувствует неприязнь на самом деле, не понимает разве что Гаури.
- Я не могу понять, что такого есть у Торы, что Зеллос так себя ведет? Потому что другой причины этому быть не может. А если на нее действует такое поведение, то ответ кроется в прошлом.
Теперь дракон поперхнулся и вопросительно уставился на волшебницу. Лина потянулась, разминая шею и спину.
- Что? Это лишь предположение. Мазоку ведь не чувствуют, значит, у него есть какой-то свой интерес. Это вполне логично. Но все дело в прошлом... А ты знаешь, что было на самом деле, Валь?
- Не знаю. Хотя не нравится мне то, что он к ней липнет сейчас. Как раз потому, что мазоку не чувствуют, и непонятно, что ему нужно.
Дракон снова стал смотреть в небо, Инверс к нему присоединилась. Они закончили разговор как раз во время – Тень Хаоса вышла из леса, неся в руках корзинку с ягодами. Ни от Валя, ни от Лины не укрылась некоторая подавленность девушки. А Джуу-о-шинкан из леса так и не вышел.

- Филия... Вот скажи мне, что ты думаешь по поводу этого мазоку и Торы?
- Этот мерзкий намагоми точно что-то задумал! Но Тора – сан вроде бы не должна поддаваться на провокации.
Химера неуверенно вздохнул, даже немного скептически оглянувшись на сестру. Драконица чуть покачала головой.
- Зелгадис, не надо в ней сомневаться. Тора очень сильная личность, как мне кажется. – Сказав это, жрица Карюю-о-сама обошла статую плачущей над убитой змеей девушки.
- Боюсь, что именно в этом ты и ошибаешься. До тех пор, пока она не пропала, я успел кое-что понять. Она слабее, чем кажется, и меня это беспокоит.
Драконица на какое-то время замолчала. В словах химеры был определенный смысл. Да и переживания его можно было понять – к Зеллосу они оба относились одинаково негативно.
- Что бы не произошло в прошлом... Мне кажется, что Тора стойка в своих решениях. И судя по всему, идти этому намагоми навстречу не собирается.
- Мне бы твою уверенность, Филия... Но спасибо за поддержку.
- Я всегда рада тебе помочь, Зел.
Они продолжили осматривать статуи, уже не вспоминая о Торе и Зеллосе. Чем больше Зелгадис об этом думал, тем больше ему не нравилась вся ситуация в целом. Чем больше ему не нравилась ситуация, тем больше он хотел запустить в Джуу-о-шинкана РаТилтом. И вовсе не из ревности – из желания избавить сестру от проблем. Но Тень Хаоса упорно желала разобраться во всем сама, и химера не мог ее в этом винить. Но и перестать волноваться не мог.
Филия просто хотела ему помочь.

Амелия, Терим, Сильфиль и Гаури осматривали сами руины. Собственно, ни они, ни остальные рубаки не понимали, что они ищут – но нужно было чем-то себя занять, пока Лина разжигает костер и готовит еду. Да и, вдруг найдутся какие-то зацепки? Впрочем, это был и повод посплетничать.
- Терим – сан, а вы не знаете, как познакомились Тора – сан и Зеллос – сан?
- Амелия, вот скажи, откуда я должен знать? Я о самом факте знакомства узнал то уже после...
- После чего?
Принцесса, по-видимому, была очень заинтересована этой историей. Мужчина вздохнул, посмотрев сначала на свою дочь, а после на сына. К Торе он приходил только тогда, когда существовала какая-то опасность, Зелгадиса считал погибшим... Отчего-то накатила тоска. Его дети выросли без него, пережили какие-то серьезные, переломные моменты в своей жизни... А он ничего не знал. И до сих пор не знает. Нет, Эмиссар никогда не был склонен к бесполезной сентиментальности, но вместе с тоской и незнанием накатила беспомощность. «Беспомощный Эмиссар – это сильно. А Диана наверняка знает все. Наверное, она права была, когда говорила, что личные отношения будут мешать работе. Ограничивать меня. Черт возьми, она всего лишь дрянная сучка, никогда не жившая по-настоящему».
- Терим – сан? – Неловко поинтересовалась Сильфиль у застывшего перед пустой, но целой стеной, мужчины. – Все в порядке?
- А, да. Я не знаю, после чего точно. В курсе только, что они были знакомы.
- Мне кажется, у них был роман.
- Амелия – с-сан... – Чуть икнула белая жрица. – Почему вы так решили?
- Ну, у господина Зеллоса такое поведение... Соответствующее.
- Кажется, Лина говорила, что монстры не могут чувствовать. – Вмешался в разговор Гаури. – Мне кажется, он просто дурачится.
- Дурачится? Зеллос? – Терим хмыкнул, но все же задумался. – Хотя, это вероятнее, чем какие-то отношения...
- Может быть, все-таки не стоит это обсуждать? – Тихо предположила Сильфиль.
- Сильфиль – сан, мы ведь просто беспокоимся о Торе! Правда ведь, господин Гаури? – Амелия готова была отстаивать свою позицию так же яро, как и справедливость. Блондин уже собирался ей ответить, как сверху послышался знакомый голос.
- Сильфиль – сан права. Не стоит вам это обсуждать, Амелия – сан, чужие тайны не просто так остаются тайнами.
- А вот и Джуу-о-шинкан собственной персоной.
Терим появлению мазоку не удивился, но и не обрадовался. А Зеллос лишь загадочно улыбался, поглядывая в сторону Торы.

- Тора – сан, – шепотом протянул ей на ухо монстр, - Амелия – сан считает, что у нас был роман. Это правда?
Рубаки уже спали, и Джуу-о-шинкан нагло улегся рядом с Тенью Хаоса, обняв ее. Девушка, чтобы никого не будить, не дергалась – но ее негодование отлично чувствовалось. Отвечать она не торопилась, и Зеллос подул ей ухо, чтобы Тора не молчала. Она тихо фыркнула.
- Если Амелия скажет тебе, что ты добрый, белый и пушистый – это правда?
- Однако из всех предложенных версий она остается самой...
- Невероятной. Мы сейчас кого-нибудь разбудим, уйди.
Тень Хаоса хоть и говорила шепотом, но ее интонации действительно могли кого-нибудь разбудить.
- Я точно знаю, что в конечном итоге ты прекратишь упрямиться и притворяться. Кстати, я никуда не пойду. Сладких снов.
Мило улыбнувшись, Таинственный Священник чмокнул девушку в щеку и прекратил разговор, действительно не собираясь никуда уходить. При других обстоятельствах Тора начала бы возмущаться и плюнула на сон остальных, но сейчас она слишком устала. «В конце концов, какая разница, как спать? Обнимает он меня или не обнимает... Так зато теплее». Только вздохнула, закрывая глаза, и спустя какое-то время задремала.

- Ты, мерзкий намагоми!!!
Именно этот крик разбудил компанию рано утром, когда Филия (проснувшаяся ни свет, ни заря) увидела Тору, мирно спящую в объятиях Зеллоса. По крику жрицы Карюю-о-сама могло показаться, будто бы Джуу-о-шинкан ее обнимал ночью, поэтому монстр, крайне недовольный фактом такого неприятного пробуждения, непонимающе уставился на драконицу. На нее же уставилась и Лина, сонно потягиваясь. Зато вся остальная компания уставилась на Таинственного Священника – Вальтерия, Зелгадис и Терим рассерженно, Сильфиль чуть испуганно, Гаури непонимающе, а Амелия так, будто в чем-то убедилась. Только Тора продолжала спать, от крика Филии лишь смешно сморщив нос.
- Филия – сан, - все же произнес мазоку, - это невежливо так всех будить.
- Невежливо?! – Хвост драконицы почти грозил оторваться, да и сама она, казалось, сейчас взорвется от негодования. К ней же присоединился химера.
- Что вообще ты задумал?
- По-моему, Тора – сан просто спокойно спит, и ни на что не жалуется. Так зачем поднимать такой шум?
- Зеллос, каждый из здесь присутствующих может интерпретировать ситуацию по-своему. Каждый, включая тебя, не знает ничего толком. Я не стал бы на твоем месте что-то так уверенно утверждать.
- Яре-яре, какие вы все скучные. – Ухмыльнулся Джуу-о-шинкан. – Что ж, я ненадолго вас покину.
На этот раз он не стал проявлять никаких нежностей по отношению к Тени Хаоса и просто исчез.
- И только ради этого тебе нужно было будить нас всех, Филия?! – Вспылила наконец Лина, до этого сонно наблюдавшая за спором.
- Елки, еще же так рано, чего вы разорались... – Наконец-то проснулась Тора, потянулась и вопросительно обвела рубак взглядом.
- Ты спала в обнимку с Зеллосом. В курсе? – Недовольно поинтересовался Валь. Тень Хаоса посмотрела на солнце, что еще невысоко поднялось над горизонтом, и ограничилась коротким ответом:
- В курсе.
Сейрунская принцесса окончательно убедилась в правдивости своей версии.

- У меня следующие новости, Джуу-о-сама.
Таинственный Священник появился в Тронном зале с легким поклоном. На этот раз Джеды здесь не было, а Бистмастер наблюдала за двумя волками.
- Вальтерия намеренно отводит Лину Инверс и остальных от Храма, считая, что нечто там стоит оставить в покое. В руинах Храма, к которому он привел рубак, мною обнаружены легенды и Солнце и Луне, которых разлучили для сохранения порядка. Терим не предпринимает никаких действий, но я смог понять, что его сила превосходит мою в несколько раз.
- А Тора?
- Тора просто человек с сильным магическим потенциалом, но она слабее Лины Инверс. Химера, в ней чувствуется брасу. К вечеру сегодняшнего дня рубаки должны прийти к настоящему Храму.
Зеллас только кивнула, и Джуу-о-шинкан поспешил покинуть Тронный Зал. Конечно же, за дверью его поджидал Джеда.
- Тебе не кажется, что ты заврался, Зеллос?
- Сотрите эту ухмылку с вашего лица, она не соответствует ситуации. Кажется, вы чем-то расстроили Зеллас – сама?
- Да как ты...
- Вы побледнели. Прошу простить, Джеда – сама, но у меня много дел, и нет времени на пустые разговоры.
- Никуда ты не пойдешь, ясно?! Я не Зеллас, и все знаю!
- Если ты за мной следишь, это еще не значит, что ты что-то знаешь. И незачем так орать, серьезности это тебе не прибавляет.
Зеллос редко так говорил с сыном Джуу-о – холодно, немного надменно, с явным превосходством. Джеда же в такие моменты мгновенно остывал, лишь в глазах оставалась слепая злость. Вот и сейчас парень замолчал, с вызовом смотря в чуть приоткрытые глаза мазоку, но Таинственный Священник лишь чуть ухмыльнулся, покачав пальцем, и исчез.

- Тора, вот о чем ты думаешь?
- Я и без твоих нравоучений разберусь, папочка.
Терим и Тень Хаоса шли позади всей компании, и последняя не была рада такой компании. Эмиссар же решил, что пускать все на самотек было слишком опрометчиво, и пора бы попытаться исправить ситуацию.
- Нет, не разберешься. И послушай, что я тебе говорю! Я не знаю, что у вас там было раньше, а ты не рассказываешь, но Зеллосу нельзя доверять. Думаю, ты это понимаешь. Но ты потакаешь его выходкам!
- Терим, это не твое дело! Не кажется ли тебе, что поздновато ты решил меня воспитывать? Я не доверяю и не потакаю ему, понятно? Мне все равно, как он себя ведет. Он ничего не добьется и, в конце концов, отстанет.
- Вот значит, как ты думаешь. Замечательно. А мне казалось, что ты знаешь Джуу-о-шинкана лучше.
Эмиссар вообще не слишком любил споры, а уж споры с Торой особенно. Уже темнело, на небе собирались тучи, а разговор с дочерью, начавшийся еще утром, с первых же реплик превратился в банальную перебранку. Рубаки шли впереди и старательно делали вид, будто не обращают внимания на гневные возгласы то с одной, то с другой стороны. И вот сейчас Териму все-таки надоело пытаться хоть в чем-то убедить свою упрямую дочь.
Зелгадис и Филия вместе возмущались наглости монстра, Амелия шла с таким загадочным видом, будто бы все знает, Сильфиль и Гаури вообще предпочитали говорить о чем-то постороннем, а Лина снова разглядывала жезл. Один только Вальтерия (только за сегодня он успел физически вырасти еще года на 3) шел темнее туч, собиравшихся над их головами. Рубаки как раз вышли к Храму Солнца, когда начал накрапывать мелкий дождик.

- Кто-нибудь знает, как открыть эту чертову дверь?! – Лина уже собиралась пробивать ее Драгу Слейвом, когда Терим ее остановил.
- Кажется, я знаю. Дай мне жезл.
Инверс вручила мужчине жезл с видом «Не откроешь – Драгу Слейв полетит в тебя». Рубаки на всякий случай от здания отошли, Тора так вообще стояла спиной ко всем и ловила руками капли дождя. Терим тем временем просто поднес жезл шаром к еле заметной выбоине на двери – дым внутри шара засветился серебристым и, просочившись сквозь стекло, впитался в дерево. Дверь исчезла, будто бы ее и не должно было здесь быть, но разглядеть что-то внутри Храма еще было нельзя.
- Вот и все... Идем?
Первым зашел Терим, следом за ним пошла Лина, тяня за собой упирающегося Вальтерию; Амелия, Сильфиль, Гаури и Филия.
- Тора, ты идешь? – Обеспокоено поинтересовался Зелгадис, и девушка обернулась.
- А, да.
Они замкнули процессию вместе с Зеллосом. Монстр появился в последний момент, как раз перед тем, как дверь вернулась на свое место.

Внутри Храм не представлял собой ничего особенного, разве что факелы в зале зажглись, и нигде не было векового слоя пыли. Сильфиль немного удивилась, но Терим заявил, что «Необычному месту – необычные признаки». Лина на это только фыркнула – в своей жизни она видела много всякого, и отсутствие пыли не было самым удивительным. Тора снова шла позади всех, нарочито игнорируя Джуу-о-шинкана.
На стенах были изображены фрески, иллюстрирующие легенды, найденные Зеллосом. Хотя монстр об этом промолчал, оказалось, что легенды нашли еще и Зелгадис с Филией.
- Вот Солнце, а вот Луна... Здесь ее увозят на лодке...
- А здесь Солнцу завязывают глаза и ведут к месту заточения.
Тихо комментировали они, пока Вальтерия не фыркнул.
- Может, хватит? И так видно, что нарисовано. Дальше, может, пойдем?
- Но тут только одна дверь. – Амелия указала пальцем в противоположную входу сторону, на что Гаури пожал плечами, подошел и открыл ее. Взору компании представился внутренний дворик с небольшим садиком. А дождь тем временем набирал обороты.
- Вперед. Я вижу там еще одну дверь. – Фыркнула Лина.
- Отступать все равно поздно. – Философски пожал плечами Зелгадис, и все рубаки отправились во внутренний двор. Дверь, которую заметила Лина, открылась тем же способом, что и первая. Но теперь перед собой они видели только лестницу вниз, освещаемую слабым светом древних факелов.
- Подземелья Резо напоминает... – Чуть почесал затылок Гаури, и химера с Инверс в голос крикнули:
- Сплюнь!
Но выбора у них не оставалось, и компания пошла дальше...
- Эта лестница когда-нибудь закончится?!
- Лина, успокойся, мы не так уж и долго идем. – Хмыкнул Валь. – А могли вообще не идти.
- Поздно уже что-то говорить... А вот и закончилась лестница. – Подытожил Терим. Лестница (не прямая, немного закручивающаяся) действительно закончилась – рубаки вышли в большую, но пустую круглую залу. По периметру ее освещали тринадцать ярко горящих свечей, а в центре был люк.
- Ну, Мистер Всезнайка, что дальше делать?
- Видишь, в центре люка отверстие? И жезл с резьбой. Сложи два и два.
Съязвил Эмиссар, но Инверс только фыркнула. Мужчина присел перед люком, тогда как остальные отошли от него, вкрутил жезл и отошел. Первое время ничего не происходило.
- Эм... А где Тора? – Тихо поинтересовалась Сильфиль, но вэтот же момент в жезл откуда-то сверху ударил столб золотистого света...

Немногим раньше.
Тора уже собиралась пройти за Зелгадисом внутрь Храма, когда Джуу-о-шинкан схватил ее за руку. Тень Хаоса дернулась, но мазоку притянул ее к себе – дверь, как и первая, вернулась на место.
- Зеллос, ты кретин! Мы теперь не сможем войти!
- Тебе все равно туда не нужно, Тора. Зато теперь мы сможем поговорить.
- Пусти меня!
Девушка оттолкнула Таинственного священника от себя, и отошла к центру сада. Дождь больно бил по лицу, волосы и платье мгновенно промокли, хотя и Зеллос промок до последней нитки. Но никакой ливень не мог помешать видеть ее глаза – разозленные и уставшие золотые глаза. А запах мускатного ореха и вишни от ливня, кажется, только усиливался. Джуу-о-шинкан уже хотел что-то сказать, но дочь Эмиссара его опередила.
- Ты хоть можешь понять, что делаешь мне больно, Зеллос?! Если я говорю, что не хочу ничего тебе рассказывать, значит, на то есть причины, и так будет лучше! Прекрати, наконец, сходить с ума, и оставь меня в покое!
Зеллосу показалось из-за дождя, или из глаз Торы все-таки текли слезы? А в голосе чувствовалась горечь, будто бы что-то ушло безвозвратно, и его не вернуть...
- Послушай и ты меня! – Мазоку оказался рядом с ней и тут же прижал к себе, не давая вырваться. – Как я могу понять, что я делаю не так, если ты ничего мне не говоришь? И как я могу оставить все как есть, когда так далеко зашел? Я чувствую твою боль, но я знаю, что в то же время ты этому рада!
- Пусти меня, ты ни черта не понимаешь, глупый, мерзкий, самодовольный мазоку! Не путай свои желания с моими чувствами!
И в этот момент Зеллос прекратил тираду Тени Хаоса, накрыв ее губы своим поцелуем. Тора от неожиданности уставилась на Джуу-о-шинкана, но в следующий миг поддалась искушению. Мир перевернулся и заиграл новыми красками – такой поток эмоций просто невозможно было передать словами. Казалось, что до этого момента просто ничего не существовало – но соленый привкус ее слез, и горькое ощущение ее боли не давали окончательно забыть о реальности. Тень Хаоса вся светилась золотом, энергия била так сильно, что мазоку боялся, как бы она не растаяла, прямо здесь, в его объятиях.
А в следующий миг на него свалились воспоминания.

0

19

Я читала все) Ты знаешь))

0

20

Часть двенадцатая. Воспоминания.

Тора сидела в летнем кафе, попивая свой лимонный чай. Глаза традиционно были скрыты солнцезащитными очками, которые даже оправдывались погодой – на небе не было ни облачка, солнце нещадно палило жителей Атласа. Но Тени Хаоса было не жарко в своем темном костюме, ей даже нравилось ловить на себе удивленные взгляды прохожих, что облачились в легкую льняную и хлопковую одежду. Однако ни на одном из прохожих взгляд девушки не задерживался надолго – все то были обычные люди, и все они были скучны, как винные пробки... Пока она не увидела его.
Зеллос устроился в противоположной части летнего кафе, и заказал себе мороженое. Конечно, не сравнится с Сейрунским, но тоже недурно. В мире все было слишком спокойно и тихо, так, что никакой работы просто не находилось. Такой импровизированный отпуск. Почему бы не воспользоваться? И Таинственный Священник пользовался, в свое удовольствие.
Тора сразу почувствовала в нем мазоку. Упустить случай она никак не могла – слишком скучно было в последнее время, будто кто-то нарочно отключил все передряги. Уверенно, не спрашивая разрешений, девушка подсела к монстру.
- Добрый день. – Против обыкновения Тора поздоровалась первой.
- День добрый. – Машинально ответил Таинственный священник, погруженный в какие-то свои мысли. А в следующий миг он обратил внимание на ауру девушки – казалось, что незнакомка обычная мазоку, но стоило приглядеться, и все сомнения отпадали – в ней чувствовалась сила, чуждая силе монстров, а человеческая аура дополняла картину.
- Я буду с тобой путешествовать. – Тень Хаоса, как и всегда, просто поставила собеседника перед фактом.
- Позвольте хотя бы поинтересоваться, как Вас зовут? – Улыбнулся Зеллос. Отдых обещал стать не таким скучным, как предполагалось ранее.
- Тора Таллиум. – Гордо представилась она, и мазоку чуть хмыкнул.
- Таинственный Священник Зеллос.
Уж теперь, когда названная Тенью Хаоса фамилия оказалась так похожа на его собственную, монстр хотел непременно узнать, кто же она.

Зеллос и сам не заметил, когда Тора успела занять все его мысли. Она ничего о себе не рассказывала, но и не расспрашивала ничего о нем. С ней не было скучно – Тень Хаоса не уставала водить Джуу-о-шинкана по материку, с ней было интересно – она могла часами разговаривать на любые темы, при этом, не отходя от обычной лаконичности своих ответов. Часто она говорила загадками, которые было достаточно занимательно разгадывать. А еще раз в месяц Тора пропадала на несколько дней, не объясняя причин, и по возвращении делая вид, что никуда она и не исчезала.
Зеллос и не заметил, как за несколько месяцев успел к ней привыкнуть. От Тени Хаоса это не укрылось – и она была этому очень рада. Наконец появился кто-то, с кем она могла не чувствовать себя одинокой, потерянной, не нужной. Джуу-о-шинкан быстро и незаметно для себя привязался к девушке, но она сама осознанно привязалась к нему быстрее.

- Мне кажется, что ты вряд ли видел это место.
- Не зарекайтесь, Тора – сан.
Тень Хаоса лишь рассмеялась, убегая вперед, к солнечному свету, пробивающемуся через кроны деревьев. Зеллос вышел из леса следом за ней, и обнаружил поляну с только-только распускающимися цветами, невысокие горы и озеро с водопадом. Пришлось признать – здесь Джуу-о-шинкан раньше не был.
- Вот видишь, я была права.
Девушка все смеялась, кружась под солнцем, словно купаясь в его лучах. А Зеллос неожиданно понял, что за все время их знакомства не видел Тору подавленной или рассерженной – она всегда излучала только позитивные эмоции... которые не вызывали у него неприязни. Первое время находиться рядом с Тенью Хаоса было немного неприятно, даже скорее необычно, но стоило немного привыкнуть к тому, что появилась попутчица, с Торой стало очень комфортно.
Джуу-о-шинкан выплыл из своих размышлений как раз во время – девушка протягивала ему руку, мягко улыбаясь. Мазоку невольно улыбнулся в ответ, уловив запах ее волос, и взял ее руку в свою, после чего его незамедлительно закружили.
- Знаешь... ты вкусно пахнешь, Тора.
- Свершилось чудо – ты наконец-то перестал обращаться ко мне на вы.
Девушка снова весело рассмеялась, склонив голову набок, когда Зеллос ее остановил.
- Что такое?
Она удивленно приподняла брови, как раз тогда, когда мазоку взял прядь ее волос в руку и, вдыхая запах, легонько дотронулся губами. Ее карие глаза встретились с его фиолетовыми, и Тора чуть улыбнулась. «Я точно не ошиблась, решив, что он не обычный мазоку. Что может сработать...»
- Ничего, Тора-сан.
И в следующий момент Зеллос уже был столкнут в озеро, а Тень Хаоса хихикала, как старшеклассница. На безмолвный вопрос «За что?» она развела руками.
- Зачем ты снова обращаешься ко мне на вы? – И прыгнула в озеро сама.
Они долго смеялись, брызгаясь друг в друга водой, и вели себя как дети. Никогда еще Торе не было так весело.

- Теперь твоя очередь меня удивлять.
Зеллос лишь ухмыльнулся, и тут же они оказались на берегу моря. Солнце еще висело над горизонтом, но уже можно было сказать, что начался закат. Облака в окрасились в нежно-розовый, плывя по небу в известном им одним направлении. Волны накатывали на песок, оставляя на нем недолговечную морскую пену, с моря дул прохладный ветер.
- Удивил?
- Либо нас обоих тянет к воде, либо это просто совпадение. Хотя в совпадения я не верю.
Тора вдохнула чуть солоноватый запах моря, присаживаясь на берегу. Не сказать, чтобы она очень сильно любила воду, но находила в ней что-то по-своему притягательное. Зеллос присел рядом с ней, смотря на заходящее солнце открытыми глазами.
«Все-таки, кто она? Как ей удается так ловко обходить эту тему стороной? Прошло уже столько времени, а я знаю все столько же, сколько узнал при первой встречи. То есть почти ничего. Тора Таллиум... Почему рядом с тобой так комфортно? Что я начинаю вести себя, как человек. Дурманящий запах волос, желание к тебе прикасаться... Ведь случайностей действительно не бывает».
- Зеллос, откуда ты такой взялся? – Тень Хаоса впервые заговорила на эту тему, но Таинственный Священник привычно покачал пальцем, с улыбкой ответив:
- Это секрет. Как и твое происхождение.
- Бака... – Фыркнула Тора. – А часто ты здесь бываешь?
- Не очень. Обычно я занят работой.
- А сейчас что? Тоже работа? – Тень Хаоса ухмыльнулась, чуть сощурив глаза.
- Нет. Сейчас в мире затишье. Смотри.
И Тора смотрит – солнце уже успело наполовину опуститься за горизонт, окрасив небо в темно-золотой, словно Океан Хаоса. Не оторвать взгляда, но девушка все же чуть поворачивает голову, и смотрит на Джуу-о-шинкана. В его фиолетовых глаза почти отражается та прекрасная картина заката, а сам он одной рукой чуть обнимает Тень Хаоса, пальцами другой дотрагиваясь до ее губ в безмолвной просьбе ничего не говорить. Тора лишь опускает голову на его плечо, расслабляясь и ежась от все более холодного ветра. На ее лице играет почти по-детски счастливая улыбка.
Зеллос чувствует, что ей холодно, и притягивает чуть ближе к себе. Не хочется думать о том, кто она, и почему рядом с ней он начинает вести себя не так, как всегда. Ведь сейчас есть только море, заходящее солнце, и они двое. И хорошо без всяких слов, и можно позволить себе лишь смотреть на чарующий закат...
Солнце уже давно зашло, и где-то далеко в небе ярко горели звезды, когда Тора тихо шепнула:
- Кажется, я сейчас усну...
- Спи.
Джуу-о-шинкан вновь дотронулся губами до волос девушки, хотя знал – Тора мгновенно уснула. Как ни старался, он не мог прекратить думать о ней, захватившей его разум практически целиком.

Когда через пару недель Джуу-о его позвала, Зеллосу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что происходит. Он вежливо попросил у Торы прощения, и переместился к своей Госпоже.
- И где же ты пропадаешь, Зеллос?
Бистмастер смотрела на него сквозь бокал вина, и хотя Джуу-о-шинкан видел ее недовольство, он считал, что Госпожа находится в достаточно благожелательном расположении духа.
- Я пытался найти хоть что-то, достойное Вашего внимания, Джуу-о-сама.
- Нашел? – Зеллас едва усмехнулась, отпивая вино.
- К сожалению, ничего не изменилось. Жизнь в миру протекает до безобразия скучно, прошу прощения, Госпожа.
- Тогда, почему бы тебе не поискать еще? Ступай.
Зеллос поклонился и покинул Тронный Зал. Что-то подсказывало ему, что не стоит сообщать Госпоже о Торе раньше времени... Если вообще стоит.
- Работа? – Девушка привычно ухмыльнулась, кусая спелое яблоко и изучающее глядя на монстра.
- Это секрет. – Таинственный Священник привычно покачал пальцем, прищурив один глаз, заставив девушку рассмеяться.
- Чего и следовало ожидать.

Они шли ночью по одной из улиц Сайраага и разговаривали о силе магов, в небе светила полная, дул холодный ветер, и Зеллос подумал, что Тора дрожит от холода.
- Что-то случилось? – Он остановился и внимательно посмотрел на Тень Хаоса, лицо которой стремительно бледнело.
- Как я могла забыть...
Джуу-о-шинкан, прежде чем задать следующий вопрос, обнял ее, укрывая своим плащом, надеясь, что Тора просто замерзла.
- О чем забыть?
Но Тень Хаоса не отвечала, лишь продолжая дрожать. Мазоку чувствовал, что она беспокоится и чего-то боится – и эти ощущения были ему неприятны. Хотелось согреть ее, хотелось, чтобы она снова улыбалась и радовалась – чувство ее тревоги вызывало почти физическую боль во всей его сущности.
- Тора, успокойся, все будет хорошо. Только слушай меня... Я здесь, рядом, не надо так волноваться... Тора...
Зеллос все пытался ее успокоить, но девушка дышала все тяжелее, пока не начала кашлять. Он почти с ужасом понял, что боится за нее – именно сейчас, когда Тень Хаоса почти задыхалась в кашле и продолжала дрожать в его объятьях, когда стало ясно, что она продолжает стоять только потому, что мазоку прижимает ее к себе, не позволяя упасть...
- Что же все-таки с тобой происходит...
Джуу-о-шинкан переместился в комнату в гостинице, и уложил Тору на кровать. По ее лицу легко читалась невыносимая боль, но Зеллос совсем не знал, что же ему делать. Поэтому когда через несколько часов Тень Хаоса просто вырубилась, перестав дрожать и корчиться от боли, он сначала облегченно выдохнул, слушая ее тихое дыхание и чувствуя, что все будет нормально.
Утром, когда девушка пришла в себя, первым делом она увидела немного обеспокоенного мазоку.
- Ты поэтому исчезала каждый месяц? Кстати, что с тобой было?
- А ты, что, испугался? – Удивленно переспросила она, но Зеллос покачал головой.
- Тора, пожалуйста, ответь мне.
- Да. Приступы каждый месяц. Это с рождения.
- Но все будет хорошо?
И Тень Хаоса улыбнулась, пусть и слабо, видя беспокойство на лице Джуу-о-шинкана. «Значит, я действительно не ошиблась. Значит, я не зря пустила все на самотек и позволила себе превысить рамки... Значит, осталось не спугнуть».
Видя ее улыбку, Зеллос понял, что она правда не умрет.

- Скажи, ты любишь смотреть на звезды?
Тора откинула голову назад, смотря на монстра снизу вверх и чуть прижимаясь к нему спиной. Джуу-о-шинкан уткнулся носом в ее волосы и ответил не сразу.
- Пожалуй, люблю.
Тень Хаоса улыбнулась, чуть погладив его по щеке. Сидеть ночами на деревьях и смотреть на звезды уже входило в привычку у обоих, пусть сейчас звезд было не разглядеть из-за туч. Так было теплее, так было... волшебнее. Зеллосу казалось, что он утопает в ауре Торы – загадочной, манящей, сводящей с ума. Изредка он ловил себя на мысли, что готов просидеть так с ней рядом всю жизнь, и это желание совсем не поддавалось анализу. Как не поддавалось все, связанное с этой девушкой...
- А гулять под дождем? Любишь?
- Хочешь проверить?
С неба уже упали первые капли воды, и Тора переместила их на одну из городских улиц. Ее заливистый смех был слышен даже сквозь дождь, а Зеллос не мог не улыбаться ей в ответ, как не мог отвести взгляд. Тень Хаоса кружилась под дождем, ловя капли в руки, и тянула Джуу-о-шинкана за собой. Она выглядела так, будто немного пьяна, и ее глаза словно светились золотом. Зеллос обнял ее, как уже привык делать, поправил выбившуюся прядь волос. А Тора, проведя пальцами по его щеке и губам, неожиданно его поцеловала.
Мазоку просто был не в силах ей не ответить, и мир исчез, словно его никогда и не существовало. Он никогда еще не чувствовал себя так – словно он свободный и гордый ветер, и в то же время просто небольшая капля воды, упавшая с неба; словно все чувства пронзили его разом, и он ощущал невообразимую легкость, и вместе с тем тяжесть. Хотелось кричать миру о том, что он чувствует, и  точно также хотелось от этого выть...

Он как в тумане помнил свой безумный смех, и такой же смех Торы; как она целовала его и что-то шептала, но он не мог разобрать, что. Как закончился дождь, и они переместились в гостиницу – Тора тут же уснула с улыбкой на губах, а из ее рюкзака вывалилась небольшая тетрадка. Как Зеллос бегло читал ее, но не имел сил удивляться правде о личности Тени Хаоса, потому что тетрадка оказалась ее личным дневником. Как на него накатил необъяснимый страх от нежданной бури эмоций и информации. Как он бежал куда-то в ночной тьме, прочь от девушки, заполнившей собой все его мысли...

0

21

Проду ждем))

0

22

Часть тринадцатая. Неразбериха.

Золотой свет рассеялся, и люк со скрипом выдвинулся наружу. Вальтерия, который за последние несколько секунд и физически стал выглядеть лет на двадцать, попятился к стенке. Из отверстия в полу вылез мальчик лет одиннадцати, тряхнул русой копной волос и с легким смешком поинтересовался:
- Интересно, что здесь делает Древний? Вот уж не думал, что кто-то из вас не побоится сюда прийти...
- Я последний Древний. – Нехотя признал дракон.
Рубаки непонимающе переглянулись. В повисшей в воздухе тишине был слышен дождь, что шел наверху. Мальчик же отряхнул свой белый костюм, и скептически обвел взглядом всю компанию.
- А катализатор где?
- Ката… что? – Не подумав переспросил Гаури, хотя оплеуху все же не получил.
- Что еще за катализатор, мальчик? – С нотками недоверия поинтересовалась Лина, чуть прищурившись. Мальчик же рассмеялся.
- Странные у тебя друзья, Древний. Ты им, что, ничего не рассказал?
- А что я должен был им рассказать, когда... – Но договорить Вальтерии не дал Зелгадис, которого все эти бесконечные загадки порядком достали.
- Да объясните вы толком, что происходит!
- В начале было бы неплохо узнать, какими сведениями вы располагаете, но...
- Слушай, парень, не зли меня? – Размяла руки Инверс, уже готовясь применять Драгу Слейв, но мальчик примирительно замахал руками.
- Бзз… Во-первых, я Асахи. Приятно познакомиться, так сказать. Во-вторых, Древние Драконы уже очень давно меня здесь заточили... Считать, если честно, порядком надоело. Однако, Древние были не дураки... – Асахи мрачно покосился на Вальтерию, который нервно стоял у стены. – И освободить меня можно только при помощи катализатора.
- Стоп-стоп-стоп... Что выступало катализатором-то? – Мотнул головой Терим, пытаясь сопоставить свое предположение с действительностью.
- Смешной ты, дяденька. Я только странную ауру чувствовал.
- А Торы – сан здесь нет... – Немного растерянно огляделась Филия. Рубаки поспешили осмотреться, но Тени Хаоса здесь, правда, не было. Как и Таинственного Священника.
- Зеллос – сан, по-видимому, остался наверху, как и Тора – сан... – Почесала затылок Амелия. Эмиссар нахмурился, повернувшись к Древнему Дракону лицом.
- Вальтерия, скажи мне, что все это не имеет между собой связи...
- Я вынужден Вас огорчить, Терим – сан. Но Тора действительно катализатор...
- Черт! – Крикнул химера, и, уничтожив дверь фаерболом, устремился наверх. Остальные рубаки направились вслед за ним, как и посмеивающийся над всей этой ситуацией Асахи.

Зеллос широко раскрытыми в удивлении глазами смотрел на Тору, которая потеряла сознание сразу по окончании поцелуя. Если бы он не чувствовал биения ее сердца, то подумал бы, что она умерла. Хотя, обморок Тени Хаоса был не единственной причиной внезапному выпадению мазоку из реальности. Джуу-о-шинкан не мог так быстро принять утерянные воспоминания, к тому же, последняя их часть была слишком уж смутной. Он как сейчас чувствовал свое замешательство после прочтения дневника Торы, но никак не мог вспомнить, что именно так его шокировало. Вдобавок ко всему, он окончательно запутался в своем отношении к этой девушке...
Только после того, как разозленная Филия ударила его булавой, выкрикивая что-то нечленораздельное, Зеллос заметил, что рубаки уже вернулись. Зелгадис стремился отобрать у него свою сестру, но что монстр понимал, так это то, что Тень Хаоса он отпускать не намерен. Бережно взяв девушку на руки, Джуу-о-шинкан прыгнул на крышу здания, не произнося ни слова.
- Ты, мерзкий намагоми, что здесь произошло?! – Надрывалась Филия. Химера тихо ругался, буравя Таинственного Священника взглядом. Терим напряженно думал, смотря на то место, где только что стоял Зеллос с Торой. Амелия что-то тихо доказывала Сильфиль. Вальтерия с беспокойством смотрел на Тору, ощущая себя виноватым в происходящем. Асахи почти во весь голос смеялся, кружась под дождем. Лина смотрела на него с раздражением, и терпение ее быстро куда-то улетучивалось.
- Я не спущусь вниз, пока все не успокоятся. – В конце концов произнес мазоку, уставший смотреть на это представление, и наконец-то заметивший нового человека. – И этот белобрысый в том числе.
- Я бы на твоем месте был поосторожнее, Зеллос. – Невесело хмыкнул Древний Дракон, косясь в сторону Асахи.
- Слушай, Древний, хватит панику наводить? Приятно познакомиться, монстр. Мне очень интересно, каков был механизм приведения катализатора в действие?
- Да объяснит мне кто-нибудь, о чем вы говорите? – Снова подал голос Гаури, до этих пор лишь разглядывающий всех остальных.
- Ну ты и кретин, - не удержалась Инверс и стукнула его кулаком по голове. – Асахи запечатали при помощи необычного ключа – катализатора – и только с его помощью можно было открыть тот люк! Как оказалось, этим ключом была Тора. Так, Валь?
- Так. – Кивнул Вальтерия, продолжая коситься на Асахи. – Но в тот раз от Торы совсем ничего не требовалось...
- Тогда почему сейчас она без сознания? – Мрачно поинтересовался Зелгадис. – Зеллос, отвечай, что ты сделал?!
- Джуу-о-шинкан, верни мне дочь. – Прекратил свое молчание Терим, выжидающе глядя на монстра.
- Я не знаю, почему Тора упала в обморок, - честно признался Таинственный Священник, - Но я вам ее не отдам.
- Что ты задумал, мерзкий намагоми?! – Драконица почти буквально кипела от злости, а ее хвост неустанно мотался из стороны в сторону.
- Филия – сан, ну почему вы постоянно в чем-то меня подозреваете... Да и, на жезле говорилось о Забытом Солнце, как-никак. А из ваших сумбурных разговоров я понял, что нашли вы лишь этого мальчика...
- Господин монстр, вообще-то я и есть Забытое Солнце. – Поправил Зеллоса Асахи. Повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь последними каплями дождя.

Через пару минут Вальтерия официальным тоном рассказал, что Тора попала в прошлое, хотя уточнять, как именно, не стал. Близилась война с Золотыми Драконами, и Древние решили запечатать Солнце и Луну по отдельности друг от друга. Тень Хаоса же согласилась поспособствовать заклинаниям драконов, и когда они запечатали Асахи, она вернулась в свое время. О самом механизме запечатывания Вальтерия ничего не знал. Как и о том, кто такие Солнце и Луна.
Асахи, фыркнув, попытался добиться какого-либо ответа от Зеллоса, но монстр лишь тревожно смотрел на Тень Хаоса и молчал. Сейчас его даже больше, чем прежде, раздражало, что все лезут в их с Торой отношения. «Отношения? А ведь да... И Сейрунская принцесса оказалась права. Иначе сложно объяснить это странное прошлое. Я не помню, чтобы мне было что-то от Торы нужно, мне просто было с ней хорошо... Какая ирония – я вспомнил практически все, но не нашел ответа на большинство своих вопросов».
- Так, Асахи, может быть, ты объяснишь, кто ты такой? – Снова не выдержала Лина. Все же, они так долго искали сначала жезл, а потом Храм, а нашли в результате лишь какого-то странного пацаненка.
- Мое имя буквально означает «Восходящее солнце». Собственно, я, как и Тсуки, Дракон Хаоса...
- Это невозможно. – Отрезал Терим, сощурив глаза.
- Почему же? – Даже несколько удивленно переспросил мальчик.
- Потому что все Драконы Хаоса были уничтожены Разрушителем. – Ни секунды не колеблясь ответил Эмиссар. – И произошло это задолго до истребления Древних Драконов...
- А вот и нет. Вы, как я погляжу, очень осведомлены. Но недостаточно. Я и Тсуки – последние Драконы Хаоса.
- Ты сказал, что чувствовал лишь странную ауру, когда тебя запечатывали? – Склонил голову набок Терим. Было необходимо уточнить этот вопрос, ведь Дракон Хаоса не мог не узнать Хаоса в ауре Торы. Но из всех рубак о Тени Хаоса знали лишь трое – сам мужчина, Зелгадис, да Джуу-о-шинкан – значит, спрашивать напрямую было нельзя. Лишние проблемы ведь никому не нужны...
- О да. Странную для всех. – Асахи прекрасно понял суть вопроса Терима.
- Эй, люди, вы о чем? – Растерянно озирался по сторонам Гаури, но тумаков ему никто давать не собирался. Не один мечник не понимал, о чем ведется речь.
- Вальтерия – сан, а о том, по каким причинам Древние Драконы запечатали Асахи и Тсуки, вы тоже не в курсе? – Вежливо поинтересовался Зеллос, не сводя взгляда с Торы. Дракон лишь отрицательно покачал головой, недовольно наблюдая за монстром вместе с Зелгадисом.
- Хорошо, Валь не знает. Но ты-то сам должен знать, Асахи? – Спросила Лина. История Драконов Хаоса ее волновала гораздо больше, чем состояние Торы, да и Филия с Амелией полностью переключили свое внимание на мальчика.
- Конечно. Древние считали нас слишком опасными, ведь мы сильнее их. Получили наши знания, и, ужаснувшись, решили избавиться. Они забыли и Солнце, и Луну, что когда-то им помогали... И как раз вовремя им подвернулась эта девушка, ставшая катализатором заклинания.
- Что-то мне это напоминает... – Задумалась Сейрунская принцесса. Драконица же и вовсе беззвучно роняла слезы.
- Кстати, где жезл? Тсуки можно освободить тоже только с его помощью, и при содействии катализатора. – Совершенно спокойно осведомился Асахи.
- Мы оставили его... Сейчас принесу... – В расстроенных чувствах всхлипнула Филия, и убежала за жезлом.
И все снова замолчали. Теперь оставалось только понять, что же произошло между Зеллосом и Торой, но Джуу-о-шинкан упорно не желал ничего говорить, как и отпускать девушку. Зелгадис смотрел на них и злился – в его голову приходили самые невероятные идеи, какие только могли, и если бы не Тень Хаоса на руках у этого монстра, то химера точно попытался бы его убить. Терим к этому относился гораздо спокойнее, по крайней мере, желания убить священника Бистмастер его не посещало. Однако он волновался за Тору, и как оказалось, не зря.

Открыв глаза, девушка сладко потянулась, после чего легонько поцеловала Зеллоса в щеку.
- А дождь уже закончился?
Вальтерия и Зелгадис уставились на Тору так, будто видели ее впервые в жизни. Хотя и остальные рубаки были удивлены никак не меньше. Сама Тень Хаоса обвела компанию непонимающим взглядом и на полном серьезе поинтересовалась:
- Зеллос, а кто эти люди? Кстати, почему на мне надето платье...
Мазоку, до этого просто находившийся в ступоре, поперхнулся воздухом.
- Тора, ты что, не помнишь? Это Вальтерия, это твой брат Зелгадис... – Начал было перечислять Джуу-о-шинкан, но девушка его перебила.
- Из всех здесь присутствующих я знаю только тебя и Терима. Кстати, ты-то чего здесь забыл?
Но Эмиссар ей не ответил, потрясенный фактом амнезии его дочери. Собственно, никому из присутствующих не приходило в голову ничего, что можно было бы сказать в данной ситуации. И как раз вовремя вернулась Филия.
- Тора – сан, вы очнулись? Что этот мерзкий монстр с вами сделал?
- Зеллос, а это кто такая? И вообще, пошли отсюда. – Улыбнулась Тень Хаоса, пальцами расчесывая волосы мазоку.
- Мы не можем идти, Тора. – Покачал головой священник Бистмастер. – Ты не помнишь, но ты путешествуешь с этими людьми...
- Все ясно. – Тон девушки тут же похолодел, и она прекратила нежничать с Джуу-о-шинканом. – Я все же ошиблась, и ничего не сработало. И, к твоему сведению, я помню все!
Не дожидаясь ответа, Тора просто исчезла. Несколько минут рубаки пытались переварить свалившуюся на них информацию, но первым заговорил Асахи.
- И куда она ушла? Нам ведь нужен катализатор!
- Мальчик, прекрати так ее называть. Ее зовут Тора. – Немного раздраженно отозвался Зеллос. Сейчас он не мог решить, как ему лучше поступить – сразу кинуться искать Тень Хаоса или остаться с рубаками и узнать больше ценной информации.
- Кстати, с чего ты взял, что мы куда-то идем по твоей прихоти? – Хмыкнул Вальтерия, подходя ближе к Асахи. – Это далеко не факт, что мы пойдем освобождать Луну.
- А ты посмелел, Древний. – Мальчик ухмыльнулся в ответ. – Еще десять минут назад ты меня ужасно боялся.
- Валь, ты же сам сказал, что ничего толком не знаешь! Мы слишком далеко зашли, чтобы бросать дело на полпути! – Возмутилась молчавшая до сего момента Лина. – Да и мир не перевернулся оттого, что мы освободили Асахи.
- Зеллос, ты так и не ответил Филии, что ты сделал с Торой. – Сжимая кулаки напомнил монстру Зелгадис. Вокруг него почти буквально витала аура крайнего недовольства и злости.
- Вы параноики! С чего вы взяли, что я виноват, я и сам ничего не понимаю. – Фыркнул Джуу-о-шинкан, с вызовом смотря на химеру.
Амелия уже открыла было рот, чтобы произнести свою речь о справедливости – ведь наконец-то такой подходящий момент – как Зел со всей дури ударил монстра кулаком в челюсть. Священник Бистмастер пошатнулся, но не упал. Ухмыльнувшись, он рукавов вытер потекшую кровь, хотя настоящего ущерба этот выплеск эмоций ему не нанес, скорее даже наоборот.
- У вашей злости очень интересный привкус, Зелгадис – сан.
- Во имя Справедливости – прекратите! – Успела вставить Сейрунская принцесса, пока Грейвордс-младший снова не набросился на Джуу-о-шинкана с кулаками. – Я считаю, что мы просто обязаны помочь Асахи, но прежде чем мы отправимся в путь, мы все должны успокоиться!
- Зелгадис, да что на тебя нашло? – Искренне удивилась Инверс, даже забыв на время о Драконах Хаоса.
- Амелия – сан права, нам всем стоит утихомириться... – Тихо вмешалась в разговор Сильфиль, до этого стоявшая в стороне вместе с Гаури.
- Замолчали все! – Внезапно рявкнул Терим, пока кто-то не успел завязать очередную перебранку, хотя и не был уверен, что это сработает. Однако, рубаки действительно замолчали, переведя свои взгляды на Эмиссара. Мужчина кашлянул, и уже тише добавил, - Я считаю, что сейчас нам всем стоит устроить привал и лечь спать. А завтра с утра на свежую голову мы разберем все по порядку.
Компания с его мнением согласилась, только Зелгадис отнесся к этому решению с некоторой неохотой. Он был на взводе, и стремился поставить все точки над “i” с Зеллосом сразу же. Сам монстр внешне был невозмутим, а на химеру так и вовсе внимания не обращал. Джуу-о-шинкан решил все же искать Тору сейчас, но Терим обломал и его планы.
- Нужно поговорить. – Шепнул Зеллосу мужчина как раз тогда, когда мазоку собирался перемещаться.
- Как пожелаете, Терим – сан. – С легким кивком согласился священник Бистмастер, и они отошли от остальных на небольшое расстояние.
- А теперь расскажи мне, что произошло.
- И вы туда же... – Закатил глаза монстр. – Сколько можно? Это касается только меня и Торы, и больше никого.
- Джуу-о-шинкан, не забывай, что я все-таки ее отец. И я имею право знать.
- Нет, не имеете. Я сам разберусь с тем, что случилось.
- Тогда хотя бы послушай моего совета – не ходи искать ее сегодня. Я знаю свою дочь лучше тебя. – Горько усмехнулся Терим. Он в целом рассчитывал услышать именно то, что услышал, но ведь надежда умирает последней. «Что ж, значит, придется разбираться самому. Вот ведь упрямый мазоку, совсем как его создательница».
- Послушаю, Терим – сан. – Вновь кивнул Зеллос, и переместился на ближайшее дерево, погруженный в свои размышления.
Эмиссару же перед сном предстоял еще один разговор. Он уже направлялся к месту привала, как из-за ближайшего дерева возникла Диана.
- Влип ты, как я погляжу. – Усмехнулась Арбитр, всем своим видом демонстрируя радость от незадачливого положения мужчины. – Ай-яй, как нехорошо.
- Диана, мне сейчас не до тебя. – Устало и отчасти рассерженно ответил Терим, продолжив свой путь в надежде, что женщина хотя бы раз внемлет его словам.
- Ах, не до меня тебе? За своим отпрыском нужно было лучше следить, и никаких проблем бы не возникло. Ты хоть в курсе, что Древний Дракон не зря паникует?
- Мне чудится, или ты внезапно решила мне помочь? Да нет, с небес ведь не падает черного снега.
- Язви-язви. Недолго тебе осталось. И я, в отличие от тебя, всего лишь выполняю свою работу должным образом. Так что будь осторожен во всей этой беготне, если тебе дорога твоя жизнь... Или существование этой Тени.
- Шла бы ты... выполнять свою работу дальше. – Хмыкнул мужчина, почти с ненавистью глянув на Арбитра.
- Всего хорошего. – С презрением ответила ему Диана, исчезая в ночи.

Тора переместилась в один из близлежащих городов. Улица была слабо освещена фонарями, и на первый взгляд девушка была здесь единственной прохожей. «Нет, ну это ж надо было так ошибиться... И все-таки, откуда платье, где мой привычный наряд? Хотя, стоит заметить, платье тоже хорошо. А может быть, я слишком рано ушла, и Зеллос просто не успел всего понять? Во всяком случае, там слишком много посторонних, если он хоть что-то понял, то сам меня найдет».
Тень Хаоса быстро успокоилась, и решила пройтись по безлюдному ночному городу, с легкой улыбкой на лице. Но этой ночью она была здесь не одна.
- Что такая милая девушка делает на улице одна, да еще и в такое время суток? – Спросил некто из-за угла, явно юношеским голосом.
- Я отвечу, только если увижу Вас. Иначе это будет нечестно. – Тора улыбнулась, оглядываясь по сторонам. Таких ситуаций она совсем не пугалась, наоборот считая их отчасти забавными.
- Что ж, я не скрываю своего лица.
Незнакомец вышел ей навстречу, и Тень Хаоса решила, что это будет интереснейшее знакомство.

0

23

Часть четырнадцатая. Споры.

- Просто я не понимаю, Филия! Не по-ни-ма-ю! – Вздохнул Зелгадис, взявшись руками за голову. Остальные рубаки уже спали, и только химера с драконицей сидели в отдалении от них без сна. Точнее, не мог спокойно спать один лишь Зел, а жрица Карю-о-сама пыталась как-то ему помочь и его успокоить. Хотя и самой Филии было как-то не по себе от всего случившегося, она понимала, что парень переживает не в пример сильнее.
- Мы все ничего не понимаем, Зелгадис... Драконы Хаоса, - голос девушки невольно дрогнул, - потеря памяти Торы, поведение Зеллоса... Но если ты будешь так переживать, то вряд ли сможешь что-нибудь узнать.
- Я точно уверен, что Зеллос виноват в произошедшем с Торой. Вопрос только, как именно... Разве ты со мной не согласна?
- От него можно всего ожидать, в этом ты прав... Но бесполезно лезть к нему с кулаками, он ведь монстр. Хотя меня насторожил тот факт, что у него пошла кровь.
- Тоже заметила? У мазоку ведь нет как такового физического облика, это лишь фикция... Когда Вальгаав его сильно потрепал, это было видно и на физическом плане, но крови не было.
Драконица и сама вздохнула, положив руку на плечо Зелгадису.
- Ты ведь столько путешествуешь с Линой. Было бы странно, если бы все шло размеренно и спокойно... Так что лучше постарайся успокоиться и уснуть, а там уж будем думать на свежую голову.
- Спасибо, Филия. – Слабо улыбнулся химера, и они вернулись к месту привала, хотя уснуть парень смог только через пару часов напряженных раздумий.

Зеллос тем временем отправился с докладом на Волчий Остров, ведь для Джуу-о он верный слуга, для которого не существует понятия «не вовремя».
- Итак, Зеллос... – Бистмастер откинулась на спинку трона, внимательно глядя на мазоку. – Чем ты меня порадуешь?
- Команда Лины нашла Забытое Солнце. Им оказался Дракон Хаоса Асахи, один из двоих последних. Его и Луну некогда запечатали Древние Драконы, как нечто опасное. Однако истреблены Драконы Хаоса были не ими, а неким Разрушителем. В данный момент они отдыхают, с целью отправиться на поиски Тсуки. – Отрапортовал Джуу-о-шинкан, ожидая вопросов и надеясь, что они не прозвучат. Однако его надеждам не суждено было сбыться.
- Как интересно... И что требовалось, что освободить Забытое Солнце? И что там с Торой и Теримом?
Благодаря чудовищной силе воли Зеллос остался невозмутим. Но ответить правду на вопросы Госпожи – значит навлечь гнев Повелителя Кошмаров...
- Чтобы снять печать и освободить Асахи, потребовалась сила Терима Грейвордса. Когда Древние запечатывали Солнце, они использовали силу, подобную силе этого мужчины, что являлось катализатором заклинания. Тора, не дождавшись от Дракона Хаоса ответа, как ей стать обычным человеком, скрылась в неизвестном направлении.
- Хм... Терим Грейвордс... – Владыка Зверей медленно повторила это знакомое имя. Вот уже долгое время она не слышала о нем совершенно ничего, и даже успела совсем о нем забыть, но вот снова этот мужчина появился в поле ее деятельности. «Неспроста, ой как неспроста... И ведь даже не шифруется, а ведь должен бы. Хотела бы я снова тебя увидеть, Терим». – Это прекрасно, прекрасно. Иди, Зеллос...
Мазоку поспешил удалиться, оставив Госпожу наедине со своими мыслями. Только вернувшись к рубакам он понял, что на этот раз Джеда не поджидал его после доклада. И в свете последних событий, все набирающих обороты, это Зеллосу совсем не нравилось.

«Утро добрым не бывает» – думал Терим, удрученно наблюдая за разговором их шумной компании. Хотя разговором творящийся в лагере рубак балаган назвать было сложно – каждый пытался настоять на своем, и в результате никто никого не слышал. От стоявшего шума у Эмиссара уже начинала болеть голова, так что мужчина решил взять контроль в свои руки.
- Так, давайте все-таки не будем говорить все одновременно, ладно? – Перекрикивая всех поинтересовался старший Грейвордс. И рубаки все же замолчали, рассаживаясь вокруг кострища.
- А теперь по порядку. Лина?
- Что Лина? Я лично считаю, что искать Тору бессмысленно, а найти и освободить второго Дракона хаоса мы как-нибудь и без нее сможем. В конце концов...
- Да сколько раз вам можно повторять, без катализатора нельзя открыть люк! – Тут же возразил Асахи, выглядящий даже мрачнее, чем Зелгадис.
- Асахи–сан, я уже просил вас вчера – прекратите называть Тору–сан катализатором. – Несколько раздраженно заметил Джуу-о-шинкан, покосившись в сторону Дракона Хаоса. – Она не какая-нибудь вещь, чтобы так о ней отзываться.
- Странные слова для существа, которое в принципе не считается с ее желаниями, тебе не кажется, Зеллос? – Хмыкнул химера, даже не смотря в сторону мазоку. – Или скажешь, что я не прав?
- Вы так уверены, что знаете желания своей сестры, Зелгадис–сан? – Чуть приподнял бровь мазоку на вопрос Грейвордса-младшего. – Я бы не стал на вашем месте так высказываться, будучи не в курсе всего.
- Я на своем месте, монстр. – Тут же сжал руки в кулаки химера.
- Как можешь ты так говорить, мерзкий намагоми! Даже если мы недостаточно знаем Тору–сан, мы достаточно знаем тебя, чтобы так утверждать. – Вспылила Филия, в то же время успокаивающе положив руку на плечо Зелгадису.
- По-моему, вы сейчас отклонились от темы. – Заметил тем временем Вальтерия. – Меня конечно тоже интересует этот вопрос, но для начала все же стоит найти саму Тору, не так ли?
- Древний, да ты делаешь успехи! Наконец-то ты признал, что мы идем освобождать Тсуки! – даже чуть улыбнулся Асахи, но Валь лишь закатил глаза.
- Неправильный вывод. Я считаю, что нужно найти Тору, но это вовсе не значит, что мы должны идти освобождать Тсуки, понятно тебе?
- Но Вальтерия–сан... – Неуверенно начала Амелия. – Вы ведь должны понимать Асахи, разве нет? Во имя Справедливости мы должны ему помочь...
- Амелия–сан! – Шумно выдохнула драконица. – Не стоит напоминать Валю...
- Филия, все в порядке. Однако Амелия видимо кое-что прослушала. Драконы Хаоса были уничтожены Разрушителем, не нами. Мы всего лишь запечатали двух последних Драконов...
- Так ли принципиальна разница, Древний? Конкретно ты-то вообще ничего не знаешь! – Возмутился Асахи. – Почему тебе так сложно признать, что вы просто испугались и ошиблись?
- А вот сейчас уже вы отклоняетесь от основной темы, как мне кажется. – Ухмыльнулся Зеллос, кивая в сторону Инверс. – Так как Лина–сан все равно пойдет к Храму Луны, разве я не прав?
- Конечно! Неужели мы зря потратили столько времени! Да и я хотела бы вас о многом расспросить. Но все-таки, зачем нам обязательно нужна Тора? Разве, скажем, Терим не сможет ее заменить?
- О, Повелитель Кошмаров, ну сколько раз вам всем повторять! Нужен именно  катализатор, который невозможно заменить! Не-воз-мож-но! Без нее все бессмысленно! – Взялся за голову Дракон Хаоса
- Почему нельзя заменить? – Склонил голову набок Гаури, до сих пор просто молча слушавший разговор.
- Потому что это особенности заклинания...
- Особенности заклинания? Я понимаю логику Древних, но невозможно завязать заклинание на определенного человека! А раз так, то Терим или Зелгадис вполне могут ее заменить. – Стояла на своем Лина.
- А я тебе говорю, что все гораздо сложнее, этот катализатор невозможно заменить. – Не отступался и Асахи.
- Сколько раз мне просить вас не называть Тору–сан катализатором? – Снова спросил у дракона Зеллос, приоткрыв глаза.
- Да что такого особенного в этой Торе? Расскажите мне, я с удовольствием послушаю! – Все же взорвалась Инверс, подскакивая на ноги. Все снова замолчали. Те, кто знал, кто такая Тень Хаоса, не могли этого рассказать, ну а незнающие оказывались в такой же ситуации, как и сама волшебница. – Никто? В таком случае, мы вполне можем не тратить время на ее поиски, и попробовать освободить Тсуки с другим катализатором. Вопрос, как мне кажется, закрыт.
- Позвольте, Лина–сан. – Зеллос тоже поднялся со своего места. – Я итак собирался это предлагать... Может быть, пока вы будете продвигаться к Храму Луны, я один займусь поисками Торы–сан? Так мы...
- Почему это поисками Торы займешься именно ты? – Пришла очередь химеры вскакивать на ноги. – Ими вполне могу заняться я, или отец...
- Смею вам напомнить, Зелгадис–сан, что ваша сестра вас не помнит, равно как и всех остальных. А насчет вашего отца... Ответите, Терим–сан?
- Уж мне точно не стоит ее искать. Тора просто не станет меня слушать и сбежит. – Покачал головой Эмиссар, вздохнув.
- По-моему, это действительно неплохая идея... – Тихонько подытожила спор Сильфиль. В компании снова повисло тяжелое молчание. Не только Зелгадис, но и Вальтерия с Филией были недовольны тем, что искать Тень Хаоса отправляется Джуу-о-шинкан. Впрочем, всем остальных эта идея и правда показалась прекрасным решением проблемы, даже не смотря на столь непонятные отношения Торы и Зеллоса. Последний же, не теряя времени, удалился.

- Ох, не нравится мне все это, Филия, не нравится... – Покачал головой Зелгадис. Рубаки шли уже целый день, и только под вечер атмосфера, наконец, разрядилась. – Ничего удивительного в том, что Зеллос скрывает важную информацию, нет, и все-таки мне кажется, неправильно было позволять ему одному отправляться на поиски.
- Я понимаю твои чувства, но... Может быть, им действительно стоит разобраться самим, Зел? Потому что мне кажется, что и сама Тора многое скрыла, так что мы при всем желании вряд ли можем действительно помочь.
Химера хотел было возразить, но передумал. Все же, в словах драконицы был смысл – Тень Хаоса действительно умалчивала слишком много, и возможно даже больше нелюбимого ими обоими монстра. Хотя нельзя было сказать, будто химеру такой вывод успокоил, скорее наоборот – парень волновался за сестру еще больше прежнего. Но сделать ничего не мог.
- Их личное дело... Что ж это за дело такое, что Тора теряет память, а Зеллос себя странно ведет?
- Если бы кто-то из нас знал, Зелгадис, вряд ли сохранил бы в тайне. – Даже чуть рассмеялась Филия. – Не стоит слишком забивать себе этим голову, в конце концов, даже в таком развитии событий есть свои плюсы – у Зеллоса больше шансов быстро найти Тору, чем у нас.
Химере ничего не оставалось, кроме как согласиться, повинуясь доводам логики. «Ведь и в прошлый раз ее нашел Зеллос, пусть отец мне этого не сказал точно».

- И все-таки жаль, что тот монстр ушел, он ведь так и не ответил мне на мой вопрос. – Несколько раздосадовано говорил сам с собой Асахи, хотя возмущенность эта была скорее напускной. – Как все-таки катализатор приводили в действие...
- Да с чего ты взял, что должен быть какой-то механизм, а? – Раздраженно же поинтересовался Вальтерия. – Насколько мне известно, при запечатывании от Торы вообще ничего не требовалось.
- Ну, так то при запечатывании, Древний. Тогда заклинание произносили, и оно служило механизмом. Вы-то заклинаний никаких не читали, так что катализатор был приведен в действие чем-то другим.
- Никогда не подумал бы, что соглашусь с Зеллосом, но хватит называть ее неодушевленным катализатором! У меня, между прочим, тоже имя есть...
- Ой, Древний, не тебе обижаться – я столько лет просидел один в этих ваших подземельях! Но я ведь ничего по этому поводу не говорю.
- Асахи–сан, раз уж зашла об этом речь... А почему вы так выглядите? – Заинтересованно спросила Сейрунская принцесса, поравнявшись с двумя драконами. – Вам же должно быть уже много лет.
- Как хорошо, что хоть кто-то об этом спросил. – Рассмеялся мальчик, глянув на девушку. – А как тебя зовут?
- Я Амелия Вил Тесла Сейрун, Принцесса Сейруна. – Улыбнувшись, представилась она.
- Так вот, Амелия, мне действительно много лет, но выглядеть я могу на любой возраст. Особенность у нас такая.
- А какие у вас есть еще способности? – Тут уж к разговору присоединилась и Лина, до этого шедшая в отдалении. – И знания? Вообще, расскажи о вашей расе, ваших знаниях?
- Лина, Лина... В этих знаниях вряд ли есть что-то интересное для тебя. Да и лень мне. – Развел руками мальчик. – Вон, у Древнего спроси, он подтвердит. Нэ?
- Я, правда, не думаю, что эти знания стоит ворошить... – Осторожно сказал Вальтерия, на всякий случай отходя от волшебницы на несколько шагов. – Да и вряд ли ты найдешь в них что-то принципиально новое.
- Тогда зачем же мы идем к Тсуки, а? – Инверс хищно сверкнула глазами.
- Вот когда мы к ней придем и снимем печать, то может я что-то и расскажу. – Фыркнул в ответ Асахи.

Терим же, наблюдавший за всем этим, весь день мучался сомнениями. Обеспокоенность Зеллоса и амнезия Торы наталкивали на определенные мысли, которые мужчина не решался рассматривать глубже. И Дракон Хаоса, слишком настойчивый и спокойный для расы, некогда уничтоженной одной из личностей Эмиссара – Разрушителем. Мужчина начинал понимать опасения Вальтерии, хотя и не мог вспомнить точных причин уничтожения расы Драконов Хаоса. Хотя, пожалуй именно это и наталкивало на определенные опасения – Эмиссар не знал, чего ждать от безобидного на первый взгляд Асахи. А еще его, точно также как и Зеллоса, раздражала привычка дракона называть Тору катализатором.

Джуу-о-шинкан нашел Тень Хаоса, сидящую в кафе в явном ожидании. Причем, девушка была так поглощена ожиданием, что заметила мазоку далеко не сразу.
- О, какие люди... Прости, монстры. Приперся, значит?
- Тора, пожалуйста, объясни мне, что происходит. – Устало вздохнул Зеллос, присаживаясь за столик. Да, неожиданно для самого себя, Священник Бистмастер устал от всех недомолвок и неожиданностей.
- Вообще-то, Зеллос, я хотела задать тебе тот же вопрос. – Хмыкнула Тора, откидывая голову назад.
- Тора, с того дня, который ты считаешь вчерашним, прошло десять лет. Просто ты почему-то забыла... – Зеллос замолчал, но, видя тяжелый взгляд Тени Хаоса, продолжил рассказ. – Понимаешь, я испугался и отправил тебя в прошлое. Видимо, именно поэтому ты так остро реагировала на мое присутствие...
- Стоп! Ты отправил меня в прошлое? – Таллиум чуть не задохнулась от возмущения, поднимаясь из-за стола. – Почему?!
- Т-тора... – Джуу-о-шинкан запнулся, испытав при взгляде на Тень Хаоса почти те же эмоции, как когда увидел ее два месяца назад в магазине Филии. – Я до сих пор не помню, почему точно... Но я хотел себя обезопасить...
- Обезопасить, значит... – Девушка выдохнула, прищурившись. – Во значит как все... А я-то, дура...
- Тора, да скажи ты мне прямо, что произошло! Я ведь тогда был растерян и совершенно ничего не понимал! И до сих пор не понимаю...
- Неужели так сложно было понять, идиот?! Да ведь проще простого догадаться, что я тебя люблю!
Зеллос поперхнулся воздухом, ошарашено глядя на Тору, по лицу которой снова текли слезы. «Я не ослышался? Она сказала, что меня любит? Как она... Не понимаю, что это значит... Но это только еще больше все путает... Почему? Тора, почему?! Я не понимаю...»
Джеда, до этого момента стоявший в тени, и сам поперхнулся мороженным. Однако, в отличие от Джуу-о-шинкана, его удивление имело совершенно другую природу. Какая удача! Уж теперь-то он сможет прищучить Зеллоса в два счета, и он не сможет ничего сказать против. Ведь теперь у Джеды есть доказательства...
- Тора, пойдем. – Младший сын Джуу-о вышел из тени и подошел к девушке. – Я думаю, вам не о чем с ним больше разговаривать.
- Да, Джеда, ты прав... – Тень Хаоса вытерла слезы, в последний раз глядя на Зеллоса, и уходя вслед за братом.
Священник Бистмастер же не мог проронить не слова. Когда казалось, что главный сюрприз уже позади, из ниоткуда появился Джеда и увел Тору прочь...

0


Вы здесь » Slayers - Time Of Changes » Фанфики » Самый важный подарок